“Сам по себе, свой собственный”

21 июля 2004 в 00:00, просмотров: 185

Громкие отставки в Минобороны не обошлись без скандала. В понедельник пресса взахлеб писала о том, что “Квашнин подал в отставку”, а вчера военное ведомство официально опровергло эту информацию. “Сообщения о том, что Анатолий Квашнин написал рапорт об увольнении с военной службы, — это ложь. Никакого рапорта он не писал”, — сказал начальник Главного управления кадров Минобороны генерал-полковник Николай Панков. Квашнину уже предложен “ряд ответственных должностей”. Сейчас он находится в распоряжении министра обороны.

Между тем “МК” попробовал составить психологический портрет нового хозяина Генштаба Юрия Балуевского — по рассказам его бывших и нынешних сослуживцев и знакомых. Многие наши собеседники просили не называть имен: им еще служить.

Казалось бы, рассчитывать на то, что Квашнина сменит на посту его первый заместитель, было вполне логичным. Но назначение Балуевского стало в Минобороны неожиданностью. “Прямо скажем, — говорят в военном ведомстве, — его шансы стать НГШ казались небольшими. У нас вовсю обсуждались другие кандидатуры” (начальник Главного оперативного управления Александр Рукшин, начальник ГРУ Валентин Корабельников. — Авт.). Тем не менее этому назначению в Генштабе рады.

За Балуевским, говорят в Генштабе, закрепилась репутация интеллектуала и теоретика. Его конек — отличное знание военной истории: при случае он всегда может выдать цитату из Клаузевица или Чан Кайши.

В отличие от Квашнина, Балуевский при подчиненных всегда старается выглядеть спокойным — матерного слова от него никто никогда не слышал. Его управленческое кредо — “разъяснять и требовать”.

В Генштабе в последнее время принято делить людей на “квашнинских”, “ивановских”, “сергеевских”... Про Балуевского говорят, что он “сам по себе, свой собственный”. Будучи первым замом НГШ, он стремился оставаться в стороне от штабных и министерских интриг. Впрочем, советы — любые — он всегда выслушивал.

Юрий Николаевич занимается общественной работой — например, последние несколько лет он входит в общественный совет национальной премии “Воины духа”, которая вручается простым людям за героические поступки.

* * *

Несколько лет с Юрием Балуевским в штабе Ленинградского военного округа трудилась Татьяна Гракова, в то время — машинистка оперативного управления.

— В штаб ЛВО я пришла в 1970 году 17-летней девчонкой: по распределению попала после курсов секретарей-машинисток. Когда к нам пришел работать Юрий Николаевич, мы сразу обратили внимание на то, какой он внимательный, заботливый. Тогда были “боевые” времена — мы часто выезжали на учения, каждый месяц на север, в Карелию. Нас — 4 девчонки, и он всегда лично проверял, чтобы все было в порядке, чтобы было нормальное питание. Он был таким молодым, шустрым, всегда и со всеми находил общий язык. И обычные чертежники, и руководство о нем всегда говорили очень хорошие слова. С ним было очень приятно работать.

Дни рождения мы всегда праздновали все вместе, очень весело и по-дружески. Весь коллектив собирали в общем зале оперативного управления. Помню, как меня поздравляли с днем рождения — на учениях. Чертежники начертили красивую огромную грамоту, поставили печать, все это в шутливой форме — это Балуевский затеял. Если машина была нужна по каким-то неотложным личным делам, Юрий Николаевич никогда не отказывал. Девушкам особенно. Я рада, что он достиг таких высот...



* * *

— Стиль руководства и общения Юрия Балуевского существенно отличается от стиля его предшественника, — сказал “МК” командующий одним из видов ВС. — Тот “душил” всех подряд, и Балуевского в том числе. Со стороны Юрия Николаевича были попытки выступить против Квашнина. Обычно офицеры и генералы наблюдали это на совещаниях, где он высказывал свою позицию несогласия. Он очень аргументированно говорил Квашнину, почему не следует принимать того или иного решения. Правда, особенно решительных мер не предпринимал. На конфликт не шел. Когда Квашнин переходил на визг, Юрий Николаевич вставал и говорил: “Есть!”

Его искренне возмущало, что офицерам Генштаба слишком много приходилось работать “на урну”, так как за день позиция Квашнина могла меняться трижды. Многие специалисты ушли, не выдерживали такой глупости и деспотии. Причем это были в основном молодые и перспективные офицеры.

Юрий Балуевский не такой. Он умеет организовать нормальную работу, сам на себе испытал методы “начальника-волкодава”. Он хорошо знаком с работой офицера Генштаба. Это хорошо, так как компенсирует недостаток опыта и навыков по управлению войсками, которого у него нет.

Балуевский — это человек, который умеет слушать даже оппонента. И, выслушав его, принять взвешенное решение. Так сказал один из действующих командующих крупного стратегического объединения. Свое собственное мнение в начале разговора, как мудрый человек, он обычно не высказывает. Для начала выслушивает специалистов. А возможны ли будут при нем в армии крутые перемены — жизнь покажет.



Из интервью Юрия Балуевского “МК” (от 09.01.2003)

О стратегии:

— Российских военных обвиняют в том, что они до сих пор мыслят категориями Второй мировой войны. Хотя мы, между прочим, намного раньше американцев поняли, что надо прекратить гонку сумасшедших по созданию тысяч и тысяч ядерных боеприпасов! В середине 90-х годов в мире насчитывалось порядка 30 тысяч ядерных боезарядов. Зачем столько?

О морали:

— Валерий Манилов почти еженедельно выступал на телевидении с “рапортом” о потерях российских войск. Сейчас такая практика прекращена. Я считаю, это бесчеловечно — рапортовать о потерях. Мы обязательно всех назовем и низко поклонимся, когда в стране наступит мир. Но “сколько у вас погибло?” — не тот вопрос, который следует задавать в трагических ситуациях.

О жене и... Грузии:

— О Тбилиси и Грузии у меня остались самые теплые воспоминания. У меня и жена туда приехала через полгода. Пришлось, правда, научить ее стрелять из всех видов оружия. И ночью, когда на улице стреляли, я-то знал, что в нас не попадут, а она нервничала. Но все равно воспоминания самые замечательные.

О себе:

— Я как-то прочитал в книге об “американской мечте” тринадцать правил генерала Пауэлла. Одно из них в русском переводе: “Никогда не делай так, чтобы твое “я” располагалось рядом с проблемой, которую ты поднимаешь, ибо вместе с этой проблемой может рухнуть и твое “я”. На мой взгляд, это очень мудрое правило. Если ему не следовать, ничего хорошего для своей страны никогда не сделаешь.





Партнеры