Счет за солнце

24 июля 2004 в 00:00, просмотров: 968

Все российские детские лагеря на Черном море — от Адлера до Анапы — сейчас принадлежат или частным лицам, или акционерным обществам. Окончательный передел детских здравниц закончился в прошлом году. Детский отдых сегодня — это просто бизнес. Тем не менее компенсация за детские путевки в лагерь — единственная статья отдыха, которая еще оплачивается из Фонда социального страхования (ФСС).

Детские здравницы забиты под завязку. Попробуйте найдите на побережье владельца лагеря, который скажет, что у него нет мест. Отыщет — кровати построит в четыре этажа, но поселит. С июля по сентябрь юг Краснодарского края трещит по швам. Меньше стало людей в санаториях: Фонд социального страхования не оплачивает отдых взрослых. А детские лагеря пока держатся за счет ФСС и собственной коммерческой жилки.

Приезжайте к нам в Магадан...

Детские лагеря делятся на два типа: санаторно-оздоровительные (с лечебной базой — они принимают детей даже зимой) и загородные лагеря отдыха. По закону ФСС компенсирует до 400 руб. в день за отдых в санаторно-оздоровительном лагере. Для загородных по каждому региону стоимость лагерного койко-дня определяется отдельно: например, самые дешевые путевки в Дагестане — 161 руб., самые дорогие в Магадане — 440. Москва занимает третье место в стране по дороговизне — 416 руб. за один койко-день.

Работодатель сам определяет, как распорядиться суммой, выделенной соцстрахом на детский отдых: раздать 10 бесплатных путевок или 20 — оплаченных наполовину. Но компенсация за путевку по линии ФСС должна быть не менее 50%.

Санаторно-оздоровительные лагеря, зная норму соцстраха, естественно, запрашивают самую высокую цену — 400 руб. в день. По закону проходит — ФСС платит. Койко-день в загородном лагере на Черноморском побережье стоит 380 руб. — такую цену установила администрация Краснодарского края.

Так что получается, что путевка на море в среднем стоит 8400 руб. на 21 день. Эту цену сохраняют только лагеря, работающие с соцстрахом. Для владельцев сотрудничество с ФСС очень выгодно. Путевки закупаются “оптом”, нет проблем с поиском клиентов, и деньги выплачиваются без задержек. Невысокая стоимость путевки компенсируется количеством детей. “Оздоровив” 1000 детей по линии соцстраха, лагерь за смену зарабатывает 8,4 млн. руб. Понятно, что за бесплатную путевку родитель не вправе требовать люксовых условий проживания для своего чада. Что называется, спасибо и на том, что дают. Навар владельцы детских здравниц получают с коммерческих путевок и койко-мест для взрослых. Пристройки для “диких” отдыхающих есть во всех детских лагерях. В “Орленке”, например, номера соорудили под трибунами стадиона... Плюс работы с соцстрахом еще и в том, что ФСС заполняет лагеря санаторного типа в межсезонье, самый тяжелый период для южан, — многие лагеря в это время просто закрываются, а персонал уходит в неоплачиваемый отпуск.

У местного отделения соцстраха больше рычагов давления на администрации лагерей: живо лишат возможности заработка. Сами предприятия тоже могут при желании выделить профсоюзную комиссию для осмотра лагеря, куда ФСС предлагает путевки. К тому же, по идее, предприятие может выбирать лагерь из тех, что прошли проверку фонда. Другим регионам куда тяжелее. Некоторые организации в Москве в прошлом году столкнулись с тем, что им навязали только один лагерь на море с ласковым названием “Магадан”... Или “Магадан”, или — ничего.

Зубрики, доцики и другая валюта

По закону, если на момент заезда ребенку 15 лет 11 месяцев и 29 дней — он вправе оздоровиться в детском лагере, даже если уже на следующий день ему стукнет 16.

Единой программы для детских лагерей на Черноморском побережье нет. Каждый развлекает детей как может. Если на вопрос: “Какие мероприятия у вас проводятся?” — руководство лагеря отвечает: “День именинника и веселые старты” — программа в этом лагере не разработана.

Во многих лагерях директора пошли на то, чтобы дать детям заработать деньги — так называемую детскую валюту, которую можно обменять на российский рубль. В “Зорьке”, например, уборкой территории и поливкой газонов зарабатывают “зубрики”. В анапской “Смене” — “доцики”.

