Упал и не отжался

26 июля 2004 в 00:00, просмотров: 177

Итак, лед тронулся, господа присяжные заседатели! Путин перестал быть тефлоновым. Остававшийся на протяжении последних четырех лет заоблачно высоким рейтинг ВВП вдруг дрогнул и стремительно пошел вниз. По данным вполне лояльных Кремлю ВЦИОМа и фонда “Общественное мнение”, еще в этом январе президента поддерживали от 68,9 до 71% россиян. А сегодня этот показатель, согласно ВЦИОМу, составляет всего лишь 59%, а по данным ФОМа, и того меньше — всего 49%. Только недавно пострадавший от Кремля социолог Юрий Левада продолжает отрицать эту тенденцию. Согласно “Левада-центру”, президента по-прежнему любят аж 72% граждан. Но даже Левада признает, что рейтинг ВВП начал падать.

Конечно, в падении популярности лидера страны нет никакой трагедии. Во всех западных учебниках по социологии в качестве аксиомы записано, что в демократической стране у главы государства нет даже теоретических шансов постоянно сохранять высокую популярность. Мол, как только заканчивается эффект “медового месяца”, поддержка населения начинает постепенно пропадать и возвращается лишь в последние 6—12 месяцев его пребывания у власти.

Кроме того, даже пятидесятипроцентный рейтинг популярности — это все равно очень много. Во время премьерства Маргарет Тэтчер уровень ее поддержки крайне редко переваливал за этот рубеж. Однако этого оказалось вполне достаточно, чтобы кардинально реформировать Британию.

Однако Россия, как известно, развивается по несколько другим законам, чем Запад. Если учесть, что мы страна крайностей, подобная тенденция может оказаться опасной для нынешнего хозяина Кремля. Итак, идет ли речь о временном падении? Или, может, начинают сбываться прогнозы политологов типа Сатарова о том, что чем ближе к президентским выборам-2008, тем меньше поддержки будет оставаться у ВВП? Или, как говаривал Михаил Сергеевич, процесс пошел? И все мы вскоре станем свидетелями начала конца господства ВВП на российском политполе?


1. В чем причина падения рейтинга Путина?

2. Есть ли конкретные события, повлиявшие на это?

3. Какие группы населения в нем разочаровались?

4. Пропагандистская машина работает вовсю, так почему рейтинг все равно падает?

5. Возможно ли этот рейтинг поднять и как?


Дмитрий ОРЕШКИН, руководитель группы “Меркатор”:

1. Есть “феномен трех лет”. Именно за три года население разочаровывается в своем правителе. Люди, которые на митингах кричали “Ельцин, Ельцин!”, через три года уже обзывали его пьяницей. У Путина “трехлетка” затянулась, но ведь и он ничего особенного не сделал в первый период своего президентства.

2. Конкретных причин — три. Перевод льгот на денежные компенсации, банковский кризис и ситуация с ЮКОСом. К тому же Путин в первый свой срок следил за своим рейтингом как за зеницей ока. Сейчас времени на это у него нет: он пошел в наступление.

3. Левые и социал-демократы разлюбили, потому что не поняли монетизации льгот. Либералы понимают, что, наезжая на ЮКОС, власть реально приносит ущерб капитализации фондового рынка и экономике страны.

4. В чем был плюс Ельцина? Ему по большому счету было плевать, что про него говорят на телевидении и в газетах. А Путин не такой — он обидчивый. Вот это самое затыкание СМИ может сыграть против него злую шутку. Народ ведь на мякине не проведешь: все всё понимают.

5. Если сильно поднапрячься, то этот рейтинг можно будет поднять на 3%, максимум на 5%. А вот 70% у него не будет уже никогда. Хотя... Если мы пойдем по лукашенковскому сценарию — у нас будет не то что 70% — до 110% рейтинг поднять можно. Но все это будет уже весьма печально.


Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий:

1. 70% в прошлом году — это норма перед выборами. То, что сейчас 49%, — тоже норма, ничего противоестественного здесь нет. В прошлом году рейтинг поднялся за счет антиолигархической кампании, а сейчас все вернулось к норме. Это хоть и слабый результат, но он все же больше, чем у других.

2. Мы проводили у себя исследования и заметили, что на фокус-группах сторонники Путина защищают его уже не так яростно, как прежде. То есть на уровне сознания они все еще возлагают ответственность за монетизацию на Зурабова. А на бессознательном уровне уже считают, что виноват Путин.

3. По политическим предпочтениям народ присоединился к левоцентристской идеологии. Прежде всего — льготники. Просто они восприняли замену льгот на деньги как угрозу их кошельку, их социальной идентичности. А либеральные слои серьезных изменений в своем отношении к Путину не испытали.

4. Я считаю, что невозможно с помощью масс-медиа удерживать или поднимать рейтинг. Все дело в изменении жизненных условий. У населения Путин был в центре модели мироздания, цементом общества, воплощением их надежд. Ему доверяли как символу власти. И пропаганда здесь ни при чем.

5. Рейтинг Путина сохранится на этом вполне, кстати, приличном уровне. Подниматься он начнет, когда почувствуют, что во всех реформах, типа монетизации, есть больше плюсов, чем минусов.


