Любовь по правилам и без

14 июля 2004 в 00:00, просмотров: 137

Один не самый счастливый день из жизни обыкновенной греческой семьи снимался в московской квартире. Перед этими съемками группе фильма “Мираж, похожий на любовь” пришлось долго уговаривать хозяев необычной двухуровневой жилплощади: киношники ведь люди опасные — квартиру спалить могут, если увлекутся. Но разрешение было дано, и группа режиссера Веры Сторожевой на один день прочно обосновалась в Столешниковом переулке. “Мираж” — один из трех громких проектов, которые сейчас снимаются на Киностудии им. Горького.


При этом хозяевам было дано торжественное обещание, что бесценный паркет поврежден не будет — вся группа ходила по квартире босиком. Даже режиссер и актеры.

Новая лента Веры Сторожевой (“Француз”, “Небо. Самолет. Девушка”) — еще раз про любовь. В основе сюжета — древний греческий миф, поэтому все съемки проходили в Греции. На острове Кефалония и в Афинах группа картины провела чуть больше месяца. Ипполиту (Юрий Колокольников) и Соне (Анна Арланова) около 25, они влюблены друг в друга с детства и ищут приключений. За острыми ощущениями парочка отравляется в Грецию, где Соня устраивается горничной в богатую семью. Хозяева в отъезде, и Соня, нарядившись в хозяйское платье и бриллианты, рассчитывает провести романтический вечер в обществе Ипполита. И все бы так и получилось и история имела бы другой финал, если бы неожиданно не вернулись хозяева. Парочка оказывается на улице — без работы, жилья и средств к существованию...

Та самая роковая сцена — возвращение хозяев — как раз и снималась в Столешниковом. Вот представьте себе: растерянная Соня стоит в прихожей, лихорадочно пытаясь расстегнуть застежку бриллиантового ожерелья (настоящего, между прочим, стоимостью около 40 тысяч долларов) под уничтожающим взглядом хозяйки дома (Екатерина Филиппова), которая, в свою очередь, мечет гром и молнии — на английском, кстати, языке. Фильм ведь так и снимался на трех языках — русском, греческом и английском.

— Неужели вам пришлось учить греческий? — спрашиваем мы у режиссера.

— Нет, конечно! Хорошим актерам не нужен переводчик. По одному междометию они совершенно точно понимают, что нужно, где убавить, где прибавить...

— Почему вы выбрали именно греческий миф?

— Эта история непростая, я бы назвала ее библейско-мифологической. Рассказ о том, как любовь разрушается. Мой фильм можно назвать антологией соблазнения, антологией разрыва. Несмотря на то что в основе — миф, фильм будет современным. И очень светлым — облака, море, небо, Греция — совершенно роскошным. И при этом трагическим. Да и история создания нашего фильма тоже непростая: когда-то я делала документальное кино о Греции — она меня потрясла, но я и предположить не могла, что вернусь туда делать художественный фильм. Ситуация развивалась сама по себе так счастливо, что я даже не заметила, как мы сняли кино.

— Вы специально выбрали на главную женскую роль молодую актрису?

— Конечно, продюсер хотел пригласить знаменитых актеров на главные роли. Мы посмотрели 400 мальчиков и 300 девочек. И из девочек нам подошла Аня Арланова. Мне с ней было нелегко, мы долго притирались. Но если начать все сначала, я опять выбрала бы ее. Она создала совершенно не социальный образ — наши актрисы ведь очень социальные. Колокольникова я хотела взять сразу, но все же отсмотрела всех 400 претендентов и все равно остановилась на нем. Его образ — с одной стороны воздушное создание, а с другой — очень телесное. У нас играл греческий актер Адонис Кафедзопулос. Он настоящая звезда: когда мы снимали на Кефалонии, в глуши, люди буквально сходили с ума. Он там так популярен, как у нас когда-то был популярен Юрий Никулин. Чулпан Хаматова играла вторую женскую роль. Я до последнего не могла выбрать актрису, но потом посмотрела “Грозу” в “Современнике”, зашла за кулисы и дала Чулпан сценарий.

— Вы стараетесь держаться как можно дальше от социальности?

— Ненавижу социальность. В актерах, обстоятельствах — во всем. Не люблю массовые сцены, люблю вычленять состояния, отношения людей. Социальность — временна. А глубокие чувства — любовь, ненависть — навсегда.

— То есть вы планируете остаться в истории?

— Ну конечно! (Смеется.) Нет, об этом ведь не думаешь, когда снимаешь фильм. Нельзя выйти замуж за нелюбимого человека — то же самое и с актерами: если его не любишь, не чувствуешь, даже можно его ненавидеть — но ты должен знать, что только он может сыграть эту роль.




Партнеры