Из разговоров с родителями абитуриентов

14 июля 2004 в 00:00, просмотров: 377

Идет прием в вузы. Ко мне обращается много родителей. Все естественно: ведь речь идет об их детях.

И обычно разговор начинается с темы: почему вы считаете, что России нужно платное высшее образование? Не лучше ли бороться за качество бесплатного?

Я отвечаю: исключительно бесплатного высшего образования практически не было уже в СССР. По опыту, как бывший декан экономического факультета МГУ, могу сказать: без серьезных занятий с репетиторами успешно выдержать вступительные экзамены было почти невозможно. Это были, так сказать, законные выплаты. А еще — не секрет — была и масса подпольных доплат в самых различных формах.

И сейчас все есть: и репетиторы, и подпольные доплаты. Один родитель сказал мне: на репетиторов и прочие доплаты при поступлении сына я истратил больше, чем те 20 тысяч долларов, которые стоили бы мне пять лет его учебы в вашем университете. Но дело не только в деньгах. Трагично — и для сына, и опасно для страны, что будущие прокуроры или налоговые инспекторы начинают свою учебу для будущей борьбы за законность, видя все эти “левые” выплаты и смиряясь с ними уже на старте жизненного пути.

Сейчас появилась новая платность: вузы принимают все больше студентов за деньги. Введение долгосрочного кредита для учебы наверняка увеличит количество платных студентов в государственных вузах.

Думаю, что введение платы в госвузах — вещь неизбежная. Денег у государства не хватает даже для более или менее приличного прокорма своих чиновников. А уровень оплаты преподавателей вузов позорно низок.

Но и после введения платности образование остается государственным — включая перспективу введения государственного распределения. Как секретарь комитета комсомола, я не раз участвовал в работе комиссии по распределению. И могу сказать: да, рабочие места предоставлялись. Но сколько было слез и даже горя! Из города, где у родителей была квартира, приходилось ехать — как в фильме “Весна на Заречной улице” — туда, где даже общежития не было, и треть заработка уходила на “угол”. Зато план по распределению начальство вузов выполняло.

Я уже не говорю о главном. Либо авторы восстановления государственного распределения исходят из предположений о том, что государство будет командовать расстановкой кадров в частном секторе (то есть исходят из идеи восстановления государственного социализма), либо они заранее согласны с тем, что госвузы будут сосредоточены только на обеспечении кадрами госсектора.

И, наконец, есть еще третья платность — частное платное высшее образование. Без него не может существовать — я это подчеркиваю — ни частный сектор в экономике, ни демократия в государстве. Нельзя же вообразить, что государство — даже если и захочет — под надзором чиновников подготовит нужные кадры для частного бизнеса, или для партий и организаций политической оппозиции, или для независимых и враждебных ему средств информации? Постиндустриальный строй только на 1/3 государственный, а на 2/3 состоит из независимых от государства структур. Без этого он невозможен. И, следовательно, без частного образования тоже.

К сожалению, наш бизнес этой особой важности именно для него, частного образования, не понимает и тратит деньги на благотворительность в других сферах.

Именно частное образование — через механизм оплаты — способно учитывать интересы этих 2/3 постиндустриального общества. И в части набора специальностей, и в части программ учебы, и — главное — в части содержания учебы.

Частное образование скорее и полнее реагирует на спрос негосударственных структур. Так, по инициативе мэра Ю.М.Лужкова мы открыли факультет по подготовке кадров управления крупными городами (как известно, это управление осуществляет не государство, а муниципалитеты). Создали факультет подготовки менеджеров для сферы культуры, особенно негосударственной. Сейчас ведь любому театру нужен “хозяйственник”, и слово “арт-бизнес” уже давно “прижилось” в постиндустриальных странах.

Мы стремимся к сопряженной подготовке в одном университете всех, кто будет связан с бизнесом и предпринимательством: и менеджеров, и юристов для бизнеса, и журналистов, которые будут писать о бизнесе, и специалистов по языку (деловой иностранный).

