Бермудский супермаркет

22 июля 2004 в 00:00, просмотров: 1733

“Где мой ребенок?.. Кто видел моего мальчика?!” Истошный крик женщины взорвал монотонный гул человеческого улья. Магазин вздрогнул: “Господи! Еще одного украли...”

И поползли по Москве слухи.

“Всем, всем, всем! Родители, не берите детей с собой в крупные магазины, не оставляйте их без присмотра! Детей воруют даже из игровых комнат” — такое сообщение впервые появилось в Интернете почти 4 месяца назад. А потом понеслось.

Жуткие слухи о пропавших детях, вырезанных почках наводнили столицу. Они обрастали леденящими подробностями, случайные “свидетели” и знакомые жертв каждый день звонили нам и требовали провести журналистское расследование.

Сегодня “МК” готов рассказать всю правду про “банду похитителей детских органов”.

Разговоры о кражах детей из игровых комнат московских магазинов, похоже, приобрели всемирный масштаб. “Похитили малыша из гипермаркета, представляете, через неделю вернули в тот же самый магазин живым, но без правой почки!” — голос мамаши, летевшей с нами в самолете из-за границы, дрожал от ужаса. Она крепко прижала к себе вырывающуюся пятилетнюю дочку и зажмурила глаза. Пассажиры вздрогнули.

Эта нервная мамаша стала последней каплей. Больше молчать было нельзя.

Последние четыре месяца на детских площадках впечатлительные родительницы обсуждают жуткие подробности похищений малышей: “За кольцевой дорогой пачками воруют детей, чтобы разобрать их на органы. Уже семь-восемь случаев точно было. Газетам и телевидению запретили про это писать, чтобы не было лишней паники…”

Но от молчания ажиотаж только нагнетается. Телефон в редакции не умолкает. Даже знакомые из других городов звонят, чтобы спросить: что же все-таки у нас происходит? Молодые москвички-мамаши спешат поделиться последними деталями.

— Мальчику Мише было семь лет. Родители поехали в мебельный магазин, оставили его в игровой комнате, вернулись — сына нигде нет. Куда делся, воспитатели объяснить не могут, — голос моей знакомой Ульяны, мамы двухлетнего Антошки, трагически понизился. — Родители искали его до закрытия, написали заявление в милицию, но оно тоже куда-то пропало. Понятно, ментам заплатили… Прошло две недели, и вот в квартире раздался звонок: “Приезжайте, забирайте вашего ребенка”. Миша сидел в той же самой игровой комнате, в той же одежде, в той же позе. Он не помнил, что с ним произошло и где он был. Подняли маечку, а на спине — шрам, и одной почки нет. Сейчас он лежит в институте трансплантологии органов, мать в предынфарктном состоянии. Я уж сама всю ночь проревела, когда эту историю услышала, все-таки у меня тоже сынишка — хоть вообще с ним никуда не выходи. Это произошло со знакомыми моих знакомых, но соврать они не могли…

— Слушай, а зачем им надо было его обратно-то возвращать, выхаживать после операции? Это же недешево. Зачем так рисковать?

— Может, им донора просто жалко стало? Все-таки у них тоже ребенок болен, им ли страданий матери не понять? А без почки мальчику можно прожить, да и в армию его не заберут.

Это была уже 115-я история “про это”, поведанная нам. Сначала мы отмахивались от подобных рассказов, как от полного бреда. Наконец чаша терпения переполнилась, и мы решили найти хоть одного ребенка, которого выкрали с целью изъятия органов. Но любые попытки добраться до реальной семьи, потерявшей в магазине малыша, успехом не увенчались. Нет, все рассказчики с удовольствием брали номер нашего мобильного и клятвенно заверяли, что “сегодня или завтра несчастные родители позвонят. Надо положить конец этому кошмару!”

Вскоре перспектива знакомства с пострадавшими выглядела не столь безоблачно: “Они не хотят контактов с прессой. Пойми, людям досталось. Нет, магазин им лечение ребенка не оплатил — они нищенствуют сейчас, нам их близкие друзья рассказывали...”

“Да, я тоже слышал про эти похищения, — сообщил по секрету известный журналист-эксперт, специализирующийся на криминальной тематике. — У моей дочки в детском саду тоже кого-то украли, а потом вернули. И еще в Подольске на катке 11-летнего мальчишку точно так же похитили. Я пробовал покопать в этом направлении, но глухо — официальных заявлений в милиции почему-то нет. А город меж тем наводнен слухами. Может, маньяк какой появился в Подмосковье и на Ленинградском шоссе?”

Московская милиция тоже развела руками. “Последний известный инцидент с пропажей малолетнего ребенка датируется 98-м годом. Тогда у дверей больницы, что неподалеку от трех вокзалов, похитили трехнедельного младенца Егора Нисевича. Его мама на минутку оставила, пошла цветы врачу подарить. Мальчика так тогда и не нашли, ему уже лет шесть сейчас было бы. Мать, художница-мультипликатор, покончила потом с собой от горя. Так эту историю оперативники до сих пор вспоминают, всем от начальства досталось...”

