Капиталист в разрезе

30 июля 2004 в 00:00, просмотров: 210

У российского миллионера новое лицо. Заметно помолодевшее, ухоженное в самых дорогих салонах, загоревшее на модных курортах... Они не владельцы заводов, газет, пароходов, а успешные “наемники”. Топ-менеджеры крупнейших компаний. Заработавшие свои миллионы, торгуя исключительно собственными мозгами. А не нефтью и политическим влиянием, как их предшественники.

“МК” попытался нарисовать портрет нового русского миллионера.


Сегодня в России можно заснуть с последней сотней в кошельке, а наутро узнать, что ты — миллионер. Причем как долларовый (такой случай несколько лет назад был в Уфе), так и рублевый. Выигрыш миллиона рублей в лотерее — дело случая и везения. В Интернете даже можно натолкнуться на объявления типа: “Спрячу любого неожиданного миллионера за цену на порядок ниже традиционной”. В отличие от наших везунчиков, которые как дети радуются привалившей куче денег, американцы, узнав, что на их голову внезапно обрушилось богатство, впадают в транс и даже переживают стресс. Кроме шуток: в Сан-Франциско для таких людей специально создан институт по проблемам денег, смысла бытия и жизненного выбора.

Но имена внезапных миллионеров в большую историю вряд ли попадут — так же как в Англии никогда не примут в закрытый клуб нуворишей служащего, который выиграл свой миллион фунтов стерлингов в рулетку. Да и в России тоже сегодня можно повстречать таких удачливых миллионеров. Живут скромно: на “мерсах” с охраной не ездят и “ролексы” не носят. Но в наследство от номенклатурных родственников на них свалилось счастье в виде пятикомнатной квартиры в районе “золотой мили”. Или дачи на Николиной Горе с гектаром земли стоимостью в $30 тыс. за сотку...

Мы сосредоточимся на настоящих миллионерах — которые еще не олигархи, но чей доход не опускается ниже 1 млн. долларов в год. По одним подсчетам, их в России сегодня 80 тысяч человек, по другим — уже все 100 тысяч.

Кто они – наши миллионеры?

Бывшие госчиновники. В начале 90-х годов пионерами в этом деле оказались правительственные чиновники. Уйдя с госслужбы в отставку, первый вице-премьер Виктор Илюшин, например, возглавил холдинг “Газпром-Медиа”, министр иностранных дел Андрей Козырев стал одним из топ-менеджеров американской компании ICN, глава Комитета по банкротствам Петр Мостовой — первым вице-президентом “АЛРОСА”, вице-премьер Олег Сысуев — вице-президентом Альфа-банка. И это далеко не все примеры удачного “трудоустройства” госчиновников.

Люди в погонах. Примерно в те же годы в коммерческие и банковские структуры активно подались офицеры госбезопасности и эмвэдэшники. На службе эти люди в погонах тогда оказались не у дел, в бизнесе же быстро пришлись ко двору: возглавили службы безопасности, крупные охранные структуры. Работали грамотно и профессионально, а потому, когда лет шесть назад во власть пришли Евгений Примаков и Сергей Степашин, они почувствовали свою силу. Многие из них к тому времени успели накопить не только опыт работы в новых реалиях, но и... серьезный компромат на руководителей своих компаний. Так что очень скоро, пересев в кресла вице-президентов фирм и банков, в числе топ-менеджеров оказались и они. Их легко вычислить: при встрече двое из трех до сих пор говорят друг другу “здравия желаю!”.

Молодые управленцы. Наконец, в России появились топ-менеджеры, которых раньше россияне видели только в импортных роликах да западных фильмах. Этакие симпатяги Томы Крузы — в модном деловом прикиде, подтянутые, энергичные, вечно улыбающиеся и довольные жизнью. Им 30 с хвостиком, но они уже многое успели. Пока здесь шла дикая приватизация начала 90-х, они учились уму-разуму в Англии, Америке, Голландии и Франции — в престижных университетах и специальных бизнес-школах. Они прекрасно владеют иностранными языками, успели завести на Западе связи и опыт работы в цивилизованном бизнесе. Их мозги оказались востребованными, когда новым хозяевам понадобилось “повышать капитализацию” своего бизнеса. Время показало: среди них немало финансовых гениев и сильных менеджеров.

