Криминальная любовница

13 июля 2004 в 00:00, просмотров: 240

Французская актриса Наташа Ренье в свои 30 лет известна всему миру. На счету Наташи два десятка фильмов, среди которых “Любовь, открытая заново”, “Мечтательная жизнь ангелов”, “Гарлем”, “Криминальные любовники”, “Как я убил отца”. Она получила все самые престижные французские кинонаграды: “Феликс”, “Сезар” и знак качества мирового уровня — приз Каннского фестиваля в номинации “лучшая актриса”.


Встреча наша состоялась... на южном берегу Иссык-Куля, в одном из небольших местных аилов. Именно в этих краях вот уже больше месяца Наташа снимается в кинокартине “Сундук предков” российско-франко-немецко-киргизского производства. Информации об этом проекте крайне мало. Продюсеры предпочитают не распространяться о сюжете и подробностях съемок. Однако корреспонденту “МК” удалость проникнуть на расположенную на высоте 1700 метров над уровнем моря съемочную площадку.

Наташа играет некую француженку, отправившуюся из Парижа в далекую Киргизию, чтобы познакомиться с родителями своего жениха. Однако живущие по старым законам люди не приняли девушку. Ведь их сын должен жениться на другой. На той, которая предназначена ему чуть ли не с детства.


— Наташа, в перерывах между съемками вы много звоните по мобильному. Кому, если не секрет?..

— Секрет... (Загадочно улыбается.)

— И все же?

— Родственникам, так скажем. И еще своему агенту.

— Родные легко отпустили вас в Киргизию? Все-таки не ближний свет.

— Да, достаточно легко. Собственно, и мне самой было ни капельки не страшно. В Париже я встретилась с режиссером нашей картины. Мы подробно обсудили проект, и я поняла, что смогу сюда спокойно приехать.

— Что конкретно понравилось в этой истории?

— Наверное, романтическая ее сторона. И еще юмористические моменты, прописанные в сценарии. Несмотря на то что сама история довольно драматическая. Но я давно хотела сыграть столь эмоциональную роль.

— В этой героине есть что-нибудь от вас?

— Мы похожи, это безусловно. Но у нас совершенно разные истории. Именно поэтому мне сложно ее играть.

— Давайте иначе поставим вопрос. В жизни вы способны настолько влюбиться, чтобы отправиться за своим возлюбленным на край света?

— Да, я бы сделала это. Даже в том случае, если б не понимала местного языка, не знала бы местных обычаев и традиций. Именно в такой ситуации и оказалась моя героиня Изабель.

— Почему родители назвали вас Наташей? В роду были русские?

— Нет, русских не было. Я родилась и долго жила в Бельгии. А имя?.. Просто оно родителям очень понравилось. Мне, кстати, тоже. (Смеется.) Я люблю Россию, люблю русскую литературу. Тургенева, Чехова, Горького...

— Наверное, и с русским кинематографом хорошо знакомы?

— Увы... Единственный русский фильм, который я видела и полюбила, — “Утомленные солнцем”.

— Вот как? Тогда могу порадовать — в следующем году будет сниматься его продолжение.

— Замечательно! Мне бы хотелось его посмотреть.

— В Киргизию через Москву летели? Удалось посмотреть город?

— Я была в Москве, когда сопровождала Яна Тирсена. У него были концерты, где я тоже выступала. К сожалению, свободного времени у нас было не очень много. Я только немного погуляла по городу, сходила на Красную площадь. По магазинам прошлась и даже купила пару вещей. Мне очень хочется, конечно, если время будет позволять, на несколько дней съездить в Санкт-Петербург.

— Наташа, почему люди вообще идут в артисты?

— Не готова ответить за всех. Что же касается непосредственно меня, то я мечтала об актерской карьере с детства. Что удивительно, потому что я не из этой среды. Надо сказать, родители возражали против моей актерской карьеры. Они не хотели, чтобы это было моим занятием. Некое хобби — да, пожалуйста. Но не основная работа. Я понимаю, почему они за меня волновались. Много людей хотят стать комедийными актерами, но не каждому это дано.

Между прочим, когда я в Бельгии училась в театральной школе, меня однажды из нее исключили. Педагоги сказали: “Будет лучше, если ты поменяешь профессию. Займись другим делом”. Ужас! Что было делать? Я не стала ничего говорить родителям, они бы очень переживали, а отправилась в Париж, где стала брать частные уроки актерского мастерства.

А потом мой друг Стефан Карпиаух собрался снимать короткометражный фильм “Девушка на мотоцикле” и предложил мне сыграть в нем. После съемок и выхода картины меня представили Паскалю Бонитзэ. Так я попала в его картину, после выхода которой на экраны мною заинтересовалось крупное актерское агентство.

