Дурдом терпимости

13 июля 2004 в 00:00, просмотров: 614

Наших политиков постоянно тянет на девочек. Не реже двух раз в год они задаются вопросом: стоит ли в России легализовывать проституцию? Дебаты движутся по накатанной колее: контроль, налоги, борьба со СПИДом (аргументы сторонников легализации); разврат не пройдет, защитим подрастающее поколение (аргументы противников)...

А пока политики работают языками, в Москве под носом у тех же госчиновников вполне официально работают настоящие бордели. Они зарегистрированы во всех инстанциях, аккуратно платят налоги. Правда, скромно именуются ночными клубами, стрип-барами или саунами. Но действуют абсолютно в открытую и с размахом.

По столичным заведениям публичного типа прошелся корреспондент “МК”.

Ночной клуб “Шандра” найти очень легко. Почему легко? Потому что в том же здании расположен городской Департамент муниципального жилья и жилищной политики, а напротив — целый комплекс зданий МВД. Заплатив 400 рублей, я тут же погрузился в пучину разврата.

— Приватная комната — 700 рублей, большая приватная комната — 2000 рублей. Отдыхайте! — сразу дала ЦУ бойкая администраторша. И показала апартаменты, включающие в себя столы, диваны и полумрак.

— А сколько стоит настоящий отдых? Ну, вы понимаете...

Администраторша, конечно, все понимала.

— Это как с девочками договоритесь, — сказала она, но точных расценок называть не стала. Мол, разогрейся пока.

И я, поглядывая на почти одетых девиц, тусовавшихся вокруг столиков, сел к стойке бара, заказал пива и стал ждать разврата. Он начался всего через три минуты. Вдруг кто-то принялся чесать мне спину.

— Здравствуйте! — сказала чесальщица. — Можно я для вас потанцую?

— И какова цена ваших танцев?

— А... Сколько не жалко!

По расценкам клуба клиенту должно быть не жалко 50 долларов (не считая аренды приватной комнаты). Но в этих танцах ничего запретного нет. Обычный стриптиз...

От танца я отказался. Но девушки как по команде подходили каждые две минуты. На любой вкус: худенькие и поплотнее, с экзотическими прическами и восточной наружности. Все они давали понять, что коктейль, купленный для них мною, — их самая большая мечта после детской о кукле “Барби”.

Девушки пили коктейли и щебетали, я же разглядывал обстановку. Интерьер бара выдержан в классически-бордельных красных тонах. Мягкие диваны и зеркала. Периодически девушки подходили к зеркалу, медленно покачивали бедрами и одновременно немного приседали. Темп и амплитуда телодвижений напоминали занятия в группе лечебной физкультуры для женщин, страдающих ожирением.

Другие девушки тем временем убалтывали гостей.

— Как вы себя чувствуете? А как чувствуют себя ваши друзья?..

— Здравствуйте! — снова раздалось у меня над ухом. Последний раз так часто незнакомые люди здоровались со мной, когда я шел по деревне в Тамбовской области. Пышная блондинка присела рядом и стала тереться грудью о мою руку.

— Народу пока немного, — вещала она. — А через час все апартаменты займут...

Она выждала паузу, чтобы я понял намек.

— А еще у нас очень уютная сауна. Триста долларов за час.

— Что-то дороговато... — я играл роль гимназиста в публичном доме.

— Но там выдают простыни! И тапочки. А еще — сбываются все мечты!

Блондинка по-прежнему елозила по моей руке бюстом, так что я всерьез стал опасаться мозолей. И тут наконец прозвучали твердые расценки на мечты. 200—300 долларов, в зависимости от барышни. Причем торг уместен. А вот не стал я торговаться! Развернулся и ушел. Денег на любовь редакция мне не выдала. А сидеть и дальше напиваться “в ожидании богатых друзей-нефтяников” было уже невежливо.

Цены в “Шандре” много выше среднемосковских. Впрочем, в закрытых заведениях, куда войти можно только по клубной карточке, они еще выше. Конечно, московские менеджеры оценивают свои грезы дешевле. Специально для развратников среднего звена существует разветвленная сеть круглосуточных саун.

Ночная жизнь в Москве вовсю бурлит и вдали от неоновых огней Тверской и окрестностей. Куда ни плюнь, увидишь светящуюся табличку — “Сауна”. В одну из них во избежание хандры я и отправился сразу после “Шандры”. Для чистоты эксперимента — на самую окраину, в Марьино.

“Финская баня. Круглосуточно” — зазывало объявление, установленное рядом с дорогой. Чтобы не дай бог никто не проехал мимо .

