Миссис русская Америка

29 июля 2004 в 00:00, просмотров: 154

Маленькая женщина в экстравагантной шляпке. Каждый ее выход на сцену сопровождается громом аплодисментов. Она не певица, не актриса. Но звезда. Звезда бизнеса так называемой русской Америки.

25 лет назад Марина Ковалева эмигрировала из Советского Союза. И сделала в Штатах блестящую карьеру. Именно она наладила гастрольную жизнь российских артистов в США. И до сих пор любой ее проект неизменно становится настоящим событием для русскоязычного населения Америки.


— Марина, многие называют вас самым успешным русским бизнесменом в Америке. Подтверждаете?

— Честно говоря, не понимаю, как оценить такие слова в свой адрес. Да и вообще, существует ли сравнительная характеристика успеха? Скажем так: я один из тех продюсеров, чьи проекты всегда доходили до людей, приносили им радость и в общем-то всегда осуществлялись. То есть мои самые, казалось бы, запредельные мечты на поверку всякий раз оказывались жизнеспособны.

— Но это как бы творческая сторона успеха. А финансовая?

— А в вашем представлении успех — это всегда финансы?

— Это как раз скорее американская шкала успеха.

— Я так не считаю. В моей биографии нередки случаи, когда успех не был столь сокрушительным именно с точки зрения финансов, но приносил столько морального удовлетворения! А впоследствии — и звания, и регалии. Например, одним из самых успешных могу назвать проект театра “Современник” на Бродвее. Он не был убыточным, но и далеко не самым прибыльным. Но факт того, что впервые в истории Америки русский театр получил награду “Drama Dask Award”, разве не значим? И то, что мы с дочкой, американцы в первом поколении, в 97-м году получили самую высокую награду как продюсеры года, — это ведь тоже о чем-то говорит. Безусловно, огромный успех.

— Насколько я знаю, когда вы приехали в Америку, сначала занялись туристическим бизнесом. Как пришла идея приглашать российских артистов в Штаты?

— У меня завязались хорошие отношения с казино, такими, как “Атлантик-Сити” и “Лас-Вегас”. Вот тогда и появилась идея попробовать организовать русский концерт в “Тадж-Махал”. Но поначалу мне не поверили, что русские артисты могут собрать огромный зал на пять тысяч мест. Тогда мы пошли на хитрость — устроили в этом зале праздник по случаю юбилея нашей туристической компании. И когда руководство “Тадж-Махала” увидело десятки автобусов и сотни машин, которые приехали и заполнили всю прилегающую улицу, у них не осталось больше никаких вопросительных знаков.

— Здесь многие говорят, что российские артисты в Америке никому не нужны. У вас другое мнение?

— Смотря какие артисты. Если говорить о русскоязычной общине, то наши артисты достаточно востребованны. А если об американцах... Допустим, те же гастроли театра “Современник” имели грандиозный успех, да и вообще подняли планку постановок классической русской драмы в Америке. То же самое могу сказать и о “Виртуозах Москвы” — на их выступлении собралось около 30 тысяч зрителей.

— Вполне возможно, “в области балета” мы по-прежнему впереди планеты всей. С эстрадой дела обстоят хуже?

— Да, на сольные концерты наших исполнителей американцы вряд ли пойдут. Хотя если бы мы раньше начали работать, например, с Валерием Леонтьевым, — такой исполнитель вполне мог бы заинтересовать Америку. Но последние годы мы не работаем с отдельными исполнителями — в основном устраиваем гала-концерты, которые становятся для русскоязычной публики настоящим событием. Такими событиями два года подряд, в 99-м и 2000-м, были “Старые песни о главном”. Да и последнее событие — “Золотой граммофон” — имело грандиозный успех.

— Об этом шоу последнее время было сказано немало. В основном, правда, в связи с участием в нем Филиппа Киркорова.

— Мне даже не хочется детально рассматривать его поведение на шоу. Все, что он делал, от выхода на сцену до конца выступления, было, мягко выражаясь, неуважительным по отношению к зрителям. Но на этом празднике мы сумели создать совершенно сумасшедшую атмосферу добра и тепла. Которую даже Киркорову, несмотря на все его старания, разрушить не удалось.

— Могут ли американские продюсеры после всего случившегося объявить Киркорову бойкот?

— Сложно сказать, это будет личным решением каждого человека. За себя могу ответить: это имя я забыла на всю оставшуюся жизнь. Для меня Киркорова больше не существует.

— Подобные конфликтные ситуации с нашими артистами — исключение или правило?

— Никогда в жизни ничего подобного не было. Наоборот — со всеми складываются замечательные отношения. Каждая встреча с Борей Моисеевым — это праздник. Леонтьев — один из уникальнейших, интеллигентнейших и светлейших людей, с которыми я когда-либо встречалась. Уж не говорю о Галине Борисовне Волчек, которую с гордостью могу назвать своей подругой.

— Вы со своей дочкой Риной давно уже в одном бизнесе. Не успели испортить отношения друг с другом?

— У нас изначально не было такого: “я — начальник, ты — подчиненный”, мы абсолютно равноправные партнеры. Для меня не может быть лучшей доли, чем каждодневно быть в контакте со своим ребенком, видеть его. И свидетельством наших с ней безоблачных отношений является то, что какие бы предложения моей дочери ни поступали, она все равно остается частью нашего семейного бизнеса.

— Однако от самого главного предложения — предложения руки и сердца, которое ей сделал известный американский телепродюсер Рики Кершнер, она не отказалась.

— Да. Он 13-й год уже продюсирует “Tony Award” — самую крупную театральную премию, в прошлом году был продюсером “Emmy”, продюсер проекта “Бродвей на Бродвее”...

— Что и говорить, выгодная партия.

— Я бы сказала: удачная. Со всех сторон: и по-человечески, и творчески. Удачная еще и потому, что полтора года назад у них родился чудный сын.

— Стопроцентный американец?

— Не сказала бы. На днях зять приходит домой и говорит мне: “Скажи ему по-русски, чтобы он подошел и поцеловал своего папу”. Я удивилась: “Почему по-русски?” — “Почему-почему, — засмеялся он. — Потому что по-английски он еще не понимает”. А вы говорите. Видно, изначально русский язык для него более созвучен.

— А для вас?

— А для меня... Зависит от ситуаций, в которых оказываюсь.

— Во всяком случае, в вашем голосе ни нотки акцента.

— А я не стараюсь вкраплять в свою речь английские словечки, чтобы показать знание языка. С американцами я предпочитаю разговаривать по-английски, с русскими — по-русски.




    Партнеры