В общем, концы истории уходили в бесконечность.

* * *

А что такое бесконечность, как не родной российский Интернет?

С февраля он буквально наводнен подобными сообщениями. Не проходит и дня, чтобы в “мамашкиных” и криминальных чатах не возникла очередная тема о детишках и их почках.

За три дня поисков в виртуале мы классифицировали несколько вариантов этих жутких слухов. Их начало датируется февралем 2004 года. Место происшествия — чаще всего крупные магазины за пределами МКАД. Возраст украденных детишек от 3 до 11 лет.

Все похищенные якобы находились в неизвестном месте от одной до двух недель, ни одного малыша не убили, все органы, кроме почки, на месте...

По популярности эти сообщения в чатах всегда лидируют. Недавно появились сведения, что уже пропал ребенок из одного гипермаркета, куда с детьми вообще не пускают. Автор сообщения утверждал, что “малыша оставили на улице, у входа. Вернулись с покупками — его и след простыл”.

Нелогично, конечно: кто ж, идя в магазин, бросает ребенка на улице? И как же видеонаблюдение, которое ведется во всех крупных торговых центрах?

“Никак, — отвечают всезнайки. — Кассеты исчезли или нужные кадры на них фантастическим образом отсутствуют”.

Поневоле поверишь в заговор владельцев магазинов. Или в охоту инопланетян за человеческими почками.

— Все эти истории — сплошная ерунда, — считает Виктор Аразуманов, главный врач Института трансплантологии и искусственных органов. — Пересадкой органов у нас в стране занимается только наш институт, так что почки, якобы вырезанные у украденных детей, обязательно прошли бы через это учреждение. И дети-доноры, возвращенные родителям, поправляли бы свое здоровье тоже скорее всего здесь. Нам эти страшилки уже просто надоели, — добавляет главный врач. — Никто воровать детей для этих целей не станет. В России, кстати, забор детских органов запрещен.

В принципе найти потенциальных доноров в Москве не проблема. Столбы около того же института трансплантологии обклеены дурацкими левыми объявлениями: продам органы.

“Мне 33 года, курю, употребляю легкие наркотики (марихуану). Срочно продам почку за 120 тысяч евро”, — пишет какой-то чудик.

Но вряд ли он найдет желающих. Рядом “демпингуют” почки всего за 100 баксов.

Однако это всего лишь цветочки...

Недавно на одном из сайтов были размещены фотографии супа, приготовленного якобы из детских почек. “Органы вырезают не родители больных детей, а обычные богатые гурманы”, — убеждены в виртуале.

“Нет, московских детишек воруют чеченские боевики, — озвучили очередной вариант страшилки. — В горах их специальными методами зомбируют, делают из них за две недели шахидов и возвращают обратно. А лет через десять это все еще нам аукнется... Зачем заодно воруют почки? Чтобы добро даром не пропадало — орган стоит 30 тысяч баксов, это оплата за обучение на шахидов”.

Истерию поддерживает даже сам персонал гипермаркетов. В целях эксперимента заходим в один такой магазин с пятилетним малышом. Специально просим его отбежать от нас на несколько шагов.

“Чей ребенок? — тут же слышится встревоженный визг продавщицы. — Ну вы, мамаши, даете! Не в курсе, что творится? — дальше следует та же сказка про белого бычка, произошедшая не у них в магазине, но “у соседей”.

— Я точно слышала, что в новых магазинах каждые пятнадцать минут объявляют по радио, чтобы родители глаз не спускали со своих чад, потому что их воруют, — делая прививку, сообщила нам медсестра в детской поликлинике. И тут же добавила, что у друзей ее соседей недавно пропал малолетний племянник. По слухам.

* * *

Слухи стары как мир, и никогда не возникают спонтанно. Если люди о чем-то начинают говорить — значит, это кому-нибудь нужно.

— В природе существует три вида слухов. Это слухи-“желания”, слухи-“пугала” и слухи, которые касаются разделения разных социальных групп (например, “олигархи готовят смену президента”), — говорит Екатерина Егорова, профессор, доктор психологических наук. — В нашем случае это второй тип слухов. Я уверена, что за этими страшилками о краже детей на органы стоит очень четко спланированная кампания против данной фирмы. Причем кампания, исполненная виртуозно и блестяще.

Конкуренты воспользовались суперсовременным каналом для распространения своего “пугала” — это Интернет. Классических же способов два. Первый: две бабы должны обсудить слух в очереди — тогда его подслушают и подхватят все, кто стоял рядом. Второй способ, еще более действенный: рассказать слух в парикмахерской. Парикмахерша непременно приукрасит и перескажет “новость” другим клиентам.

История знает массу примеров. Ни одна война, ни одна предвыборная кампания, начиная с античных времен, не обходились без тактического “хода слухом”. Так, во время предвыборной кампании 1993 года один кандидат хвастался своим сахарным делом. А его соперники очень удачно распустили слух, что именно от сахара этой марки развивается импотенция. Рейтинг кандидата сильно упал.

