Связная с зазеркальем

27 июля 2004 в 00:00, просмотров: 323

Нет человека, кто не слышал бы об уникальных людях, умеющих читать мысли на расстоянии. Но обычно такие феномены представляются подобными Вольфу Мессингу или Ури Геллеру. Телепат, не засветившийся на эстраде, как бы не существует. Однако и вне блеска софитов могут скрываться профессионалы этой экзотической сферы. Доктор Российской академии естественных наук Галина Алексеевна Карпова общается без слов с дельфинами и собаками, с покинувшими этот мир людьми, находит на расстоянии поломки и дефекты, информирует о событиях, происходящих вне ее видимости. И, понимая чувственную ограниченность большинства из нас, не оскорбляется недоверием и готова снова и снова фактами подтверждать свои способности.

Что забыли дельфины на Крайнем Севере?

Любише Стоянович, ученый из сербского города Нови-Сад, создатель приборов для фиксации биоэнергетических излучений, пять лет назад затеял сеанс телепатической связи с дельфинами. Для участия в эксперименте он пригласил нескольких ученых-биологов и Галину Алексеевну в качестве “переводчицы с дельфиньего”.

Оказалось, эти разумные животные сами регулируют свою популяцию в соответствии со свободной акваторией — так что в их цивилизации нет ни своей вымирающей России, ни перенаселенной Индии. У дельфинов строгая субординация. Вожака выбирают, но в роду лидерство передается по наследству. Представителя “княжеского” рода легко определить даже по окраске: на шее красуется темное ожерелье. На вопрос “Почему беременные дельфинихи пасутся в Баренцевом море?” был получен ответ: там есть подводные пещеры с горячими источниками, очень благоприятными для беременных.

Часть этой информации была дельфинологам известна.

Беседа с дельфинами — далеко не первый опыт Галины Алексеевны мысленного общения с животными. Если дотошно порыться в памяти, многие из нас вспомнят эпизоды, когда входили в бессловесный контакт с собаками и лошадьми, пчелами и мухами. Не стану даже напоминать поразительные по результатам эксперименты по исполнению собакой Владимира Дурова приказов хозяина, свидетелем и строжайшим контролером чистоты которых был крупнейший психиатр Владимир Бехтерев. Но каждый из нас разве не замечал, сворачивая в трубку газету, чтобы прихлопнуть сидящую на стене муху, как именно в этот момент она стартует со стены и изнурительно долго не совершает посадку? Совпадение или прямое считывание насекомым нашего намерения?

Однажды, гуляя по лесу, Галина Алексеевна увидела перед собой большую собаку, заслонившую ей путь. Женщина влево — и собака влево, вправо — и та вправо. “Ну что тебе надо?” — без слов ласково спросила она собаку. Пес развернулся задом, который был весь в репейнике. Пока выдергивала из шерсти застрявшие колючки, собака ревела от боли. Зато потом дружелюбно пропустила свою спасительницу дальше по тропинке, вновь обогнала ее и, приблизившись, лизнула теплым языком в нос.

Был случай: гуляя с мужем по лесу, отклонилась в чащобу и потеряла ориентацию. Покружив, покричав и не получив ответа, поняла, что заблудилась. Испуг и паническая мысль “куда идти?” приковали к месту. И вдруг заметила, что окружена кольцом муравьев. Причем кольцо неровное: оно поджимается к пяткам и имеет разрыв впереди. Осторожно, чтоб не раздавить, сделала маленький шаг по направлению к разрыву. Муравьи тотчас перестроились, подтянув кольцо вперед. Так, потихоньку, мелкими шажочками вышла, следуя муравьиным знакам, на тропинку, впереди на которой находился муж.

Собеседница гениев

Сомнительная и сладкая для большинства людей мысль о продолжении существования после смерти для Карповой столь же неочевидная, но бесспорная истина, как круглая Земля. Поскольку, расставшись с бренным телом, душа не умирает, личность человека продолжает существовать. Что Галина Алексеевна многократно доказала, выходя на мысленную связь с теми, кто окончил земной путь. Они остаются сами собой, продолжают заниматься тем же, что в материальной жизни, обо всем, происходящем в нашем мире, отлично информированы и даже порой готовы несколько пересмотреть свои взгляды в связи с новыми, полученными после их ухода данными.

В 1997 году Г.Карпова издала книгу “Россия перед рассветом” с полученными ею откровениями видных политических и государственных деятелей.

Так, Ленин в одном из ответов сослался на свои “Философские тетради”, которые он вел в юности и никогда не издавал. Галина Алексеевна ознакомила с этим ответом племянницу Ленина Ольгу Дмитриевну Ульянову, которая хранит у себя неизданные тексты вождя, и та подтвердила, что в них действительно содержится принятая информация.

