Керри Буша не слаще

30 июля 2004 в 00:00, просмотров: 165

Президентские выборы в США не за горами: всего-то до ноября потерпеть.

Кто победит — Буш или Керри, — пока можно только гадать. Но дело не в именах, а в том, что они несут с собой в Белый дом. О предвыборной ситуации в США на вопросы “МК” отвечает директор Института США и Канады РАН Сергей Рогов.


— Говорят о том, что в США могут перенести дату президентских выборов, если “Аль-Каида” устроит масштабный теракт. Насколько такие опасения оправданны?

— Нет оснований всерьез воспринимать “утку” о переносе срока выборов президента в США. В американской конституции сказано, что выборы проводятся в первый вторник после первого понедельника в ноябре високосного года.

При этом в Америке действительно существуют большие опасения насчет новых терактов. Даже администрация Буша фактически признает, что война в Ираке не только не ослабила террористическую угрозу, но и сделала ее еще более серьезной. Предвыборный год в США может преподнести сюрпризы: есть по меньшей мере три даты, с которыми могут быть увязаны теракты. Это съезд демократической партии, съезд республиканцев и канун президентских выборов. Вполне возможно, что если масштабный теракт произойдет накануне выборов — будет объявлен общенациональный траур, но не перенос выборов.

— Какие силы, какие группы интересов стоят за Бушем и Керри?

— Особенность американской политической системы в том, что группы, имеющие особые интересы, никогда не кладут все яйца в одну корзину. Несомненно, есть определенные предпочтения. Республиканцы получают поддержку со стороны большей части американского крупного бизнеса. Это связано не только с энергетическим сектором (здесь есть тесные связи и у самого Буша, и у вице-президента Чейни). Налоговая реформа, которую провел за последние три года Буш, дала колоссальный выигрыш американскому крупному капиталу. Буш выступил как Робин Гуд наоборот: отбирает у бедных — отдает богатым. Он срезал налоги на наиболее богатую часть американского общества. Примерно 75—80% налоговых скидок приходятся на 1% населения США.

С демократической партией тоже связан ряд групп бизнеса: индустрия развлечений, массовой информации. Голливуд на 80% поддерживает демократов. Чем интересна нынешняя избирательная кампания — обычный на выборах финансовый перевес республиканцев (как правило, они получали средств в несколько раз больше) резко сократился. Керри пошел на первичных выборах на беспрецедентный шаг, когда отказался от государственной финансовой поддержки. Керри сегодня по своим финансовым возможностям почти не уступает Бушу.

Еще один фактор — привязанности этнических общин либо к республиканцам, либо к демократам. Скажем, 60% мужчин из числа собственно американцев (белые, англосаксы, протестанты) — обычно голосует за республиканцев. Но меньшинства отдают предпочтение демократам. Это касается не только негров. Пусть 90% голосует за демократов, но в финансовом отношении эта поддержка значит немного. Зато важна поддержка еврейской общины со значительными финансовыми средствами. Для демократов это основа их казны. Другие общины — поляки, испаноязычные американцы — тоже тяготеют к демократам. Но с точки зрения финансовой их роль не так существенна.

— Нынешний президентский срок Буша подходит к концу. Что может поставить себе в заслугу Буш и какие ошибки (не считая иракской войны) он совершил?

— Очень многие обозреватели четыре года назад недооценивали Буша-младшего. Казалось, он не имел серьезных шансов одержать победу на выборах 2000 года, когда США находились в зените экономического процветания. При Клинтоне США испытывали самый длительный период высокого роста. Никогда раньше правящая партия не терпела поражения, если выборы происходили, когда наблюдался рост (порядка 3% ВВП). Если была депрессия, спад, кризис — тогда правящая команда менялась. Но Буш одержал победу. Почему?

В Штатах архаичная избирательная система. Не действует принцип “один человек — один голос”. Заложенная еще отцами-основателями США двухступенчатая система выборов помогла Бушу одержать победу, хотя его противник Гор набрал на полмиллиона голосов избирателей больше. Случись такое в России — сразу бы заклеймили за нарушение демократических принципов.

Но дело не в процентах. Буш оказался очень неудобным кандидатом для демократов. Он смог “переклинтонить” Клинтона, который провел конверсию, сократил военные расходы, сохранив при этом социальный пакет. К концу холодной войны американские военные расходы составляли 6,5% ВВП, дефицит федерального бюджета был около 3%. Клинтон сократил долю военных расходов вдвое, при этом доходы правительства выросли, возник профицит. Клинтон лишил республиканцев их козыря (сокращение госрасходов, ликвидация дефицита). Дефицит испарился. В 90-е гг. Америка жила припеваючи.

Буш, в свою очередь, выдвинул лозунг “сострадательного консерватизма”. Он провел налоговую реформу для богатых, но не отменил ни одной социальной программы. Впервые республиканский президент не покушался ни на медицинское, ни на социальное обеспечение. При Буше резко возросли государственные расходы на образование. Раньше бы республиканцы назвали это “ползучим социализмом”.

