“Мы боролись за него до последнего”

14 июля 2004 в 00:00, просмотров: 466

Вопрос “кто убил Пола Хлебникова”, похоже, еще долго останется без ответа. Сыщики пока только нащупывают ниточки, за которые можно потянуть, в надежде, что криминальный клубок развяжется. Версии плодятся одна за другой — “березовская”, американская, чеченская...

Есть также “врачебная” версия. Как уже сообщал “МК”, последние минуты своей жизни Хлебников провел в застрявшем лифте 20-й горбольницы. Многие предположили, что главный редактор “Форбса” выжил бы, не случись эта досадная поломка. Так ли это? “МК” побеседовал с врачами, пытавшимися тем пятничным вечером спасти журналиста.

На вызов “Улица Докукина, 16, мужчина, огнестрельное ранение” бригада 17-й подстанции выехала без промедления. В карете “скорой помощи” был опытнейший экипаж — Ирина Гурова и Нина Березина отработали на “03” более 20 лет. “Я бы сам им свою жизнь доверил без промедления, если что”, — говорит заведующий подстанцией Анатолий Шейнблад.

— Мы прибыли на девятой минуте. По всем правилам это в пределах нормы, — рассказывают врачи. — Увидели мужчину на земле, он истекал кровью и говорил, что ему очень трудно дышать. Его сразу же положили на носилки, занесли в “скорую”, начали проводить реанимационные мероприятия.

— Какие?

— Поставили две капельницы на левой руке, стали вводить препараты...

— А кислородная подушка?

— Нас потом обвиняли, что Хлебников просил кислородную подушку, а в машине ее не было. Чушь это! Во-первых, больной ничего не просил. Во-вторых, кислородная подушка — это такой анахронизм, что даже говорить смешно. Мы ее сто лет не используем. Есть специальный аппарат “Ки-три”, как раз для таких ситуаций. Вот его-то и применили.

— Кто сопровождал вас по пути в больницу?

— Сотрудник милиции и коллега пострадавшего, Михаил Фишман.

— Как скоро вы приехали в 20-ю больницу? И, кстати, почему отправились именно туда?

— Она ближе всего. В больнице мы были уже через 12 минут, причем заранее предупредили, что везем тяжелого больного...

А вот в больнице начался бардак. Во-первых, врачи встретили “скорую” на пандусе... без каталок. “Все каталки заняты”, — оправдывались потом медики. Хлебникова пришлось нести в лифт на носилках. Во-вторых, кабина поехала не на 7-й этаж, а в подвал — кто-то нажал не на ту кнопку. Здесь механизм окончательно сломался.

— Непонятно, с чего все взяли, что в застрявшем лифте люди провели 15—20 минут, — вступает в разговор Анатолий Шейнблад. — Второй лифт в этот момент находился на пятом этаже, его сразу же вызвали и перегрузили туда больного. В больничных лифтах двери открываются и закрываются вручную. Сколько на это ушло времени? Ну, может, минуты три, максимум пять. Все это время врачи продолжали реанимационные мероприятия. Конечно, в подобные минуты кажется, что время летит бесконечно, но реальность именно такова.

— Опять же неправда, что журналист умер в лифте. Когда Хлебникова доставили в отделение, он был жив, — продолжает Гурова. — Здесь уже началась полная реанимация, подключили аппарат ИВЛ и т.д. Но все оказалось бесполезно. Еще через несколько минут врачи констатировали смерть.

— Врачи делали все для спасения Хлебникова, — подытожил главный врач столичной “скорой” Игорь Элькис. — Мы отследили этот случай посекундно. Могу сказать, что ни одной ошибки нами допущено не было. И особенно обидно, когда хорошую работу пытаются вывернуть наизнанку и выдать за халатность.

Впрочем, с халатностью все же придется разбираться. Источник в 20-й больнице пояснил “МК”, что лифты в этом медицинском учреждении ломаются достаточно часто. Недавно их ставили на капитальный ремонт, но, видимо, это не помогло. Напомним, кстати, что “двадцатка” уже во второй раз “вляпалась” в крупный скандал. Ранее именно здесь задерживали “оборотней в халатах” — группу врачей, подозревавшихся в убийстве граждан с целью дальнейшей пересадки органов. И хотя теперь инцидент носит сугубо технический характер, в этой истории, возможно, тоже будут разбираться правоохранительные органы.




Партнеры