Оброк за крышу и ступеньки

12 июля 2004 в 00:00, просмотров: 448

В так называемом жилищном пакете, обсуждаемым сейчас Госдумой, есть такие законы, о которых полезно знать всем. В субботу депутаты приняли их во втором, решающем чтении.


Вот, например, земельный налог. Если фирма или гражданин взяли землю для возведения доходного дома или коттеджей на продажу, в течение трех лет проектирования и строительства с них возьмут земельный налог в двойном размере. Построил раньше — половину уплаченного тебе вернут. Затянешь дело больше чем на три года — плати налог в 4-кратном размере — и уже без возврата...

Что касается участков, взятых под индивидуальное жилищное строительство после 1 января 2000 года, с них станут брать земельный налог в двойном размере, если ничего не построят за 10 лет, и до тех пор, пока новый дом не зарегистрируют.

Но к 2007 году земельный налог и налог на имущество в отношении участков с постройками будет заменен налогом на недвижимость. А сколько нам придется платить за дачные участки с домиками и приватизированные квартиры — узнаем осенью. Второе чтение этого закона пока отложено...

Любой покупатель или продавец квартиры может при несчастливом стечении обстоятельств оказаться в роли добросовестного покупателя (продавца), лишившегося денег (квартиры) по вине мошенника. Далеко не всегда удается вернуть потерю, даже если суд, признавший сделку недействительной, зафиксирует, что вы лично ни при чем. Теперь же такие пострадавшие получат право на денежную компенсацию за счет госказны. Правда, размер компенсации не может превышать одного миллиона рублей (примерно 33 тысячи долларов). Значит, если вы “попали” на 70—100 тысяч долларов (реальная цена очень скромной квартиры на столичном рынке Москвы), есть шанс возместить лишь часть ущерба. Маленькая оговорка — право на компенсацию появляется лишь по сделкам, зарегистрированным после вступления в силу данного закона, а он до конца еще не принят...

Большой шум вызвало намерение прописать в Гражданском кодексе, что без согласия органов опеки и попечительства нельзя продавать лишь квартиры, в которых проживают дети, чьи родители лишены родительских прав или в них ограничены. Ко второму чтению число детей, в чью защиту смогут выступить органы опеки, увеличивается. Но формула придумана такая, что без поллитры не разберешься. “Опека” может затормозить продажу квартиры и в том случае, если в квартире “проживают оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника, о чем известно органу опеки и попечительства, если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц”. На недоуменные вопросы депутатов — как это понимать? — авторы поправки Георгий Боос, Екатерина Лахова и Павел Крашенинников отвечали: если органу опеки известно, что семья неблагополучная, он тоже сможет вмешаться и защитить интересы детей. Остается поверить им на слово.

Третье, окончательное чтение этих законов может состояться в конце июля — начале августа, когда депутаты соберутся на внеочередную сессию.




Партнеры