Есть только ВГИК между прошлым и будущим

19 июля 2004 в 00:00, просмотров: 584

Только-только закончилась вступительная лихорадка во ВГИКе. В последние годы здесь, особенно на актерском факультете, наблюдается необычайный бум — на место претендуют по сто с лишим человек. В прошлом году поступало 1799 абитуриентов, в этом — 1432.

Алексей Баталов, заведующий кафедрой факультета, воспитал не одно поколение актеров. И хотя легендарный педагог в прошлом году уже набрал свой курс, к потоку-2004 он отнесся не менее внимательно. О чем рассказал в интервью “МК”.


— Алексей Владимирович, каковы ваши впечатления от вступительных экзаменов?

— Сумасшедший дом! В этом году небывалый поток абитуриентов. На прослушивание пришли около двух тысяч человек. В чем причина такого шквала, сказать трудно. Российское кино переживает сейчас не лучшие времена, но интерес к профессии не пропал. К сожалению, уменьшилось количество бюджетных мест. Но за последние несколько лет все же остается 15—16 мест, а платных, увы, больше — 20—22. За отличную учебу плату могут снизить или перевести студента на бесплатное место. Бывало и наоборот, что за неуспеваемость или плохое поведение студент оказывался на внебюджетном обучении.

— Что выбирают будущие актеры для экзаменов, какие авторы самые популярные?

— Конечно же, абитуриенты передают друг другу, что нравится или не нравится комиссии. И репертуар неизбежно крутится вокруг одних и тех же авторов. Чаще всего обычно читают Крылова, Пушкина, Цветаеву. В этом году к ним ни с того ни с сего прибавился “Василий Теркин”. Среди редко исполняемых я бы назвал Гумилева. А вот по качеству подготовки, на мой взгляд, девочки порой оказываются лучше мальчиков. Хотя общий уровень знаний ухудшается, молодежь становится менее начитанной.

— Говорят, для абитуриенток актерских факультетов существует возрастной ценз...

— Это миф, возникший потому, что для любой профессии обучать легче более молодых. У нас возраст для абитуриенток не ограничивается. Просто проходят годы внешних данных. Например, чем старше девушка, тем меньше шансов у нее сыграть Джульетту. Хотя есть очень много исключений. После Великой Отечественной войны многие поступали поздно.

— А если вы видите абитуриента и вспоминаете, что он не первый раз к вам поступает?

— Ситуация “Ба! Знакомые все лица…” лишь подтверждает серьезность намерений человека, его упорство, веру в себя. И это не самые плохие качества. Хотя они не дают преимуществ перед поступающими впервые.

— Молодое поколение часто упрекают в излишней прагматичности. Вы с этим согласны?

— Сейчас, когда в игру вступили деньги, упрекать за стремление получать человеческую плату за свою работу бессмысленно и некорректно, ибо актер слишком от многого зависит.

— Но ведь Иосиф Райхельгауз бросил свой курс через год или два после набора, ссылаясь на то, что ученики слишком много думают о собственной выгоде.

— Да. Райхельгауз ушел. Курс расформировывать не стали: ребят доучивали другие педагоги. Замены не раз происходили во многих мастерских. Например, Бориса Бабочкина, Анатолия Ромашина, Бориса Чиркова или Виталия Соломина заменяли другие.

— Но они недоучили, потому что умерли…

— Что делать. Вообще у каждого мастера свои требования. Я бы, например, не стал называть молодое поколение более практичным. Несколько лет назад ребята из моей мастерской делали дипломный спектакль по знаменитому водевилю “Ханума”. Сыграли. Дипломы получили. А потом попросили разрешения играть “Хануму” еще. Мол, все текст помнят, остались декорации, костюмы… Им разрешили. Так они играли этот спектакль полтора года, и уже не только на учебной сцене ВГИКа — в центре-музее Высоцкого и еще много где. Их даже в другие города приглашали. А платили им за это чисто символически. Похожая история была и со студентами Тараторкина. Они после окончания ВГИКа играли спектакль по Бунину. Он даже шел некоторое время на сцене Малого театра. А ведь со студенческих спектаклей начиналась Таганка, “Современник”…

— Есть ли среди ваших учеников будущие Качаловы или Ермоловы?

— Фамилий пока не назову. Время покажет. У нынешнего поколения актеров гораздо больше возможностей проявить себя. В мое время уйти из одного театра в другой было очень сложно. А сейчас с этим проще, да и самих театров гораздо больше, существуют и антрепризы… Просто надо уметь отделять зерна от шелухи.






Партнеры