Голубь на шее

17 июля 2004 в 00:00, просмотров: 340

Чудаков наш народ любит, хотя и не понимает. Например, тех, кого выживают из дома братья меньшие.

А бывает и так, что человек, повинуясь душевному порыву, тратит на прокорм птиц целое состояние, а другой из жалости к зверю теряет семью и оказывается на грани нищеты. Впору пальцем у виска покрутить. И крутят. И правильно делают. Любая любовь, доведенная до абсурда, приводит к беде. Даже любовь к братьям меньшим.


Жительница из Орехово-Зуева Татьяна Михайлова несколько лет назад продала единственную комнату, чтобы возродить поколение местной, почти вымершей породы голубей. Сначала она решила понемногу подкармливать птиц, но потом, войдя в азарт и обзаведясь богатой клиентурой пернатых нахлебников, принялась покупать корм мешками. В итоге безденежье заставило женщину продать комнату, и она поселилась у сестры, двухкомнатная квартира которой временно пустовала. Голуби полетели вслед за ней.

Встает голубиная мама в четыре утра — птицы уже долбятся в окна. В одной комнате живет сама, в другой Татьяна открыла лечебницу и пристанище для голубей. Большая застекленная лоджия — это уже столовая. Самых трусливых она подкармливает на улице. А иначе, считает Татьяна, голуби погибнут, их ореховская популяция резко сократится.

В жертву голубиной любви принесена и личная жизнь женщины. Надо сказать, ни соседи, ни администрация не понимают такой голубиной страсти. Несколько лет назад, когда Михайлова попросила разрешить ей давать благотворительные концерты в местном Доме культуры, ей отказали.

Она мне пела. И книжку стихов показывала. Хорошие стихи. И пение замечательное, даже без аккомпанемента. Но не могу представить, что на ее концерты соберется хотя бы небольшая толика вполне современного орехово-зуевского народа. И она... поет при полных голубиных аншлагах. Птицы садятся ей на плечо и ласково воркуют что-то свое, голубиное, видимо, подпевают.

Есть или не есть?

Часто случается, что хозяева своих питомцев... сжирают. Так случилось, например, с кроликом знакомой девочки. Она его жалела и холила, покупала ему капусту, а потом вернувшийся из мест лишения свободы старший брат съел животное. Такая же участь постигла зайца, который жил в семье одного москвича. Лихо перескакивая через включенный пылесос, заяц споткнулся и сломал ногу. Ветеринар Бабушкинской ветлечебницы Алексей Евгеньев, с которым хозяева зайца договорились о встрече, уже приготовил шину для животного, но его не привели. Стесняясь, владельцы признались, что раненого зайчика дешевле зажарить, чем лечить.

Не такой оказалась москвичка Колесникова с улицы Голубинской. Ее коза Нюрка дожила до самого преклонного возраста. Козочкой бабушке пришлось обзавестись по необходимости. Брат болел туберкулезом, и старушка мечтала его вылечить. А жила она на пятом этаже. Поселив козу в свободной комнате, старушка ухаживала за спасительницей, как за малым ребенком, и все лето запасала траву.

Вскоре брат, несмотря на питательное козье молоко, умер. Бабушка затаилась. Козу держала строго в пределах квартиры, даже гулять, как раньше, не выводила. Так та и дожила до старости, умерев естественной смертью.

Известны многочисленные случаи, когда в квартирах держат поросят, цыплят, утят. Уж про змей, крокодилов и прочую ползающую братию не говорю.

В Старой Купавне известен случай, когда крокодил сбежал из тесного аквариума и укусил хозяина — Алексея Николаева — за руку. В той же квартире кроме владельца животного проживают овчарка и два основательно пьющих гражданина — отец и дядя владельца пресмыкающегося. Вся эта компания, включая овчарку, невероятно боится своего жильца — крокодила — и просто мечтает от него избавиться. Аквариум подпирают тяжелым чемоданом. А уж как животина ненавидит своих сожителей, можно только догадываться, ведь живет крокодил в наполовину свернутом состоянии: так тесен аквариум.



Медвежий развал

В том же Орехово-Зуевском районе недалеко от Исаакиевского озера жил фермер Кравченко и богател с каждым годом, расширяя хозяйство. Все у него было хорошо: и жена-хозяйка, и дети здоровые, и достаток имелся. Пока в доме не появился медвежонок. Забавный такой, смешной, как большой котенок. Кравченко выиграл звереныша в карты у цыган. Когда тот начал подрастать и “шалить”, пришлось его запереть в сарай. Но косолапый сделал подкоп и убежал. Поймали его и посадили в клетку. Медведь рос, и на его содержание уходили все заработанные деньги. Так в семье начался развал. Жена ушла к другому, сын и дочь покинули отчий дом в поисках лучшей жизни, а сам Николай Кравченко запил от такой жизни. Остался мишка сиротой. А был он к тому времени огромным прожорливым зверем. Продать фермер его не смог, на волю отпустить было нельзя — загрызет кого-нибудь. Самые опасные животные — те, что выросли в неволе: людей не боятся. А убить жалко!

Не избежать бы беды, если б не местный лесник. Сейчас мишку поселили в медвежьем питомнике в Чашникове, где мы его и навестили. Пиво он больше не пьет. Не дают. И за короткий срок стал уравновешенным, интеллигентным медведем...






Партнеры