Разумеется, мы соблюдаем все государственные стандарты. Но у нас остается достаточная степень свободы. Так что восхвалять в лекциях мудрость высшей власти у нас не обязательно.

Государственное образование ориентировано на диплом. Однако это раньше диплом был “проездным билетом” на всю жизнь. Сейчас он, скорее всего, только “входная контрамарка”. Поэтому надо быть готовым учиться всю жизнь. И мы в Международном университете формируем всю структуру этой учебы “на всю жизнь”: есть детский сад, есть гимназия, есть лицей, есть уровень бакалавра, есть уровень специалиста, есть подготовка мастера и магистра, есть аспирантура, есть разного рода и мастер-классы для послевузовской учебы (например, мастер-класс по проблемам таможенного дела известного специалиста В.Г.Драганова), есть факультет повышения квалификации.

Надо подготовить молодых людей к современному миру, к умению жить в нем, сопротивляться и не попадать под его “колеса”.

В мире глобализации надо знать не один, а два и больше языков.

Мир информатизируется — и мы уделяем внимание компьютерам, оснащаем компьютерами и учебные аудитории, и общежитие.

Мир требует и жесткости, и социальной ответственности, нравственности и профессионализма.

Мир требует умения побеждать в конкуренции, проявлять инициативу и одновременно сохранять высшее звание человека.

Жизнь требует от человека исключительной организованности и дисциплины и, одновременно, понимания исключительного значения прав человека, свобод, демократии.

Поэтому у нас популярно регби. По мнению западных школ бизнеса, регби как вид спорта позволяет и драться, и одновременно действовать командно.

Поэтому у нас есть кафедра словесности — чтобы знать и понимать культуру (без этого можно скатиться к бесчеловечности и считать, скажем, нормальным грабеж стариков в ходе реформы ЖКХ или при переходе на денежную компенсацию льгот).

Есть у нас и конюшня с лошадьми, и пасека с пчелами.

Мы верим, что отвечать надо за человека в целом, а не только за его учебу. Тем более что сейчас именно обеспеченные родители заняты с утра до вечера, и им некогда воспитывать детей. Получается противоречие: все силы человек тратит для обеспечения будущего своих детей, а детей-то порой теряет.

Есть немало родителей, которые видят, что дети у них средних способностей. В элитные вузы им не попасть. А расходовать деньги на их обучение родители готовы. Мы им говорим: мы подготовим вашего сына к тому, чтобы он мог вести бизнес родителей дальше. У меня есть не очень удачное, но хорошо поясняющее суть дела сравнение. Государственное образование — это массовое производство стандартных добротных костюмов. А частное — это пошив на заказ. Необходимо и то и другое.

Не все, что нам хочется, мы уже имеем. Я считаю, что все наши студенты — и москвичи тоже — в перспективе должны жить в общежитии. И дело не только в ежедневной экономии времени на поездки. И не только в создании условий безопасности. И не только в страховке от соблазнов частных квартир и дач. Самое главное — я знаю по опыту, так как сам провел в общежитии МГУ восемь лет — в том, что общежитие — это второй университет. А в части воспитания — скорее даже первый. Навыки скромной жизни. Умение жить в коллективе (в современной семье, где всего один ребенок, этого умения катастрофически не хватает). Воспитание внутренней неприязни — именно неприязни — к мотовству, к дорогостоящим видам отдыха и одежды и многое другое дает именно жизнь в общежитии.

Поэтому для частного образования платность — не главное. Скоро платить будут везде — и в государственных тоже. Кстати, в народном Китае все высшее образование, как говорят, уже платное.

Частное образование — это особый, объективно необходимый постиндустриальному строю вид образования.

Подводя итог, я бы выделил такие качественные особенности частного образования:

— предоставить частному сектору экономики и всем независимым организациям общества собственный источник кадров;

— организовать обучение детей с учетом индивидуального спроса родителей.

Вот это я и стараюсь объяснить родителям.



Партнеры