Будучи в Омске, Галина Алексеевна получила просьбу от заведующего кафедрой химии автодорожного университета выйти на связь с Дмитрием Ивановичем Менделеевым, к которому накопились вопросы. В ходе сеанса телепатической связи с великим ученым, где вопросы задавал омский профессор, а Карпова была “переводчицей”, Менделеев признал, что его знаменитая Периодическая система во многом устарела: элементы нестабильны, посетовал, что часть его актуальных работ пылится в архиве РАН и никто с ними не работает. Галину Алексеевну он строго покритиковал: к таким сеансам она должна готовиться — хоть что-нибудь почитать из литературы по химии, а то ее замедленные реакции и неполное понимание тормозят раскрытие темы.

Примечательно, что собеседник, находящийся в тонком мире, словно следит за магнитофонной записью беседы. Как только пленка в кассете подходит к концу, он сворачивает речь. Сначала Галина Алексеевна удивлялась такой прозорливости виртуального интервьюера, а потом привыкла и по принятым “закругляющим” фразам определяет: вот-вот кончится пленка.

Судя по поведению незримых собеседников, они остаются живыми людьми с присущим им чувством юмора, странностями, капризами.

К примеру, на телевидении Галину Алексеевну попросили устроить сеанс связи с Владимиром Высоцким. Она согласилась, приехала в студию, где все уже было готово к записи. Мысленно обратилась к Владимиру Семеновичу, но узнала, что тот на связь не вышел. Так честно и сказала телевизионщикам: почему-то он не готов к диалогу. Конечно, заметила скептические усмешки, но выдумывать якобы от имени Высоцкого ничего не стала. Можете, мол, сомневаться в моих способностях, но зато в моей честности усомниться не позволю.

Однажды к Галине Алексеевне обратился краснодарский композитор Игорь Мей, муж недавно умершей поэтессы Розалии Ванцовой. Он знает, что жена перед смертью не успела записать шесть сочиненных стихотворений. В тот же день была установлена связь и получены стихи. Не муж поэтессы, но сама Карпова засомневалась в точности приема: под стихами стояла странная подпись Пх. Увидев это, Игорь не сдержал слез: ее, бесспорно, Роза. Она всегда так подписывала свои тексты: Пх. Ведь ее девичья фамилия — Пхакадзе, а Ванцова — лишь псевдоним. В одной из строк полученных стихов были слова: “Успокойте дочечку”. У Игоря снова брызнули слезы: ну, конечно, она в семье употребляла слово “дочечка”, это пароль, исключающий ошибку.

Невостребованный талант

Многие люди, умеющие находить по фотографиям исчезнувших, определять с помощью рамки дефекты в сооружениях и залежи полезных ископаемых, жалуются на невостребованность их способностей. Общество, не готовое понять феномен, как правило, и не спешит воспользоваться его плодами.

Бывают, впрочем, замечательные исключения.

Так, на конференции в Омске, где к умениям Карповой отнеслись по крайней мере с любопытством, она обрисовала на карте залежи нефти, которые заинтересовали геологов.

В Чите разыскивали исчезнувшего юношу. Когда обратились к Галине Алексеевне, она установила, что он лежит на дне залитого водой котлована. Что и было подтверждено в ходе поисков.

Находясь в Сербской Республике (самопровозглашенном государстве сербов на территории Боснии и Герцеговины), Карпова отозвалась на просьбу мэра города Прнявара установить степень сохранности плотины рыборазводных прудов: внезапный прорыв грозит городу бедствием, а на тщательную инженерную проверку у города нет денег. Благодарственное письмо мэра Прнявары российской ясновидящей доказывает успех этой в сущности рядовой для нее работы.

Докторскую диссертацию Карпова защищала в ВАКе Российской академии естественных наук. Все было как на всех подобных защитах: и заковыристые вопросики, и явное желание скептиков завалить. Один из членов аттестационной комиссии спросил, проходит ли принимаемая информация через гипс. Коллеги осекли: вопрос не по существу. Через некоторое время он настойчиво повторил свой странный вопрос. Диссертантка ответила: давайте поговорим об этом в кулуарах после защиты. В коридоре он стремительно подбежал: простите, на торжество не останусь, сын в больнице с переломом берцовой кости, сегодня ему должны сделать операцию. Галина Алексеевна его успокоила: операцию успешно завершили десять минут назад, причем сломана была не только берцовая кость, но и лодыжка. Отец о двойном переломе ничего не знал, как, впрочем, и врачи. Он кинулся звонить и вскоре убедился: да, десять минут назад операция успешно завершилась, и перелом действительно двойной. Свидетелями этого эпизода, ставшего блестящим завершением защиты докторской, оказались коллеги взволнованного отца, которые несколькими минутами до этого точного попадания голосовали — кто “за”, кто “против”. Теперь вопросов не осталось.




Партнеры