Мурло в Mуранове

28 июля 2004 в 00:00, просмотров: 550

Я помню ясный, чистый пруд

Под сению берез ветвистых,

Средь мирных вод его три острова цветут,

Светлея нивами меж рощ своих волнистых...

“Ярославское ш. Участок 14 га, 40 км от МКАД, дер. Мураново, рядом со старинной усадьбой, живописное место, окружено лесом, на берегу озера, коммуникации, собственник, продаю недорого”.

Вы будете смеяться, но речь в этих двух фрагментах идет об одном и том же. Только автор стихотворения — поэт Баратынский. А автор прозаического текста, опубликованного в рекламной газете, неизвестен. Но специализируется он явно не на литературе.

“Счастливый дом”, воспетый поэтом, сам же Баратынский и построил. Потом усадьба принадлежала сыну Федора Тютчева. После смерти поэта сюда были свезены тютчевские семейные реликвии из Петербурга и брянского имения: библиотека, картины, мебель, сервизы и т.д.

— Это единственная усадьба в России, которую ни разу не разоряли, — говорит директор Музея-усадьбы им. Тютчева Владимир Пацюков. — Она уцелела и в революцию, и в Великую Отечественную. Все годы советской власти музей работал — здесь не устроили ни склада, ни клуба, ни санатория, как во многих других дворянских гнездах.

Мурановская коллекция, соответственно, уникальна. Достаточно сказать, что здесь собраны рабочие кабинеты сразу трех писателей: Баратынского, Тютчева и Аксакова (он был родственником Тютчевых). Впрочем, лирическое отступление затянулось. А как сказал поэт (на этот раз современный), “наше время не терпит соплей”. Сегодня землю в охранной зоне памятника истории и культуры собираются застроить коттеджами.

— Позвонили по объявлению, и нам стало дурно, — чуть не плачут сотрудники музея. — Речь в нем, оказывается, идет о наших знаменитых Тютчевских холмах!..

Старинная усадьба находится на берегу пруда в русле реки Талицы. А на противоположной стороне зеленый луг, разделенный рельефом на три округлых холма, полого поднимается к лесу. Этот живописный русский пейзаж, увековеченный многими поэтами и художниками, является такой же составной частью музея, как сам дом. Не будет вида из окон усадьбы — не будет самой усадьбы. Еще в 1927 году Максимилиан Волошин написал: “Мураново (дом, музей, парк и пейзаж) делают честь русскому музейному делу и, несомненно, являются одним из лучших европейских достижений в этой области”.

Спустя 70 с лишним лет Тютчевские холмы распроданы по 500 у.е. за сотку. Плюс 150 у.е. за сотку — вывод земли из сельхозоборота. Заметим, данная процедура осуществляется в Подмосковье только постановлением правительства. Так вот прейскурант на эту “услугу” некая фирма сообщала каждому позвонившему по указанному в объявлении телефону.

Из областной прокуратуры, куда музейщики тут же бросились за помощью, в апреле пришел глубокомысленный ответ, подписанный г-ном Малиновским: “Между совхозом “Майское” (прежний владелец земли. — Авт.) и ЗАО (продающим участки в Муранове), на которое вы ссылаетесь в своем заявлении, никаких договорных отношений нет”. Как будто сотрудники музея должны устанавливать, кто кому и за сколько продал заповедную землю. А прокуратура только оценивает: в правильном направлении музейщики копают или нет. И такой ответ приходит от начальника Управления по надзору за соблюдением федерального законодательства!..

В начале июля на Тютчевских холмах появились люди на джипах. Директор поспешил к ним со своими бумагами: “Кто вы? Что собираетесь делать в охранной зоне?” Ответом ему было примерно следующее:

— Мужик, мы потратили на эту землю 3 лимона “зелени”. Неужели ты думаешь, мы не найдем бабок на согласования?

— Но здесь же такая красота! Ее нельзя трогать, — интеллигентно не унимался Владимир Владимирович.

— Будет еще красивее, — успокоили его парни, назвавшиеся представителями хозяев. — Там будет пристань, тут набережная…

Учитывая “рвение” прокуратуры и областного минкульта, где с мая валяется без рассмотрения генеральная схема развития музея “Мураново”, на Тютчевских холмах скорее всего можно смело ставить крест. Правда, очень хочется ошибиться.




Партнеры