Знаете, я в кино попала не по блату. Никто меня никуда специально не проталкивал. Я всего добилась сама. И родители сейчас страшно мною гордятся.

— Выходит, основная черта вашего характера — упорство?

— Именно упорство. Не путайте с упрямством. Хотя наравне с упорством во мне много... как это сказать... ребячества.

— Взрывоопасная смесь.

— Верно заметили. В хорошем смысле слова актеры не очень уравновешенные люди. Понимаете, я хотела быть актрисой и, став ей, стремлюсь хорошо делать свою работу. В свою очередь, актерская профессия дает мне абсолютно все в этой жизни. Финансовую свободу, возможность ездить по миру, подолгу оставаясь в разных странах. Дай бог, чтобы все, что происходит сегодня в моей жизни, продолжалось как можно дольше. Работа в кино доставляет мне огромное удовольствие.

— Странно... Сейчас вы играете девушку, которая по ходу картины часто испытывает душевную боль. Какое же это удовольствие — играть боль?

— Нет-нет, не подумайте, что я такая ужасная мазохистка! (Смеется.) Просто жизнь коротка, как ни печально. Я стараюсь взять от нее все. И в подобных случаях у меня есть возможность их обойти, что ли... Испытать боль на экране, а не в реальной жизни. Более того, работая над той или иной ролью, я могу прочувствовать всю глубину человеческих отношений. Именно в этом и заключается удовольствие.

— Согласны с тем, что актер — подневольная профессия?

— Почему вы так считаете?

— На съемочной площадке главным является режиссер — ему все подчиняются.

— Да, но я могу предложить ему свое видение того или иного образа. Конечно, любая роль ограничена некими рамками. Но даже в этих рамках можно многое придумать и осуществить. Режиссер сам этого сделать не может, так как зависит от актера. Получается, что у актера больший приоритет и свобода.

— На что готовы ради интересной роли?

— Не знаю... А что, вы можете мне предложить такую роль? (Хитро улыбается.)

— Условно говоря, вам предложена роль, ради которой нужно поправиться на 30 килограммов.

— О-о! Это серьезное заявление! Но если роль действительно настолько интересная, то да. Я готова поправиться на 30 килограммов. Мне, кстати, уже приходилось это делать. В одной картине я играла беременную женщину, пришлось слегка прибавить в весе. Ну а после съемок похудела, причем безо всяких диет.

— Уже известно, какая роль у вас будет следующей?

— Да, конечно. В Париже скоро начнут снимать фильм про организованные бандформирования, если выражаться казенным языком. Действие происходит во Франции в начале прошлого века.

Кстати, когда я прилетела в Киргизию, режиссер сказал, что мне нужно пойти к парикмахеру. Он хотел, чтобы у моей героини была короткая стрижка. Но это невозможно! Волосы бы не отросли за столь короткий срок, а в Париже начала прошлого века моя героиня не смогла бы носить такую прическу. Хорошо, что мне удалось убедить режиссера не стричь меня.

А вообще мне бы хотелось сыграть в какой-нибудь музыкальной картине. Что-то наподобие “Мулен Руж”.

— Что же мешает?

— Как вам сказать?.. Наверное, во Франции снимают мало музыкальных фильмов. Это сложный жанр.

— Да, но такую роль можно получить на театральной сцене.

— Можно, но я бы хотела сыграть ее именно в кино.

— Работы у вас хватает? Много предложений получаете?

— Не жалуюсь. Но вы же знаете, как это обычно бывает. Сначала недели две пусто, а потом за три дня столько всего предложат...

— И часто приходится отказываться?

— Я бы иначе поставила вопрос. Я бы спросила: “Как часто вы даете свое согласие?” Ответ очень простой. Я соглашаюсь, если мне интересен режиссер или любопытен проект.

— Вы откровенный собеседник?

— Не знаю... Наверное, да. Но в разумных пределах.

— Тогда вопрос на засыпку. О чем обычно думаете перед сном?

После долгой паузы:

— О своих близких. О том, все ли у них хорошо... Конечно же, о своей дочке Лиз. Ей всего два года. Она здесь здорово проводит время. Мы ездили и на озеро, и на бричке поднимались в горы. Думаю, Лиз запомнится эта поездка.

— А какое у вас самое яркое детское воспоминание?

— Э-э... Мне трудно ответить... Нужно хорошо подумать.

— Насколько я понял, в фильме, где вы сейчас играете, слегка размытый финал. То есть непонятно, какая судьба ожидает главных героев...

— Когда я играю подобные роли и финал несколько размыт, то есть зритель должен сам решить, какой у фильма конец, мне хочется верить, что он счастливый.

— Любите сказки со счастливым концом?

— Сказки — да, люблю. Только не в каждой сказке есть счастливый конец.




Партнеры