Новоселы на кладбище

16 июля 2004 в 00:00, просмотров: 415

Пока души умерших ждут суда Всевышнего на небесах, их бренные останки в земле претерпевают значительные неудобства. Кладбища в Красногорском районе вплотную обступают особняки новых русских. Им уже сам черт не брат: под угрозой сноса оказалась могила... деда и бабушки Президента России — Спиридона Ивановича и Ольги Ивановны Путиных. Некий богатый господин строит свой дворец буквально в пяти метрах от праха президентской родни.

— Я и сам не понимаю — действительно ли у нас похоронены дедушка и бабушка Владимира Путина, — признается смотритель Ильинского кладбища Александр Ломтев. — Здесь работаю с октября, но ни разу не видел, чтоб за их могилами кто-то ухаживал. Посмотрите, как они заросли травой...

Но даже через высокие заросли видно, как совсем рядом с погостом не по дням, а по часам растет особняк некоего лица. Местные жители уверяют, что у него на объекте постоянно работает бригада из 15—20 человек. За май-июнь они отгрохали подвал, перекрыли его бетонными плитами и заложили фундамент под гараж — аж на три машины.

— Ну как так можно? — искренне возмущаются старики. — Никакой совести у людей не осталось, даже мертвым покоя не дают!

Об этих могилах “МК” писал в июне 2000 г. Дед нашего президента, Спиридон Иванович, работал шеф-поваром в партийном пансионате “Ильичевский”, здесь же, в Красногорском районе, он и похоронен. Оградку и надгробие подправляла тетушка президента — Людмила Спиридоновна Круглова (Путина), она живет в соседней деревне Раздоры. Но сейчас почему-то на кладбище не появляется, даже на Пасху не приезжала.

Кто и кому продал под застройку этот клочок земли в 10 соток, в Ильинском не знают. Зампред сельсовета Алексей Алексеев (председатель Валентина Федорова — в отпуске) в резкой форме отказался встречаться с журналистом “МК”. Что вполне объяснимо: ведь за вопросами о строительстве коттеджей прямо на костях на чиновника непременно посыпались бы и другие. Например, кто дает подобные разрешения, почему дворцы сплошь и рядом возводят приезжие, наконец — почему они вытесняют с насиженных мест жителей Ильинского? Весь Красногорский район сегодня напоминает лабиринт: любая незастроенная еще площадка (будь то колхозное поле или пустырь) огорожена высоким забором, а за ним денно и нощно разгружают бетон и кирпич... Уж если замахнулись на могилу деда Путина, можно представить себе размах коттеджного бума.

Как утверждают селяне, земля вокруг их погоста испокон веков была незанятой. Ни один нормальный человек сюда без особой надобности не ходил, а уж чтоб жить на кладбище... В начале 90-х годов после гайдаровских реформ глава Красногорского района Борис Рассказов предоставил эту землю во временную аренду — обедневшее население выращивало там картошку себе на пропитание.

Как из временной аренды она перекочевала в чью-то собственность, да еще и с правом застройки, — остается только догадываться. “Сотка” в Красногорском районе стоит ни много ни мало 10—15 тыс. долларов.

— Меня беспокоит это сребролюбие, которое захватило наше общество, — говорит настоятель храма Дмитрия Солунского (что в Красногорском районе) отец Александр. — Ничего уже не свято. Умолчу о моральной стороне дела — ИМ этого не понять. О своем здоровье бы подумали. Покойники выделяют трупный яд, он может попасть в систему водоснабжения. Ближе чем на 500 метров к погосту вообще запрещено жилищное строительство.

Отец Александр тяжело вздыхает:

— Нет, ничего не свято...

Остроту “земельного вопроса” в Красногорске он почувствовал даже за высокими и толстыми церковными стенами.

В 1991 г., когда в стране стала возрождаться религия и когда храмам начали возвращать собственность, церковь Дмитрия Солунского получила во владение в селе Дмитровское 35 га земли: 30 — пашни и 5 гектар под хозяйскую застройку.

По убеждению настоятеля храма, церковь должна являть миру не только слово, но и конкретный добрый пример. Как известно из Библии, после грехопадения Адама его и Еву Создатель спустил на землю. Для чего? Чтоб использовать землю как путь исправления, дорогу от греха к святости.

