Грозный, большая фугасная...

15 июля 2004 в 00:00, просмотров: 162

Слова “президент Чечни” в сочетании с конкретными именем и фамилией звучат как проклятье. Во вторник впервые почувствовал холодок смерти исполняющий обязанности президента ЧР Сергей Абрамов. На этот раз смерть промахнулась.

13 июля в Чечне боевикам удалось устроить сразу две успешные вылазки. В ночь на вторник в районе села Автуры Шалинского района произошел бой моджахедов с сотрудниками службы безопасности президента ЧР и федералами. Около пяти часов этого же дня в Грозном покушались на Абрамова. Взрывное устройство сработало в момент прохождения автоколонны чеченского премьера по улице Садовая Ленинского района. Погиб один охранник, ранены еще два человека. В пресс-службе Абрамова “МК” успокоили: сам он не пострадал.

— С Сергеем Борисовичем ничего не случилось, он отделался легким испугом. Надо отдать должное профессионализму сотрудников ФСО, которым Абрамов очень благодарен. Они очень мужественно себя вели, но, к сожалению, не обошлось без потерь... Сейчас над ситуацией работают правоохранительные органы.

— Премьер не думает подавать в отставку в связи с покушением?

— Для этого нет причин.

Первый вице-премьер ЧР Рамзан Кадыров между тем продолжает заявлять, что у террористов в Чечне сейчас очень мало возможностей:

— Бой возле Автуров в ночь с 12-го на 13-е — дело рук Басаева и Масхадова. Их люди говорили жителям, что это террористическая акция республиканского масштаба, агитировали ввязаться в бой и оказать сопротивление властям. Но мои ребята дали отпор ваххабитам. Я подъехал туда позже и все дальнейшее время присутствовал там. Говорят, что с нашей стороны потери — 18 человек. Это полная чушь. У нас убито 6 бойцов, а еще 12 ранены (прокурор Чечни Владимир Кравченко вчера заявил также, что 12 кадыровцев захвачены боевиками в плен. — Авт.). Я не считаю эту операцию ни провалом, ни успехом, все-таки мы потеряли людей, но и с их стороны убито 30 боевиков (по информации Кравченко — лишь пятеро. — Авт.) — цифра значительная. Что касается покушения на Абрамова, я уже переговорил с ним. Мне показалось, что он даже похорошел после покушения: веселый такой был, шутил... Мне он сказал, что из республики уезжать не собирается и твердо решил ее и дальше возрождать.

— Кто стоит за покушением на Абрамова?

— Мне пока точно не известно, но скорее всего кто-то из наших завсегдатаев — Басаев, Масхадов или Умаров.

Вот что рассказал “МК” главный специалист пресс-службы чеченского премьера Руслан Темуркаев:

— Сергей Борисович провел вчера два совещания, в том числе с представителями правительства Москвы, посвященные строительству новых объектов в Чечне. Когда произошел взрыв, Абрамов как раз возвращался с осмотра этих объектов по улице Садовой. Эту улицу военные называют Большой Фугасной, потому что там очень много народу подорвалось. Военные, кстати, стараются там не ездить... Так сложилось, что кортеж Абрамова поехал по этой улице, и вот — пожалуйста... Один охранник погиб, советник и.о. президента Чечни Андрей Алексинцев сильно изуродован.

Глава аппарата президента Чеченской Республики Зия Саби рассказал “МК”, что настроение Абрамова в тот злополучный день было прекрасное: “Я заходил к нему в кабинет через два часа после теракта, он подписывал документы, шутил... ”

Кстати, по версии Саби, фугас был предназначен не столько для и.о. президента Абрамова, сколько для замгендиректора “Госинженерстроя”: “Они как раз ехали в одной машине на объект, который сдавался в согласии с договором “О строительстве жилого квартала” покойного Кадырова и мэра Москвы Лужкова”.

Другой сотрудник службы безопасности находится с осколочными ранениями в грозненской горбольнице №9 — сегодня ему сделали операцию, врачи говорят, что его жизнь вне опасности.

В МВД ЧР считают, что фугас был радиоуправляемым. Милиционеры утверждают, что нашли “лежку” боевика, который привел бомбу в действие.

БОИТЕСЬ ЛИ ВЫ ЗА СВОЮ ЖИЗНЬ И КАК ОБЕСПЕЧИВАЕТЕ БЕЗОПАСНОСТЬ?
— спросили мы у чеченских чиновников.

Глава Госсовета Чечни Таус ДЖАБРАИЛОВ:

— У меня есть табельное оружие, которое я получил официально. В случае нападения, надеюсь, смогу за себя постоять. К тому же со мной рядом постоянно проверенные люди, я им доверяю... Первый раз на меня было совершенно нападение еще в ичкерийское время, в январе 1998 года — тогда во дворе дома моих родителей произошел взрыв, к счастью, все спали в другом конце дома. На федеральной трассе меня несколько раз обстреливали, на фугасе я чуть не подорвался. А еще мало кто знает, что 9 мая этого года я получил на стадионе “Динамо”, когда убили Кадырова, 24 осколочных ранения в спину.


Глава администрации Урус-Мартановского района Чечни Ширвани ЯСАЕВ:

— В сентябре 2002 года ко мне в дом пришли бандиты и забрали сына, лейтенанта милиции. Наверное, теперь боевики меня жалеют... Мой район — самый опасный в Чечне по количеству терактов, совершенных методом подрыва фугаса. Только на прошлой неделе погибли 3 гражданских и 4 милиционера. На территории администрации обеспечивают безопасность мою и моей семьи 15 вооруженных человек. Езжу я на бронированном автомобиле, но от фугаса он в случае чего вряд ли спасет. Понимаете, мы живем несколько лет как на пороховой бочке — уже устали бояться. Притупился страх. Поэтому я уже никого на этом свете, кроме Аллаха, не боюсь.


В аппарате главы администрации Шелковского района Чечни Хусейна НУТАЕВА “МК” рассказали, что у их шефа всего три вооруженных человека в службе безопасности, но зато они ходят за ним буквально по пятам. Терактов в администрации боятся, у всех свежи в памяти случаи убийства главы станицы Гребенская Шамсутдинова, станицы Староглазовская Хутуева и станицы Червленная Юношева... Г-н Нутаев ездит на небронированных автомобилях “Волга” и “Нива” и к возможным акциям расправы относится тоже философски: “На войне как на войне”, — повторяет он подчиненным.




Партнеры