Единственное, что требуется, — актуальная пугалка, которую подхватят массы. В последнем случае ее выбрали просто блестяще: трансплантология сейчас у всех на слуху.

— Но тут главное не перегнуть палку: слух не должен доходить до полного абсурда, — говорит Екатерина Егорова.

Существует простой психологический закон: толпа всегда глупее, чем отдельно взятые из нее индивидуумы. И в голове человека, который думает, с точки зрения коллективной ответственности все интеллектуальные процессы усредняются. Подобные информационные волны рассчитаны как раз на средний интеллект.

— Чтобы слух существовал, достаточно, чтобы один человек рассказал его еще трем, — добавляет наш консультант-психолог. — Для преднамеренного слуха людей нужно больше — полагаю, человек 20. И, я думаю, хватит недели, чтобы город заговорил о выдумке.

Да, придумать и распространить страшилку проще простого. Для ее запуска не нужно много средств, и платить “добровольным распространителям”, когда пугалка заработает, тоже не надо.

Один недостаток: слухи, как правило, затухают. Поэтому их нужно искусственно подогревать. А еще слухи не терпят разоблачений.

* * *

Звоним в Икеа и просим немедленно показать нам, как оснащены детские игровые комнаты. “Ищите, смотрите”, — говорит Ирина Ванникова, менеджер по связям с общественностью.

Игровая комната почти пуста. Три ребенка прыгают по разноцветным шарикам. Раздолбай-отец, держа в руках банку с пивом, настойчиво пытается спихнуть семилетнего сына воспитателям. Мальчишку не принимают: он выше, чем положено по ростомеру, к которому его тут же подводят.

— У нас здесь оставляют детей от трех лет, и пока он проходит под планку ростомера, — объясняют работники игровой комнаты. — В будние дни за детьми следит один человек, а когда наплыв народа — два. Люди проверенные, с пропиской, текучки кадров нет. Сразу заметим, что мы не педагоги — просто приглядываем за детьми. Больше 26 человек сразу не берем, потому что иначе не уследишь.

В игровой комнате — как и во всем магазине — видеокамеры. Дети огороженное помещение не покидают ни при каких обстоятельствах. Туалет тут же, но наблюдения там нет. Родители заносят данные на своего ребенка в специальную анкету. Ее берут из кармашка на стене. По словам воспитателей, если этот документ потеряется, то ребенка назад не отдадут.

— Никогда?! — изумляемся мы.

— Если ребенок не признает своих родителей, то никогда. Мы несколько раз в таких случаях переспрашиваем при возврате: “Это твоя мама?..”

Менеджер магазина сопровождает нас по демонстрационным залам. Специально подводит к уголку отдыха, который неподалеку от ресторана. “Детей постарше некоторые родители тут нередко одних оставляют, телевизор на полу посмотреть. Особого присмотра за ними нет. Никакой ответственности, если что случится, администрация не несет”.

— Так, значит, все же какие-то ЧП здесь были?

— Я устала повторять, что ничего, о чем вы говорите, не было, — вздыхает она. — Я вам просто объясняю, как все у нас устроено.

На лестнице нас отлавливает здоровенный охранник. Подводит к перилам: “Видите, по всей длине лестницы расположены детские перильца? Только в одном месте они обрываются, чтобы дети не перелезали через них, не свалились вниз, — объясняет он. — Это для безопасности сделано. У нас за порядком следят. Поверьте, в Икеа никаких жутких похищений быть не могло. Мы наших покупателей любим. Хотя за другие магазины и места отдыха я не ручаюсь”.

— Я даю стопроцентную гарантию того, что ни одного случая кражи ребенка из гипермаркетов не было, — утверждает и Сергей Школа, замначальника по делам несовершеннолетних ГУВД Московской области. — Более того, к нам не поступало ни ложных вызовов, ни заявлений по такому вопросу. Кстати, подобные слухи несколько лет назад уже бродили. Рассказывали страшные истории о том, что малышей якобы крадут для продажи за границу бездетным родителям. Это неправда. Магазины типа Икеа и “Ашан” охраняются ЧОПами. Кроме того, там всегда дежурят сотрудники милиции. Так что повода для беспокойства нет. Но и бдительность терять не стоит. Я тем не менее убедительно призываю ни на секундочку не оставлять маленьких детей без присмотра или под надзором незнакомых.

* * *

…Страшилки сочиняли еще во времена молодости наших бабушек. “Сидишь, бывало, во дворе и рассказываешь подружкам о том, как малыша за конфетку из метро цыгане увели”, — вспоминают с удовольствием московские старушки.

Последнюю перестроечную страшилку придумали про “Макдоналдс”. Говорили, что там из украденных детей делают гамбургеры.

Людям нравится бояться. Сидя на лавочке, щекотать друг другу нервы.

Что ж, раз рождаются и плодятся слухи, значит, это кому-то нужно. Но это уже тема совсем другого расследования...



Партнеры