Отцу Александру ситуация виделась тогда прозрачной и до предела понятной. Бесовские силы (коммунистический режим) отбирали у человека землю, чтобы разлагать его физически и нравственно. А Бог землю дает — для работы, созидания.

Вот почему паства во главе со священнослужителем тут же, не мешкая, принялась за дело. Церковь купила три трактора, сеялки, веялки и культиваторы. Из Нижегородской области сюда привезли 12 коров исконно русской породы — красногорбатскую, выведенную еще графом Шереметевым. Так же в церковном хозяйстве появилось восемь айрширских коров и четыре лошади.

Пока красногорские совхозы и колхозы ждали государственных кредитов, разорялись и продавали свою пашню под застройку коттеджами, миряне церкви Дмитрия Солунского показывали образцы ударной работы. За короткий срок они построили три хозблока для производственных нужд, конюшню на 28 лошадей, подстанцию мощностью 160 кВт, пробурили артезианскую скважину. Находились добрые люди, которые совершали богоугодное дело и инвестировали “церковное село”. Знали: их трудовая копейка не будет разворована, ее пустят в развитие. Ведь 30+5 га — неотъемлемая собственность церкви.

Параллельно храм менял свой статус. В допетровские времена он и принадлежащая ему собственность являлись патриаршим подворьем — т.е. входили в собственность московского патриархата. После оформления необходимых церковных документов и храм, и надворные постройки, и земля — все это вновь стало вотчиной Патриарха Московского и всея Руси. Не конкретного какого-нибудь патриарха, а патриархата.

В 96-м году красногорское село с обанкротившимися колхозами и спившимися работниками резко контрастировало с процветающим 35-гектарным оазисом церкви Дмитрия Солунского. Коровы не подкачали и давали по четыре ведра молока в день, за сезон православное подворье с божьей помощью умудрялось брать по три укоса травы на сено.

— Для района дружная жизнь храма, расцвет наших угодий явилось полной неожиданностью, — продолжает отец Александр. — Подворье стало просто опасно для власти. Колхозная земля сплошь и рядом застраивалась особняками, их обносили высокими трехметровыми заборами, там круглосуточно дежурит охрана. А у нас все открыто, на виду, люди черпают с земли божью благодать... Чтоб не растлевать (с точки зрения властей) наш народ, землю у церкви решили отобрать. С тех пор мы и “воюем” с главой района Борисом Рассказовым.

Формальным поводом отъема угодий послужила перерегистрация храма: землю Красногорский район давал церкви, а получилось, что она отошла в лоно московского патриархата. Конечно, страшного в этом ничего нет. Ведь Церкви вообще и патриарху в частности любой российский политик сегодня выказывает невероятное благоволение. А уж сфотографироваться рядом с иерархами на каком-нибудь празднике славянской письменности и подчеркнуть тем самым свое славянское происхождение — это наших лидеров хлебом не корми.

Но когда дело доходит до земли (сколько стоит “сотка” в Красногорске — см. выше), тут уже табачок врозь.

Не кто-нибудь, а сам мэр Борис Егорович Рассказов вдруг горячо и с болью заговорил о том, что церковная-де земля используется неэффективно, а развивается и вовсе из рук вон плохо. И что, как это ни прискорбно, придется ее у церкви изъять и передать, так сказать, в надежные руки.

За восемь лет распрей и междоусобиц некогда преуспевающее церковное хозяйство полностью разорилось. Еще на весну-97 им поступила указивка из района ничего не пахать и не сеять.

— Как же так? — удивились миряне. — Это же пойменная земля, ее грех не возделывать!

В ответ они услышали, что пашня не пропадет и из сельхозоборота ее не выведут, это же великий грех. Просто передадут в управление более эффективному собственнику.

Недавно стало известно, что 35 га церковной земли районная администрация передала в аренду на 49 лет одной коммерческой фирме. Но из сельхозоборота чиновники ее таки вывели. Во временную аренду фирмачи получили пойму с правом... ее застройки! Ясно, что через 49 лет особняки, которые здесь скорее всего построят, никто разрушать не будет.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил отца Александра подать в Арбитражный суд иск на главу района Бориса Рассказова. Верующие православные граждане видят в этой истории святотатство. Попробовал бы какой-нибудь эмир в Чечне забрать землю у минарета...

Впрочем, у богатых свои причуды. Они в нашей стране отдельно, а простые смертные — отдельно. Даже если и принадлежат к президентскому роду.




Партнеры