Удачная жизнь пани Моники

28 июля 2004 в 00:00, просмотров: 412

Дача — это не просто недвижимость, деревянные или каменные строения с земельным наделом от 6 соток до гектаров владений. Дача — так повелось в России — это образ жизни и мыслей. Особый, уравнивающий чиновников, артистов, политиков и водопроводчиков. Разница только в возможностях.

И кто не ведет дачную жизнь, много потерял. А посему мы отправляемся к опытным дачникам уму-разуму набраться и приятно время провести. Первым пунктом нашего путешествия стал поселок Внуково. Объект — скромный двухэтажный домик на большом заросшем участке. Субъект — пани Моника, то есть замечательная актриса Театра сатиры Ольга Аросева.

Питаться сардельками на даче глупо

Хозяйка встречает нас на кухне. Стол и плита заставлены поддонами, мисками с едой — всякая всячина, слюнки текут. А она нам:

— Чем же мне вас покормить? Да и нечем. Может, кофейку?..

Хорошенькое заявление на фоне такого изобилия.

— Ты не смотри на стол — это все полуфабрикаты, заготовки на завтра.

Завтра оказались именины Ольги. Семейный праздник в доме Аросевой отмечается каждое лето.

— Признавайтесь, что будет на столе?

— У нас традиция: на именины мы сначала собираемся на кладбище, поминаем маму, сестру, потом все едут ко мне. Будет семейный обед — то, что мама любила: зеленые щи, котлеты с картофельным пюре, кисель или мороженое. И лисички пожарю. Будет селедочка, закусочка. Водочка настаивается: одна — на вишне, другая — на клюкве. Я люблю, когда обед в комнате, а чай — на веранде или возле бассейна. Шашлыки — сама знаешь где.

Чай с кофе нам все-таки перепадают, и разговор естественным образом переходит на жизненно важную тему — гастрономическую. А именно: чем питаться на даче. И чем именно питается актриса Аросева?

— Питаться сардельками на даче глупо. Лето я люблю, потому что оно предполагает овощи и фрукты. Я не сажаю картошку, но зелень, огурцы и помидоры — я их имею со свой грядки.

— Значит, на даче вы отъедаетесь?

— Не то что отъедаюсь, но стараюсь вкусно есть. Я вообще пожрать люблю. Ничего нет лучше зимой после холодного леса войти на дачу, а там пахнет пирогами или блинами. Или летом пахнет дымком, шашлычком...

Вкусную тему в самый раз запить. А это пожалуйста — за углом в комнате. Здесь бар пани Моники, обставленный в стиле тет-а-тет. На деревянной стеночке — бутылки разного калибра и маленький столик. Только два места. На троих тут не сообразишь.

Лицо отдыхает

Выходим на свежий воздух. Участок — примерно полгектара, хотя он и кажется меньше. А все потому, что, как говорит хозяйка, здесь одновременно — парк, огород и водные процедуры. Все это на самом деле есть. Даче лет 30. И на фоне современных навороченных хором она смотрится скромно. Хотя по части уюта и тепла даст сто очков вперед любому “чуду” современной дачной архитектуры.

— Было бы здесь море, я бы отсюда никуда не уезжала, — говорит Ольга Александровна. Море не море, а собственный водоемчик на участке имеется. Чуть позже мы проведем его технические испытания. А пока — экскурсия по парку-огороду.

— Помидоры-то, как я вижу, небольшие, — говорю я.

— Сама ты небольшая! Смотри, какие плоды зреют! — обижается Ольга Александровна.

— И это вы вот этими самыми руками выращиваете?

— Этими самыми.

Но сорта помидоров она почему-то не помнит: сразу видно, что не дочь и даже не правнучка Мичурина. Зато знает заковыристые цветочные названия. А в помощниках у Аросевой на даче ходит Саша, дипломированный агроном.

— Вы заядлый цветовод?

— Я по любви заядлый, а по участию — нет. Очень люблю цветы — видишь, наверху, на балконе петуния, герань ампельная, то есть висячая, яблочки в этом году будут — так что приезжай по осени.

А вот садовая знаменитость — груша по имени “Пани Моника”. Сорт вывел один селекционер из Витебска.

— “Моника” принялась сразу, но плодов, видишь, пока не дает, третий год растет, — припадает к зеленым грушевым листам Аросева и с сожалением добавляет: — Я говорю селекционеру, его Олег Леонидович зовут: “Наверное, не доживу и ее не попробую”.

Вздохнула, и мы двинулись дальше.

Прикид хозяйки внуковской дачи — типично дачный: вытянутое на коленях серое трико, голубой, не первой молодости свитер. Однако простую одежду кокетливо разбавляет театральное кепи.

— Моя любимая форма одежды — залатанные штаны, сбитые тапки со смятым задником, а на голове — панамка или бейсболка. Главное, чтобы было удобно, чтоб не бояться испачкаться. Нужно же что-нибудь приносить в жертву.

У нас в поселке был такой случай: 9 мая, на день Победы Игорь Ильинский (его дача тут неподалеку) и Сергей Образцов пошли куда-то в сатиновых шароварах. Старомодных, с резинкой внизу. Идут, а мимо едет такая роскошная машина с генералом. Генерал говорит:

— Ну что, деды, шукаете поллитру? Где воевали-то?..

Они сказали, что, мол, воевали там-то и там-то.

— Ну, молодцы, значит, рядом со мной воевали. Вот вам три рубля на поллитра.

— Честно заработали, — потом говорил Ильинский.

