Михаил Тормозов: без тормозов

22 июля 2004 в 00:00, просмотров: 596

Улыбчивый великан Михаил Тормозов предстал передо мной. Я со своими 185 см показался себе коротышкой на длинных ногах. От его загара все еще отражалось солнце дальних стран, ноги стояли как на доске, а откуда-то изнутри исходила — нет, вырывалась энергия. Казалось, он готов в любую секунду сорваться и сотворить что-нибудь такое и меня с собой прихватить...


— Давай признавайся: какая твоя настоящая фамилия?

— Будешь смеяться, но это настоящая: Тормозов.

— Да ладно гнать!

— Я серьезно! Хочешь паспорт покажу? Раньше там было Тормосов, то есть “с”, а потом то ли у отца, то ли у деда перепутали просто буквы.

— Комплексов нет?

— Даже наоборот, если на меня там кто-то наезжает: “Почему так медленно?!” — у меня всегда есть отмазка: “Фамилия такая!”

— Почему твоя передача называется “Точка отрыва”?

— Канал от нас требовал российского названия, но притом точно определяющего суть передачи для того, кто ее первый раз смотрит. Мы перепробовали вариантов 200. В итоге остановились на этом названии.

— Почему программу показывают в плохое, не рейтинговое время?

— Это только кажется, что экстримом интересуется большое количество народа. Это не так. В хорошее время показывают футбол, а нас задвигают. Зато в субботу у нас повтор в 6 вечера — просто классное время!

— Канал “Спорт” заигрывает с молодежью?

— “Спорт” пытается привлечь к себе молодежную аудиторию. Вот и все.

— Ну и чему вы учите эту молодежь?

— Вот это важно. Я вроде как один из идеологов передачи, и у нас есть несколько установок. Мы не раздуваем сенсацию на пустом месте и не делаем героев из откровенных придурков.

— Некоторые считают, что экстремалы все придурки...

— Я тебя уверяю, что самые сумасшедшие люди, даже бейсеры (прыгают с вышек и небоскребов), — очень умные, расчетливые люди. Мы со своей стороны стараемся донести до людей необходимость длительных тренировок перед тем, как... И всегда напоминаем про защиту.

— Хорошо, молодой, горячий парень без копейки в кармане посмотрел твою передачу с “упакованными” ребятами... Что, по-твоему, он почувствует?

— В идеале он должен срываться с места и идти заниматься экстремальным спортом. Мы стремимся показать, что заниматься этим очень здорово.

— Постой “срываться с места”: а как же деньги, которых у него нет?

— Ты знаешь, есть виды экстремального спорта, которые требуют минимальных вложений, — например скейт, ролики. Даже в глубинке небольшая проблема для 15-летнего парня — заработать на них. Самое главное — страсть к экстриму. Хотя, конечно, деньги — это важно.

— Что в стране растет быстрее — интерес к экстриму или к заглатыванию пива?..

— По-моему, пиво уже всем начинает надоедать... Наступает время экстрима!

— Экстремалы часто съезжают с катушек? Ты знаком с такими?

— Знаком, и, как ни странно, большей частью это люди за 30! Они уезжают в другие страны, путешествуют в поисках ветра, новых ощущений...

— Почему именно они? Ведь после 30 людям, наоборот, хочется спокойной, размеренной жизни.

— Часто бывает, приходит осознание того, что у тебя осталось мало времени, а ты еще даже на виндсерфинге не покатался. Такие ребята бросают все и устраиваются на работу в прокаты серфинга в Египте, валят в горы работать инструкторами...

— Не надоедает тебе это безумие?

— Иногда, когда готовим материал, выматываемся, нервничаем. Часто говорю про себя и вслух: “Да пошло все это на фиг! Сколько можно одно и то же!” Но когда материал сдан — все довольны и признаются друг другу, что это им все нравится.

— Трупов в кадре еще не было?..

— Мы стараемся не показывать травмы, хотя, если честно, это очень сильно привлекает зрителя. Для нас показ травм — обучающий момент. Часто более опытные райдеры делятся опытом, поясняя ошибки новичков. А трупов, слава Богу, еще не было.

— А недавний инцидент с парашютисткой, которая прыгнула с Останкинской телебашни, вы сняли?

— Да, мы единственные, кто полностью снял полет. Кстати, знаешь, в чем была ее ошибка? Австриячка прыгала бейс с телебашни и, как пояснили мне сами бейсеры, неправильно раскрыла парашют.

— У меня есть друг — на байке гоняет, просил тебе передать, что программа у вас скучная, показывают одно и то же...

— Я это знаю. Точно совершенно. У меня просьба к твоему другу: если что-то происходит, то пусть звонит, пишет.

— А если он тебе расскажет про покатушки трех друзей на байках?..

— Иногда покатушки трех друзей интереснее, чем профессиональные соревнования, где все ходят, гнут пальцы, море пива и болельщиков, а снимать-то нечего!

— Сам отрываешься?

— Я иду на свершения за порцией офигенного удовольствия. Самое главное — кайф. Когда есть свободное время — горные лыжи, фрирайд, виндсерфинг, кайтсерфинг...

— Как ты страх побеждаешь?

— С этим очень тяжело. Я, видимо, буду очень старым райдером, потому что боюсь очень много. Самое главное — кататься с друзьями, которые круче тебя. Они могут — и тебе уже не так страшно повторить, кроме того, не бросят, если что случится.

— А что, ты попадал?..

— В Египте, когда на кайте катался, — ошибся, не рассчитал силу ветра, надул кайт 18 м2 и пролетел метров 300, стукнулся об воду, доску из-под ног выбило, сознание на пару секунд потерял. Доску нашли только на следующий день... Лишний раз убедился, что глупый понт — это очень больно.

— Значит, экстремалом до старости будешь?

— Надеюсь.




Партнеры