Разумеется, среди молодых успешных топ-менеджеров встречаются дети богатых пап. Набираясь знаний и опыта за границей, они в общем-то готовят себя к семейному бизнесу. Но пробиться в этот привилегированный круг бизнесменов могут и просто башковитые и талантливые люди: было бы желание. Еще в начале перестройки одного такого парня после окончания провинциального вуза родителям удалось отправить на учебу за границу. Но тут случился развал Союза, и вместо трех месяцев учебы парень завис на чужбине на годы. Не растерялся — начинал с газонокосильщика. В итоге выкарабкался: закончив учебу, вернулся в Россию и сейчас работает вице-президентом крупной компании.

По большому счету, в отряде высокооплачиваемых топ-менеджеров сегодня далеко не многие рвутся открыть свое дело — большинство вполне устраивает их сытая и стабильная жизнь по найму. А и вправду, зачем нервничать, рисковать, брать на себя ответственность, если кто-то уже взвалил на себя этот крест? Тем более что буфером перед новыми миллионерами идет “тяжелая артиллерия” — бизнес-элита...



Генералы бизнеса

Чтобы стать генеральшей, нужно выйти замуж за лейтенанта. А чтобы попасть в бизнес-элиту? Ответа на этот вопрос в анекдотах про новых русских не ищите — его там нет.

Крупный бизнес в России сегодня стоит на продвинутых людях: они на “ты” с компьютером, прекрасно образованы, знают иностранные языки, много путешествуют... В отличие от новичков, эти бизнесмены уже заработали десятки и сотни миллионов долларов, позволившие им подняться на ступеньку инвесторов. Любопытно, что главной кузницей кадров для современной экономической элиты по-прежнему остаются министерства (см. диаграмму).

Какая она — сегодняшняя бизнес-элита? Ученые Института социологии РАН пропустили богатых бизнесменов через своеобразный “рентген”. И вот, что узнали.

Возраст. Как ни печально, но сегодняшняя бизнес-элита стареет. Социологи попытались понять, в чем же здесь дело. Оказалось, средний возраст брежневской элиты был 56,6 года, а горбачевской — 52,2 года. После 1987 г. она резко помолодела, на 10 лет — до 42,1 года! Но к 1993 г. немного состарилась — до 46,5 года. В последние годы ее возраст подкрался к 48,6 года. Хотя среди различных элит России экономическая по-прежнему остается самой молодой, она все же продолжает стареть из-за того, что в нее перестали вливаться новые силы: в основном она пополняется бизнесменами, которым за 50 и даже за 60. Самые молодые в ней — производственники и финансисты (46 лет), а самые почтенные — владельцы торговых домов (52).

Происхождение. Многие полагают, что бизнес-элита — преимущественно столичная штучка. До кризиса 1998 года именно так и было: бал в ней правила молодая московская номенклатура. Но грянул дефолт, положивший конец простой концентрации финансового капитала, и москвичей потеснили регионалы. Далеко вперед вырвались “питерские”: их доля в российской бизнес-элите в начале 2000-х годов приблизилась к 10%. Это ученые склонны объяснять не столько бурным развитием в Северной столице частного бизнеса, сколько землячеством с президентом. Но, как бы там ни было, неудивительно, что на место разорившихся московских финансистов пришли крепкие региональные промышленники. Чувствуют они себя в нынешней бизнес-элите довольно-таки комфортно.

Образование. Социологи выяснили, что сегодняшняя российская бизнес-элита прекрасно образованна. Если в 1993 г. высшее образование имели 93% (в основном это были инженеры-технари, физики и гуманитарии-лирики), то сегодня — уже 96,9%. А два высших — соответственно 2,6% и 13,4%. Причем во второй раз бизнесмены сели за парты преимущественно экономических и юридических вузов — именно по этой причине среди крупных предпринимателей выросла доля таких специалистов. Но пальму первенства здесь все же удерживают технари. Гуманитарии оказались на грани исчезновения: из почти 10% в 1993 г. их осталось сегодня менее 1%. Не прижились в бизнес-элите и женщины. Они, конечно, и умницы, и красавицы, и успешно трудятся, наступая мужчинам на пятки, но в этот узкий деловой круг пока не попадают.

