Убить Билла по-русски

23 июля 2004 в 00:00, просмотров: 943

После десяти лет весьма завидной данс-карьеры Андрей Иванов может спокойно ходить по улице и вести общественную жизнь без риска оказаться в толпе фанатов. А вот музыке его куда сложнее в том смысле, что ее просто рвут на части. Ремикс темы из сериала “Бригада”, сработанный группой “Триплекс”, где Иванов — лидер и худрук, — сделал из простенькой мелодии настоящую танцевальную бомбу. Не менее громко взорвался в 1996 г. трек “Собака Баскервилей”, ритмичная версия музыки Владимира Дашкевича из сериала “Шерлок Холмс и Доктор Ватсон”. Не так давно в руки Андрея и его соратников попала музыка знаменитого японского гитариста Тамояши Хотея, под которую Ума Турман кромсает все живое в тарантиновском “Убить Билла”. Права на ивановский ремикс с мудреным названием “Triplex vs Tomoyasu Hotei. Battle Without Honor or Humanity” уже принадлежат английскому филиалу EMI, а самому музыканту рекомендуют осторожно поглядывать на Запад. Еще этот скромный молодой человек заслуженно носит корону одного из лучших ди-джеев страны и точно знает, как и где нужно танцевать этим летом. Обо всем этом “ЗД” с ним и беседует.


— Оглушительный успех ремикса на тему из “Бригады”, наверное, внес в твою жизнь немало сумасшествия?

— Мне эту “Бригаду” так настойчиво приклеивают… Ничего плохого не могу сказать ни про фильм, ни про музыку, но это, мягко говоря, не моя эстетика, потому как я на другом воспитывался и другим живу. Очень часто бывает, что на гастролях мы попадаем немного не в те места. Люди ждут “Бригаду” и еще что-нибудь, чего сами не знают. А им дают очень позитивный хаус…

— Ну, это уже кокетство. Предложили конъюнктурный проект, ты его хорошо сделал, чего же стесняться?

— Я хоть и не китаец, но работать люблю. Поэтому, если я слышу музыку, у меня в голове начинает работать диджейский механизм. С чем это можно свести, что добавить. Когда люди с BMG принесли мне эту тему, я сразу понял, что с ней делать. Там не хватало ритма, который мы и дописали, максимально сохранив при этом оригинал. Журналисты очень часто разговаривают со мной так, будто я у них что-то отнял. Мне не нужны чужие лавры, не я написал эту музыку, но и не я виноват, что термин “ремикс” у нас так опошлен.

— С другой стороны, именно ты вместе с другими участниками “Триплекса” сделал ремикс, который попал во все чарты. При этом все вы за кадром. Не обидно?

— Я никогда не был артистом и терпеть не могу себя показывать. Ну не люблю, когда на меня пялятся. Благо на сцене у нас много техники, за которую можно спрятаться.

— Ремикс темы из тарантиновского “Убить Билла” — это тоже заказ или личная инициатива?

— Тоже заказ, но работали мы совсем по-другому. Вся прелесть нашего варианта в том, что мы не использовали сэмплов, как в “Бригаде”. Все заново сыграно, то есть получилась классическая кавер-версия. С гитарой нам, кстати, помогал Гоша Барыкин (сын певца и композитора Александра Барыкина. — Прим. “ЗД”). Очень талантливый молодой человек, но талант его не для нашей страны. В общем, не Верка Сердючка. Потом была японская девушка, которая начитала текст. Мы сначала использовали текст из фильма, но японцы нам посоветовали не связываться с Miramax, у которого все права на фильм, и изменить голос. Так и нашлась японка, она, кстати, здесь работает. Для нее был шок, когда она узнала, что участвует в проекте, который имеет отношение к Тамояши Хотей. Он у них настоящий культ.

— Сам “культ”, кстати, в курсе ваших экспериментов?

— Конечно. Мы послали запрос, он попросил наши прежние записи и только после этого дал “добро”. Типа пусть мальчики попробуют. Готовый продукт мы отправили и в английский, и в японский филиалы EMI, везде получили одобрение. Англичане даже разрешили снять видео. Хотелось бы, конечно, использовать фрагменты из фильма, но прав пока не получили. Войти в контакт с людьми Тарантино оказалось очень сложно.

— У тебя нет ощущения, что “Бригада” получилась более танцевальной?

— В “Kill Bill” и правда меньше фана, это очень насупленный самурайский трек. Но здесь и задача была другая. Заказчики просили, чтобы трек подходил и для нашего рынка и для европейского. А это очень трудно. Почти нереально. Меня до сих пор одолевают сомнения. Может получиться удачно, а может так, что не будет нужным ни здесь, ни там.

— И чем, интересно, отличается трек для нас от записи для них?