Ольга КРЫШТАНОВСКАЯ, политолог:

1. Главная причина в том, что власть ушла в отрыв от народа. Это уже даже не отрыв, а пропасть. Чиновникам и себе Путин поднимает зарплату, а люди получают огромные счета за ЖКХ и видят, как реально растут цены в магазинах. Но ведь и 48%, которые у него есть, — это не так уж мало.

2. Люди не могут уже не понимать, что происходит. Ведь еще есть смельчаки, которые популярно объясняют, что власть захватили силовики, что свободы слова уже нет... Замена льгот денежными компенсациями, слухи об отмене графы “Против всех” — по отдельности эти факты не повлияли бы на рейтинг, но все вместе...

3. Разочаровываться стали после парламентских выборов, когда основные партии не прошли в Думу или позже раскололись. Ведь многие помнят, с каким трудом создавалась многопартийная система. Правые поняли, что идет откат от демократии, у левых разрушили их единственную форму протеста — КПРФ.

4. Я бы не сказала, что пропмашина работает на всю катушку: ведь есть с каким периодом сравнивать. Несмотря на то что новости на госканалах начинаются и заканчиваются достижениями Путина, все-таки прессинг ослаб. Выборы прошли, наступила апатия.

5. Рейтинг Путина еще можно поднять, и зависит все это только от одного человека — самого Владимира Владимировича. Если он поймет, пока не поздно, что надо напрямую обращаться к народу, а не пользоваться поддержкой бюрократии.


Андраник МИГРАНЯН, политолог:

1. Главная причина — отмена льгот. Подобные реформы никогда не получали одобрения населения. Если вы помните, первый обвал ельцинского рейтинга произошел именно после проведения социальных реформ, непопулярных у населения, повышения цен, либерализации рынка, роста безработицы.

2. Путин до этих реформ воспринимался гражданами как человек, стоящий над схваткой парламента и правительства. А теперь он оказался в эпицентре. “Единая Россия” — партия президента, правительство тоже подконтрольно ему, так что за все их действия в ответе Путин.

3. Манипуляция общественным сознанием имеет свои пределы. В Советском Союзе тоже существовала мощная пропагандистская машина, и тем не менее коммунистам она не помогла. Народ должен видеть реальные успехи. Когда затронуты интересы конкретных групп населения, СМИ мало чем могут помочь.

4. В первую очередь это жертвы социальных реформ. В какой-то степени — либералы и бизнес, для которых дело ЮКОСа имело большое значение и сильно изменило их отношение к власти и президенту в частности.

5. Это возможно, если будет достигнут компромисс по социальным реформам, а также урегулированы отношения между государством и ЮКОСом. Но наиболее эффективной мерой для поднятия рейтинга было бы решение чеченского вопроса. Народ чувствует себя незащищенным.


Вячеслав НИКОНОВ, президент фонда “Политика”:

С чего вы взяли, что он упал? Произошедшее снижение в принципе в пределах тех колебаний рейтинга, которые были и в предыдущем сроке. Разные опросы дают разные данные. К примеру, по данным РОМИРа по доверию к тем или иным политикам, рейтинг доверия к Путину не снижается. Пока речь идет о колебаниях скорее сезонного характера, которые могут происходить в рамках статистической погрешности. То есть я бы сейчас вообще пока еще не говорил ни о каких тенденциях.

Конечно, все, что связано с отменой натуральных льгот и с их монетизацией, воспринимается обществом негативно. Это может сказаться негативно на рейтинге Путина. Сказалось ли — пока еще говорить рано. Пока все это не замеряемо.

Что касается Ингушетии, как правило, подобные события, как показывает опыт всех последних лет, работают на рейтинг власти. Потому что в такие сложные минуты появляется то, что в психологии западной называется “сплочением вокруг флага”. Популярность Буша резко подскочила после 11 сентября 2001 года. Трагедии — они, как правило, сплачивают нацию и сплачивают именно вокруг лидера.


Юрий ЛЕВАДА, глава “Левада-центра”:

Нет никакого падения рейтинга — что, ей-богу, за разговор. Вот у нас только что пришли данные за июль — они совершенно такие же, как и были в июне, и немножко меньше, чем были в мае. Это нормально. И у Путина, и у Фрадкова, и у правительства рейтинг практически неизменный. Все ждут, когда шум вокруг льгот дойдет до рейтинга. Еще не дошел. Пока что их не отменили — это еще не завтра, и что там будет конкретно, по-моему, еще и правительство не знает. Но если преобразования будут происходить так же неподготовленно, как до сих пор, когда людям не объяснили, что к чему и почему это нужно, и если каждый человек не будет иметь точный расчет, что он получит взамен — это в наших принципах, к сожалению, — если этого не будет, случится что-то неприятное. Если сумеют приготовиться, то будет иначе.


ФОМ и ВЦИОМ задавали вопросы: “Если бы вы приняли участие в выборах президента, то за кого из вышеперечисленных политиков вы бы проголосовали?” На вопрос ФОМ предполагался один ответ. Фонд проводил опросы в 200 населенных пунктах 64 областей, краев, республик РФ. Интервью у 3000 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 2,5%.

“Левада-центр” определял уровень доверия Путину. Сумма ответов не составляет 100%, так как не приводится число затруднившихся ответить.




Партнеры