В прошлый сезон дети, чьи родители работают в Сбербанке, умудрились подделать “зубрики” и стать самыми платежеспособными клиентами “сладкого” киоска. Но играть в детскую валюту хотят не все. Некоторым родители дают в лагерь до 5 тыс. рублей (хотя опытные педагоги советуют остановиться на сумме в 500). Поливать газон за трешку “зубриков” такие не идут. Дети сейчас большие индивидуалисты, чем раньше, — раскачать их на ролевую игру удается не всегда. Культмассовики (теперь их называют аниматорами) разводят руками, а сезонные вожатые не заинтересованы в разрабатывании новых игровых методик. Педагоги ратуют за отрядные речевки и девизы — пионерский атавизм. Выкрикивая рифмованные строчки, ребенок начинает ощущать себя частью команды. Медики тоже активно поддерживают речевки: говорят, что это лучшая дыхательная гимнастика.

Освободите место!

До перестройки очень многие комбинаты, заводы и совхозы Союза содержали санатории и детские лагеря на Черноморском побережье. Было это накладно, но престижно. После развала Союза территории здравниц стали распродавать — обанкроченные заводы и фабрики просто от них отказывались. Сейчас, когда многие предприятия вышли из финансового пике, интерес к когда-то заброшенным здравницам возобновился.

Самые благоустроенные детские здравницы — ведомственные. Контроля в них явно больше. А у южан менталитет другой: лишь бы сезон продержаться. Год за годом многие просто экономят на модификации жилья и территории. И на кормежке. Фрукты закупаются у своих. С одной стороны, это хорошо: в советское время продукты в лагеря поставляли из спецпродзапасников, где мороженая говядина могла храниться годами, теперь же администрация лагеря закупает все сама. Но если привыкли работать с Валерием Петровичем, а у него персики в этом году запоздали, — на стол подадут недозревшие плоды. Не рвать же отношения с Валерием Петровичем!..

По рекомендации Минздрава, ребенок на море должен потреблять 3820 килокалорий в день. Еще летом прошлого года норма — или, как говорят курортные диетологи, калораж — составляла 3400 килокалорий.

От нормы, хотя бы внешне, отойти не могут. На завтрак ребенок получает масло, сыр, кашу и мясное или рыбное блюдо с гарниром. Половина остается на тарелках. Хотя так просто выдавать на завтрак йогурт или тосты с джемом, а творожную запеканку, которую, по свидетельству лагерных поваров, не ест почти никто, заменить просто творогом со сметаной или глазированным сырком.

Нужно, чтобы дети плакали

Организованного детского отдыха, как в Союзе, уже не будет никогда. Прежняя система окончательно развалена. Так что вполне можно приступать к созиданию новой.

Медики считают, что 21 день в загородном лагере и 24 в оздоровительном — идеальная пропорция солнца и моря на одного маленького россиянина. Дети из северных районов и вовсе акклиматизируются только через неделю. Управляющая ФСС Краснодарского края Елена Копцова предлагает сократить срок пребывания детей в лагере. По ее мнению, за 20 дней вполне могут отдохнуть двое детей, если этот срок поделить между ними. Больше экономить не на чем.

Только на больничных. Соцстрах выделяет деньги на детские путевки в зависимости от того, сколько предприятие потратило на пособия трудящимся: по нетрудоспособности, по уходу за ребенком, на больничные и погребение. Так что, если быть здоровым и живым, денег на отдых детей дадут больше.

Путевки распределяет работодатель или социальная комиссия, созданная непосредственно на предприятии. По идее, в нее должны войти бухгалтер, администратор и обычный работник. Но на деле во многих организациях, особенно бюджетных, путевки в лагерь предоставляются через профком, который не должен диктовать, кому давать путевки, а кому нет. Но народ по привычке считает, что последнее слово — за председателем профкома. В идеале, которого мы, наверное, никогда не достигнем, каждый работник вправе следить за расходованием соцстраховских средств на своем предприятии.

...В анапском оздоровительном комплексе “Рабочая смена” еще с тех времен, когда там отдыхали учащиеся ПТУ, сохранилось название одной из лагерных “улиц” — Аллея слез. Дети проходили по ней с чемоданами, когда заканчивалась смена, и плакали, не желая уезжать из лагеря.

Теперь плачут родители, которые не могут отправить ребенка на море.




Партнеры