Поэтому и у меня есть старое куда снести и где доносить.

— А что касается лица?

— Лицо на даче отдыхает. Я ведь и в жизни стараюсь не краситься. И когда гости приходят, тоже не крашусь.

Дачное зверство

И тут раздался зверский лай. Настолько жуткий, что наши водитель и фотограф перепугались не на шутку.

— О! Это Патенька мой голос подает, — голос самой Аросевой теплеет на 100°. Оказалось, что зверя зовут Патька, по паспорту Патрик. Назван так в честь автора пьесы знаменитого спектакля “Как пришить старушку”. Возраст — 3,5 года. Порода — леонбергер, в переводе — горный лев.

— Они — альпийские спасатели, — говорит Ольга Александровна. На что мы справедливо замечаем, что никакие они не спасатели, а, судя по злобному рыку, доносящемуся от дома, убиватели.

— Вы же видели, как эта “лошадь” на нас бросилась!

— В неволе никто себя хорошо не ведет. Привяжи тебя — ты тоже будешь бросаться. Патька играет большую прогрессивную роль в моей жизни. Если бы не обязательство перед ним, я бы меньше была на даче. Но мне надо его кормить, купить что-то на рынке, что я и делаю.

Рацион у Патрика Ольговича — эксклюзивный. Например, рыночный творог. Никаких “Педи-гри” и “Роял-конин” просит не предлагать.

— Я ему с детских лет пыталась этого “Педи” всучить — так он так миску наподдал, что она полетела мне в лицо. Патька натурал во всех отношениях. Я ужасно люблю собак и страшно их жалею, когда вижу бродяжек, которые ищут укромное местечко от жары.

— Спит в загоне?

— Ничего подобного. Загон — это для него Шушенское. Он спит в доме, у него своя комната, диван и под лестницей. А сейчас жара, и он идет туда, где холодильник, где кафельный пол...

Кстати, о поле, то есть половом вопросе на даче Ольги Аросевой. Здесь она дает свободу творчеству и любит повсюду выкладывать полы из камня разных рисунков — возле дома, возле бассейна. А вот, кстати, и он — голубое чудо в виде расплывшейся восьмерки. И тут окончательно становится ясно, что его владелица — человек не слова, а дела. Она в считанные секунды сбрасывает свитер, шаровары, оказывается в синем купальнике и, натянув на голову розовую шапочку, бултых в воду.

— Прыгай! — кричит она мне из воды. Я-то с удовольствием — на улице парит, дышать нечем.

— А как у вас в смысле дачного режима дня? Встал, зарядку сделал?.. — интервью продолжается уже в воде.

— Нет, не зарядку. Встал — поплавал. Воду в бассейне я держу примерно 25°. Размер бассейна 8 на 5 метров, и я 20 раз плыву туда-обратно. Купаюсь до холодов. Потом чашечка кофе...

— И сигарета...

— Нет, я четыре года не курю, совершенно лишила себя этой радости.

— Ну, тогда пасьянс?

— Нет, это унылое дело не для меня.

— Но вы же известная картежница. Как насчет преферанса?

— Нет. Нет уже той компании. Играть нужно с равными партнерами, а их я не вижу. Не тот уровень квалификации. А потом, постоянно идут полевые работы...

Ах у дуба, ах у...

А вот наконец любимое местечко гостей сего милого уголка — светлого дерева стол под навесом в глубине участка. Поскольку он расположен между елями и дубом, то прозвала его артистка — “Ах у дуба, ах у ели”. Этот факт Аросева комментирует так:

— После киркоровских высказываний — это просто нежная музыка. Ты на меня в суд не подашь?

— Только в одном случае. Если не расскажете, какие праздники отмечаете, кто в гости ходит.

— Я вообще стараюсь не пропустить ни одного праздника: русского, партийного... Тем более что соседи — все свои люди, актеры. Через забор — Лия Ахеджакова, Алла Будницкая с мужем, режиссером Сашей Орловым, поблизости живут Вася Лановой, Абдулов Сашка, режиссер и драматург Сережа Коковкин.

Естественно, за столом собираются актеры Театра сатиры. А актеры так устроены: как бы друг от друга за многие годы ни устали, за столом всегда спектакль — шашлык, вино, водочка и, конечно, байки. Например, такая:

— Как-то давно Анатолий Дмитриевич Папанов отвозил меня на дачу и нарушил при повороте правило. Бдительный страж остановил его: “Вы нарушили”. Я выскочила из машины, стала оправдываться: мол, мы всегда здесь поворачиваем, я здесь 30 лет живу... На что милиционер любезно сказал:

— К вам никаких претензий, дорогая пани Моника, у меня нет. А вот водителя вашего я накажу.

На что оскорбленный неузнаванием Папанов взревел знакомым голосом:

— Ну, Заяц! Погоди!

“Заяц” молча взял под козырек.

Против бесполезных советов не попрешь

На лето пани Моника взяла тайм-аут, в кино не снимается. Готовится к поездке на море, в Хорватию, на маленький полуостров, но про название ее лучше не спрашивать, как и про помидоры, — такие мелочи она не помнит.

А еще она обдумывает вторую книгу, которая будет называться “Бесполезные советы”.

— Люди без конца друг другу советуют: рецепты всякие записывают для похудания или там маски разные... А в результате... Все равно против природы не попрешь.

Глядя на природу вокруг и лично на природу артистки Аросевой, понимаешь, что даже бульдозер здесь не пройдет.






Партнеры