Но успех Буша создал серьезную проблему. При Буше федеральные расходы выросли (не только на военные цели, но и на социалку: медицину, образование...). А налоги-то сокращены. В результате при Буше американское правительство тратит больше денег, чем при Клинтоне. Дефицит федерального бюджета составляет сейчас 5% ВВП.

Буш делает то, в чем раньше республиканцы обвиняли демократов. Все смешалось в доме американского избирателя. Сегодня кандидат демократов Керри требует жить по средствам, а республиканцы отвечают: “У нас экономика все выдержит”. Экономический рост действительно начался, но он не сопровождается серьезным ростом числа рабочих мест. Буш — первый президент, при котором через 4 года президентства меньше американцев имеют работу, чем до его прихода к власти.

— Взяв себе в пару кандидатом в вице-президенты Джона Эдвардса, Керри заявил: “Мы будем вместе строить Америку”. Какую Америку собирается строить Керри?

— Весной этого года студенты открытого при нашем институте факультета мировой политики моделировали “первичные выборы” в США. Было 4 кандидата со своими командами, группами поддержки. Победил у нас “Керри”. В начале октября мы будем проводить “президентские выборы”. Приходите на эту игру — и за месяц узнаете, кто победит на выборах в США — по экспертной оценке наших будущих специалистов...

Но вернемся к реальным выборам. Сейчас Керри опережает Буша всего лишь на несколько процентов. Причем разрыв не увеличивается. Если не произойдет ничего чрезвычайного, так “ноздря в ноздрю” они и придут к выборам.

В чем проблема Керри? Он начинал как либеральный демократ, в начале 70-х был одним из лидеров антивоенного движения. Сегодня Керри пытается показать, что он не пацифист, что он достаточно умеренный консерватор. По многим вопросам он выглядит как подражатель Буша. Большинство демократов выступает за вывод войск из Ирака до Рождества, но сам Керри говорит: “Мы не должны бежать из Ирака, как бежали из Вьетнама”. Керри не предлагает отмены налоговой реформы. Сначала Клинтон украл у республиканцев их лозунги, потом Буш украл лозунги у Клинтона, теперь Керри пытается переплюнуть “сострадательный консерватизм” Буша. Если предположить, что Керри победит, радикальных изменений в американской политике не произойдет. Как не произошло и при Буше. Давайте взглянем на их предвыборные программы. Отличия между ними — лишь в нюансах. Они топчутся на одной и той же площадке. Во внутренней политике Керри может отменить некие налоговые поблажки для лиц с самыми высокими доходами — чтобы финансировать продолжение войны в Ираке. Из Ирака Керри уйти не может: скорее Буш (если победит) может уйти из Ирака, чем Керри. Бушу с его репутацией это простительно, а демократу бегства не простят.

И кто бы ни победил на выборах, он должен будет решать главную проблему, которую создал Буш: Америка живет не по средствам. Следующее поколение американцев должно будет расплачиваться за красивую жизнь сегодня. Помимо бюджетного есть еще и торговый дефицит — порядка $600 млрд. Америка потребляет куда больше, чем производит, расплачиваясь с остальным миром бумажными долларами. Но сегодня появилась новая мировая валюта — евро. Как долго сможет Америка жить в долг? По расчетам, нынешнему поколению американцев через 15—20 лет придется либо в 2—3 раза увеличивать налоги, либо сокращать привычные социальные блага. Америка создала для себя проблему, и выбираться из нее будет очень сложно.

— Если произойдет смена хозяев в Белом доме — как это может сказаться на отношениях США с Россией?

— Приход к власти демократов может вызвать серьезное охлаждение отношений между Россией и США. После 11 сентября Путин и Буш провозгласили стратегическое партнерство, но это партнерство в значительной степени зиждется на личных отношениях двух президентов. Это хорошо, что отношения у президента Путина с президентом Бушем лучше, чем у президента Франции. Но только на этом отношения строить нельзя. У нас нет экономической взаимозависимости.

Поэтому смена президента может вызвать определенные потрясения. Демократы, оказавшись у власти, скорее всего будут копировать клинтоновскую политику: например, вмешиваться во внутренние дела России, делать попытки диктовать нам, как проводить экономические реформы, учить нас, что такое права человека... Администрация Буша не слишком обращает внимание на эти вопросы. Для нее важнее поддержка, которую оказывает Россия нынешнему хозяину Белого дома. Потом, конечно, отношения наладятся, но нельзя исключать и довольно бурных потрясений. Есть пример: когда в 1977 году на смену республиканской администрации пришел демократ Картер, многие вещи, связанные с советско-американской разрядкой, оказались разрушенными. Но сделаю оговорку: демократы критикуют Буша во многом за то же, за что критикуем его и мы, — за ставку на грубую силу, за односторонние действия. И в этом плане в долгосрочной перспективе смена главной фигуры в Белом доме может иметь для нас позитивные последствия.




    Партнеры