— Подходом к работе. Здесь можно набрать простенькие звучки, напеть сверху, вытянуть авто-тюном, и все нормально. Стукает, пукает, ну и сойдет, поехали по гастролям. Чем проще, тем лучше. Честно скажу, в “Бригаде” изначально были совсем другие барабаны. Но на BMG сказали, что вышло уж слишком электронно, и мы поменяли барабаны на самые простейшие. Я всегда был обеими руками за качество, но понимаю, что можно увлечься и перепродюсировать музыку, как это часто бывает у них. Не знаю… Получилось то, что получилось. Русский вариант “Как убить Билла”. Отлично слушается в машине. Может, потом сделаю пару ремиксов, буду в клубах играть.

— Грув, как и ты, большой спец по киномузыке. Ты считаешь его своим конкурентом?

— Мы делаем ремиксы по-разному, по крайней мере я на это надеюсь. У Жени свое видение. Он по звуку такой весь упругий, кругленький, у него очень легонькие ненасыщенные аранжировки, к тому же он хочет сделать всего побольше. Мы же стараемся реже и глубже.

— Что сейчас занимает тебя больше — диджейство или “Триплекс” с авторской музыкой?

— К ди-джейству сейчас нельзя серьезно относиться, потому что работать можно спустя рукава. На ди-джеев толком никто не смотрит, да и слушают в пол-уха. У публики очень снизились требования к музыке, и поэтому любой заезжий ди-джей, даже миксуя на компакт-дисках (в диджейской среде такое считается дурным тоном. — Прим. ЗД), запросто может заменить резидента московского клуба, и никто этого не заметит. Так что больше внимания уделяю музыке. Обидно, понимаешь, за нацию. Доколе? В электронной музыке со времен технобума почти ничего не изменилось. Спрос есть, но грамотно ее подать никто не может. Причем страна-то у нас толковая, но вот довести что-то до ума никак не получается. Поэтому и дороги плохие, и футбол такой, какой есть, и музыка тоже.

— Ну, допустим, ответственных за дороги и футбол все знают. А за музыку кого пинать?

— Во многом виноваты те же чиновники, только из музиндустрии. Создание электронной музыки многие воспринимают как домашнее развлечение с компьютером. На самом деле это сложный процесс, в котором участвует целая команда: звукоинженеры, музыканты, аранжировщики и т.д. Поэтому записи Пола Ван Дайка и Тимо Мааса очень отличаются от того, что приносит ди-джей из Томска, хотя вроде те же “тунц-тунц”, как любят наши рокеры говорить. Но здесь начинается самое интересное. Среди людей, которые отвечают за репертуар в разных фирмах грамзаписи, видимо, полно бывших троечников, и разницы они особой не чувствуют. Берут того же ди-джея из Томска (потому что дешевле) и выпускают. Выходит диск, люди его слушают, понимают, что лажа, и не покупают. Так ответственные за эту пластинку сами пилят сук, на котором сидят. Это они отобрали некачественную музыку, которая плохо продается, и потом еще говорят, что электроника не пользуется спросом. А ремикширование кинотем вообще больная проблема. Как только мы сделали “Собаку Баскервилей”, ремикс на тему из Шерлока Холмса, то сразу же появилась куча суррогата. Все будто решили: “О, клевая фишка, нужно сделать так же”. При этом никто не парился над отбором материала и не думал о том, что некоторые произведения уже закончены, добавить к ним нечего, и для ремиксов они не подходят. Записать кое-как и выпустить. Все как на допотопном конвейере.

— Оптимистом тебя, конечно, назвать трудно. Неужели и правда все так плохо даже в столице, где вроде бы и студии, и возможности?

— Не поверишь, но в некоторых городах обстановка более здоровая, чем в Москве. По крайней мере выступать на выезде иногда гораздо приятнее, чем здесь. Всегда здорово во Владивостоке. По настроению, по движению, по интересам людей. Ужасный город Калининград. Москва в квадрате по дешевым понтам. Хорошо на Украине, особенно в Киеве. Они тоже суетятся, как мы, но делают это спокойнее, без нервов и идиотских выкрутасов. Отлично в Брянске. Когда мы туда приехали впервые, то на нас смотрели как на людей, вышедших из леса с какими-то непонятными вертушками, а сейчас в городе клубятся до семи утра. Причем это никак не связано с нездоровым образом жизни. Когда в баре водка с апельсиновым соком стоит двадцать рублей, нажраться можно за час. Но никто этого не делает.

— И последнее. Посоветуй столичной публике, где нужно танцевать этим летом?

— Советую валить из города. В Римини шикарные клубы, и ночью вам спать не дадут. В Испании тоже неплохо. В Москве просто потанцевать очень сложно. В “Пропаганду” до сих пор ходят, но без огонька в глазах. Одна манерность осталась. Раньше музыка имела огромное значение, а сейчас гламур, тусовка, жалом поводить… У нас хороший город, отличные ди-джеи, но вот правильных клубов нет. Одни танцплощадки, которые борются за одного и того же клиента. Типа нужно быть модными. Но все образуется.

— Думаешь?

— Почти уверен.



Партнеры