Семья. Двое из трех русских миллионеров женаты, но данные о количестве их жен и детей — весьма приблизительные. К 40 годам миллионеры в России уже, как правило, крепко встают на ноги и начинают осматриваться по сторонам... в поисках новых жен. В отличие от тех же американцев наши чаще женятся по второму разу и на более молодых спутницах (а если холостяки — то на целых модельных агентствах). При этом дети для них — святое. Папаши не жалеют денег на их образование, отправляя своих отпрысков на учебу в основном в Швейцарию, Голландию, Англию, Америку, во Францию и в Австралию.

Где живут? Предпочитают селиться в закрытых загородных поселках “только для своих”. Сегодня такие “царские села” возникли вокруг крупных городов по всей России. О Москве с Подмосковьем и говорить нечего: здесь миллионеров больше всего. Причем как столичных, так и региональных. Селятся они не только на престижных Рублевке или Ильинском шоссе, где застолбили территорию их более влиятельные товарищи. “Молодежь” осваивает Новорижское шоссе и подмосковные водохранилища.

Помимо загородного особняка или коттеджа наши, конечно же, имеют квартиру в Москве — в элитном доме в самом центре. И очень часто не одну — площадью в 150—200 квадратных метров. Но и это не предел: россияне-миллионеры с удовольствием приобретают недвижимость за границей. Больше всего им полюбилась Испания, чуть меньше — США, Кипр, Португалия, Греция с Францией и, конечно же, самым состоятельным — Великобритания. А в последнее время — еще Хорватия: уж больно красиво и не загажено. И Крым: во-первых, почти дома, а во-вторых, дань традиции: царские и графские семьи испокон веков имели там летние резиденции и дворцы...



Штрихи к портрету

Психология. У нынешних российских миллионеров есть замечательное качество: масштабность мышления. Оно у них — всеобъемлющее, будто многоэтажное, и способно удерживать и использовать большой объем информации. Это несомненный плюс. Но о чем бы они ни думали — все склонны примерять на себя и еще на получение удовольствия. Они, как правило, эгоисты, которых не сильно волнует общественное мнение. Легко воспринимают жизнь, часто идут по ней играючи, авантюрны, готовы рисковать. И все трудоспособные работоголики.

Но вот понятие о чести у новых миллионеров очень размыто — в основном главенствует принцип: “все средства хороши”. Прибавьте к этому и отсутствие брезгливости, разборчивости, иногда элементарной порядочности в достижении своих “хочу”. Они редко (или вообще никогда) ощущают себя жертвами. У них не возникает сомнений, достойны ли они иметь что-либо, — они абсолютно уверены: да! И в этом их главное отличие от простых смертных.

Образ жизни. Исключительно здоровый. Еще вчера они после обильных застолий курили сигары, а сегодня завязали как с никотином, так и с обжорством. И сменили французскую кухню с ее жирными соусами на более легкие — японскую и фьюжн. Дома кормятся у своих поваров, а в ресторане выбирают что-нибудь низкокалорийное. Уточняя, что сахар к кофе нужен исключительно коричневый (сахарозаменитель — это яд), а сливки — обезжиренные. Практически не пьют: вредно. А если и прикладываются, то только к винному бокалу: красное французское полезно для сердца.

Занимаются спортом с личным инструктором в домашнем тренажерном зале или в закрытом, “для своих”. Если отдыхают, что случается крайне редко, то активно. Зимой — горные лыжи, летом — что-нибудь экзотическое, с адреналином: охота на Камчатке, непроходимые джунгли Африки или Южной Америки. Ну а если выбирают спокойный отдых — проходят курс омоложения в дорогой заграничной клинике.

Прикид. Считается, что личный статус определяется маркой автомобиля, часов и именем портного. Джентльменский набор нового миллионера — “Мерседес”, “БМВ” или “Ауди” представительского класса в районе 100 тысяч евро. Часы — “Вашерон и Константин”, “Патек Филипп”, “Фрэнк Мюллер”, “Ролекс” — от 5 тысяч долларов за самый простенький экземпляр до бесконечности. Модели за 50 тысяч долларов на руке миллионера распознает только профессионал: внешне они довольно скромные. Если так можно говорить о вещи ценой в московскую квартиру. Одеваются в самых известных мировых Домах — Армани, Зенья, Бриони, Каналли (не путать с Роберто Кавалли, в вещах от которого любит щеголять Филипп Киркоров) и т.д. Вопреки расхожему мнению, на заказ почти не шьют — и не потому, что экономят. На примерки в Милан не налетаешься! Поэтому на их фигуры представители западных Домов “сажают” готовые костюмы. Это плюс 10—15% к стоимости выставленного в витрине — то есть от 2—2,5 тысячи евро. У отечественных модельеров практически не одеваются.