Стучать пришлось недолго. Дверь открыл мужчина в трениках. Я оказался в длинном коридоре, заваленном резиновыми ковриками и мешками с цементом.

— Не обращайте внимания, здесь ремонт, — отрапортовал мужик. — А сауна — вот она! — И распахнул дверь.

В сауне (стоила она 800 рублей за час) были маленький бассейн, душ, телевизор, музыкальный центр и собственно парная.

— Как в “Хилтоне”! — гордо сказал банщик.

Правда, в отличие от “Хилтона”, никакого “all inclusive” здесь не наблюдалось. Скорее она работала по системе “кое-что включено”. Видеокассет не было, кто-то унес на память микрофон от караоке. Но зато в отдельной комнатке стояла аккуратно заправленная двуспальная кровать.

— А?

— Щас...

Такой диалог состоялся у нас с банщиком. Даже лишних слов тратить не пришлось. “Щас” длилось пять минут, после чего мне предъявили двух девиц на выбор по цене 50 долларов в час за штуку. Можно было взять всю партию оптом — за 75. Девицы были, конечно, потрепаннее, чем в элитной “Шандре”, зато их глаза светились энтузиазмом, и на ерунду типа танцев-коктейлей они размениваться не собирались.

Я ушел удовлетворенным. В профессиональном плане.

По нашим самым скромным подсчетам, в Москве сейчас не меньше сотни подобных саун. Выборочный обзвон показал: комнаты отдыха и девочки есть повсюду.

Тут, конечно, можно поругаться на родную милицию: куда смотрят! Но оставим в стороне клеветнические наветы, согласно которым милиция сама кормится с этих заведений, а потому и не привлекает их хозяев по статье 241 УК РФ (организация занятий проституцией — штраф от 100 до 500 тысяч рублей либо лишение свободы на срок до пяти лет). На каждый УК есть свой УПК, и факт предоставления сексуальных услуг надо еще доказать.

В идеале это должно выглядеть так. Оперативник заходит в бордель и отчетливо, в присутствии понятых, произносит:

— Здравствуйте! Я хочу сексуальных услуг.

— Сейчас мы вам их предоставим, — в идеале должен ответить хозяин заведения. — Стоит это столько-то. А вот это — столько-то.

Дальше оперативник передает деньги (желательно бы еще и чек получить). Ну, а дальше можно возбуждать уголовное дело.

На самом деле факт оплаты секс-услуг зафиксировать трудно. Все договоры строятся на намеках, а в случае чего у хозяев борделей есть отмаз: любовь творится добровольная, диванчик для этого дела предоставили из жалости, что же вы, гады, за мою доброту руки крутите? В конце концов, можно и штраф заплатить.

Однажды мне довелось присутствовать на захвате клуба “Сафари”. Готовились к захвату серьезно. В клуб послали целую подсадную утку со скрытой камерой (!). Камеру операм одолжил федеральный телеканал (своей у них не было). Поэтому и уткой был их корреспондент.

Коллега пошел в клуб, а мы ждали его сигнала к атаке в ближайшем переулке. Ждали долго. Через час “Джеймс Бонд” вышел и направился к нам за консультацией.

— Что-то они проституток не предлагают! — пожаловался он. — А я уже свою тысячу потратил на стриптизерш. Решайте что-нибудь. У меня деньги кончаются...

Тут мимо прошел привлеченный разговором охранник клуба. Осмотрел машины с милицейскими номерами. Вернулся. И “Сафари” быстро закрыли. От настоящего греха подальше.

Решающий штурм в итоге состоялся через неделю. С омоновцами в масках, скидыванием клиентов с проституток, закрыванием лиц руками и визгом. Было весело. Я даже написал об этом статью. А через полгода в своей же газете прочитал еще одну публикацию. Снова о закрытии клуба “Сафари”, торгующем сексуальными утехами. С той поры его, кажется, закрывали еще не раз...

Морали в этой истории, как вы понимаете, нет. Есть простой совет уважаемым депутатам, губернаторам, лидерам партий — тем, кто за легализацию платного секса.

Господа хорошие, хватит болтать. Не надо никому ничего доказывать. Расслабьтесь, вы уже победили. Сходите куда-нибудь попариться. Или спину почесать. Впрочем, нет никаких сомнений, что эти заведения и так не страдают от невнимания политиков. Болтливая девушка из “Шандры” за коктейлем хвасталась, какое у них серьезное заведение. И какие у них гости серьезные. По ее глупо-восторженным глазкам было понятно, что не врала.




    Партнеры