Лучшие олигархи жили при царе

Американцы при виде миллионера, выходящего из роскошного автомобиля, думают: как бы побольше заработать денег, чтобы оказаться на его месте. Французы — как бы вытряхнуть миллионера из авто и заставить идти по улице, как все. Впервые о том, что думают наши люди при виде богатого соотечественника, только в прошлом году решили выяснить социологи Института комплексных социальных проблем (ИКСИ РАН).

Оказалось, что самой благородной у нас считают дореволюционную экономическую элиту. По энергии, трудолюбию, законопослушности, честности, профессионализму и патриотичности она дала фору всем остальным. Следом за ней по рейтингу — сталинская: ее россияне оценили как заботливую, трудолюбивую, но в то же время угодническую и жесткую по отношению к людям. Облик деловой элиты при Брежневе они оценили как довольно плохой, а при Ельцине — “хуже некуда”.

На фоне предшественниц “путинская” бизнес-элита выглядит вроде бы привлекательно: по мнению участников опроса, она — самая энергичная и инициативная, в меру профессиональная и целеустремленная, особенно по части внедрения международного и экономического опыта. Но по вороватости и нарушению законов — идет сразу за ельцинской. Социологов поразил такой факт: всего лишь 19% опрошенных заявили, что экономическая элита заинтересована вкладывать деньги в российскую экономику, остальные же (77,1%) считают, что современные бизнесмены хотят лишь разбогатеть и вывезти свои капиталы за рубеж. В то же время 40,5% россиян, особенно те, кто хорошо зарабатывает и имеет свое дело, “поддержали” бизнесменов: по их мнению, они все же заинтересованы в экономическом подъеме России, а также в повышении не только своего благосостояния, но и окружающих. С симпатией на крупных бизнесменов смотрит и продвинутая часть молодежи: к успехам олигархов она примеряет свои надежды на будущее и аппетиты.

Как видим, кого-то бизнес-элита, может, и раздражает, но в целом — “не слишком мешает” жить. Потому идти на конфликт с крупным бизнесом вроде бы незачем: от него зависит благосостояние каждой семьи. Причем в ближайшее десятилетие — как пить дать! Одна проблема: интересы деловой элиты и населения, увы, пока не совпадают. И здесь есть над чем задуматься...



Богатство обязывало

Сегодня мы верим в благородство дореволюционных купцов и предпринимателей. “На три аршина под землей видели” — так говорили когда-то о них, имея в виду необыкновенный ум, волю, способность распознать (часто вопреки видимости), с кем иметь дело, а с кем — нет. Но “на три аршина под землей” они умели видеть и другое.

В конце XIX века между именитыми купеческими и дворянскими родами разгорелось соперничество: кто больше сделает для народа? С чего вдруг, поинтересуетесь? “Богатство обязывает!” — говорили на то русские миллионщики. Но подтекстом была еще и твердая христианская вера их отцов и дедов. Моду на добрые дела очень быстро подхватили в губерниях. У костромских купцов-мануфактурщиков Коноваловых даже девиз имелся: “Жить самим и другим давать”. Они были буквально помешаны на социальной программе своего товарищества: строили дешевые потребительские лавки, родильные приюты, давали своим работникам ссуды на постройку домов, инвалидам по труду — пособия по старости. Неудивительно, что на фабриках их товарищества никогда не было забастовок. И работали все на совесть.

В Царицыне много доброго и полезного для своих рабочих делал купец Василий Лапшин. В 1917 году, когда он оказался под арестом большевиков, рабочие его фабрик двинулись к барже, служившей временной плавучей тюрьмой. И под их небывалым напором старого и больного Лапшина освободили. Сейчас за олигархов работники их структур на амбразуру не бросаются...

Хотя жившие в то время купцы могли поведать и о том, “сколько в Москве было жадюг, без креста на шее, озорников, живоглотов, обалдуев, лоботрясов, злостных банкротов, жмотов, пустозвонов и иных всякого мерзкого и пустого звания и повадки людей”. И что, например, меценатами тогда становились не только из любви к искусству, но и к деньгам.

— Я все-таки купец и из двух цифр выберу меньшую! — примерно так любил говорить знаменитый коллекционер Третьяков. Который, вопреки расхожему мнению, поддерживал не столько бедствующих художников, сколько свой собственный капитал...

Да и во всем остальном жизнь экономической элиты того времени как две капля воды похожа на сегодняшнюю. Только сейчас бал правят мировые цены на нефть, а тогда — на хлопок. Из-за их бесконечных скачков купцы задерживали платежи банкам, терпели убытки, а хлопководы не могли вернуть банкирам взятые ссуды... Как и сейчас, в те времена тоже старались быть поближе к властям. Но и это не спасало! История с купцом Мамонтовым, которого сдал министр финансов Витте, — убедительный пример нечистоплотности госчиновников, которые в своих интересах могут стереть в порошок любого преуспевающего предпринимателя — была бы зацепка.

В общем, все как сегодня. Или почти так. Деньги — во все времена деньги. А люди — всего лишь люди...



Где можно заработать $1000000?

В России?

Легко — в компаниях с оборотами в 10—15 млрд. долл. Скажем, в “нефтянке”, металлургии, газодобывающем секторе. Хозяева и крупные акционеры этих сырьевых монстров — миллиардеры, которые входят в “золотую сотню”. А их наемные работники (уровень заместителей руководителей, вице-президентов) — уже миллионеры.

Немало их в последние годы появилось и в банковском бизнесе, в области IT-технологий, риэлторских или торговых фирмах, иностранных компаниях, в несырьевой промышленности, сельхозпереработке, шоу-бизнесе...


В Америке

Вопреки известному мнению тех, кто зарабатывает миллионы, в США гораздо больше, чем известных людей. И они делают деньги в отраслях весьма скромных и неприметных — где-нибудь на ремонте дорог или сети автостоянок, на изготовлении сварочного оборудования и т.д. Немало миллионеров и среди так называемых белых воротничков — высококвалифицированных частнопрактикующих врачей, адвокатов, аудиторов и юристов. Если в 90-х годах среди 100 млн. американских семей состоянием свыше 1 млн. долл. владели приблизительно 3,5 млн., то к 2005 г. таких семей, как ожидается, будет чуть ли не 6 млн.

В США состояние зарабатывают годам к 50 с хвостиком. Американскому миллионеру и в голову не придет купить костюм больше чем за $300—500, а часы — за $250. И на машинах они ездят не дороже $25—30 тысяч, предпочитая “Форд-150” — самый популярный в США автомобиль. Американский миллионер женат всю жизнь на одной женщине, может 10, а то и 20 лет жить в одном и том же доме, у него трое детей.


В Англии

Если в Америке миллионеры сделали свои состояния сами, то английские – получили в наследство. Только 7% британских богачей относятся к категории self-made man. В Старом Свете богатые люди непременно вас примут за “своего”, если вы — представитель традиционной аристократии, а также потомок лондонских финансистов XIX века или наследник предпринимателей из Северной Англии, которые поднялись на текстильной промышленности. Желательно иметь коллекцию произведений искусства, лошадь и яхту. У английских миллионеров не жизнь, а сплошной светский раут. Появление на балах и обедах, занятия охотой и поло, посещение ежегодных скачек в Эскоте и Уимблдонского турнира... Ну, а после всех странствий – возвращение в одно из загородных поместий со слугами, садовниками, личным врачом и парикмахером.


В Германии

сейчас около 1 млн. миллионеров — на 80 млн. населения немало, не правда ли? Кто-то получил свое состояние в наследство, но большая часть сколотила капиталы с нуля. Высшие менеджеры крупных концернов, к примеру, зарабатывают семизначные суммы. Это трудоголики, свое дело для которых — смысл всей жизни. Немецкий миллионер не транжира и ничем особенным из толпы не выделяется: одевается просто, а в костюме с галстуком появляется лишь на официальных приемах и переговорах.





    Партнеры