Орловский след Шамиля Басаева

30 июля 2004 в 00:00, просмотров: 745

Имя Шамиля Басаева вновь у всех на слуху. Террорист номер один берет на себя ответственность за нападение на Ингушетию, грозит России новыми терактами... При этом найти главного бандита и убийцу постсоветского периода почему-то не могут. Или не хотят. Кстати, ищут Шамиля не только в Чечне. Уже не раз и не два чекисты наведывались в российскую глубинку. Ведь Басаевы чувствуют себя уверенно не только в родной Ичкерии, но и на Орловщине. Двоюродный брат знаменитого террориста неплохо устроился в деревне Селезнево. Он живет в двухэтажном семикомнатном доме, имеет свой бизнес, верховодит местной чеченской общиной, которая в последнее время здорово разрослась в этих исконно русских краях. Вслед за контрразведчиками родственников террориста навестили журналисты “МК”.

Вахид Басаев владеет шиномонтажной мастерской в райцентре Новосиле и магазином в Селезневе. Он скупил много земли под строительство частных домов, но пока ничего не строит, чем вызывает недовольство местных фермеров, которым не хватает площадей.

— Поди, для диаспоры землю держит, — бурчат они.

Подозрения эти не лишены оснований. Если в самом Селезневе живут лишь две чеченские семьи, то в райцентре их уже под двадцать. Даже орловский губернатор Егор Строев в свое время говорил, что в Новосильском районе переселенцы чувствуют себя слишком вольготно.

Как подмечают орловские милиционеры, основное занятие чеченцев — контроль за скупкой зерна в местных хозяйствах. Главный здесь Вахид Басаев. На совет к нему постоянно приезжают кавказцы со всей округи.

Авторитет Басаева столь велик, что даже сами стражи правопорядка нередко вынуждены обращаться к нему за помощью: своими силами с местными бандитами справиться могут не всегда. Года четыре назад между чеченцами и русскими произошла крупная разборка с дракой и поножовщиной. Но Вахид предупредил своих: “Вы здесь в гостях”. И конфликт замяли.

Приехав в басаевскую вотчину, мы первым делом посетили его шиномонтажные владения. В Новосильском районе заматеревшего Басаева многие тихо ненавидят, поэтому никто из русских работать к нему не идет: в мастерской трудится одна только басаевская родня.

Племянника Тимура, в прошлом футболиста, в Новосиле не взяли работать тренером, пояснив: “Террористам детей доверять нельзя”. Тимур обиделся. Но Вахид взял родственника к себе.

Тимур встречает нас недружелюбно:

— Вахида вы все равно не найдете. Не будет он с журналистами встречаться, лучше уезжайте подобру-поздорову.

И верно — едва зашли мы в басаевский двор, как его молодая жена Яхита бегом припустилась из овчарни в дом. Несколько минут спустя, уперев руки в боки, вышла Саудат, сестра Вахида.

— Без хозяина не могу пустить.

Пришлось соврать, что мы из ФСБ. Услышав страшную аббревиатуру, Саудат мгновенно изменилась в лице.

— Что вы хотите?

— Нам нужен Шамиль Басаев.

— А что Шамиль? — запричитала она. — Он-то не пострадал! Это не его семью разбомбили после Буденновска, а нашу: одиннадцать человек за один день. Вахид хотел мстить, да передумал. Кто будет племянников-малолеток растить? Им всего по шесть лет, а они уже хотят научиться стрелять. Шамиль-то своих близких увез в Турцию… То, что недавно случилось в Москве, жутко. Погибли дети, а они не виноваты. Зачем им-то мстить?

— А взрослые — виноваты?!

— А сколько ни в чем не повинных чеченцев пострадало от русских?!

— Где ваш брат? Почему он боится выходить?

— Ничего он не боится. Ждите. Может, приедет часа через два…

Не приехал...

Вахид Басаев с сестрой перебрались в Орловскую область из Чечни еще в 1982 году, когда Шамиль Басаев только окончил среднюю школу.

Вахид — профессиональный футболист, но про спорт в селе Селезнево пришлось забыть: оформился бригадиром строителей в колхоз имени Ленина. Его руками возведены десятки объектов: детсады, школы, дома животноводов.

В обнищавшем ныне хозяйстве Вахида Басаева вспоминают хорошими словами. Рассказывают, как в 1984 году во время пожара он бросился в пылающее здание правления и вынес все документы за несколько секунд до того, как обвалилась крыша.

В конце 80-х в Селезневе объявился и младший брат Вахида — Шамиль. Отслужив в родном Ведене (в пожарной команде аэродромного обслуживания), он трижды провалил экзамены на юрфаке МГУ. Отучившись затем один семестр в институте землеустройства (кстати, там ему читал лекции “большой друг чеченского народа” Константин Боровой), Шамиль Басаев подался к двоюродному брату.

Вахид пытался пристроить его на работу в колхоз. Но, как ни просил, того не брали ни каменщиком, ни плотником. Потом Шамиль, как и все чеченцы в Орловской области, приторговывал зерном. Местные мужики отнеслись к нему без уважения: жалкий, тощий, неопрятный. Селезневские девушки тоже не были в восторге от будущего террориста.

Вскоре Шамиль уехал. А второй раз появился уже в перерыве между двумя чеченскими войнами.

Многочисленная басаевская родня гуляла тогда две недели. Будто и не было никакого Буденновска, о котором вспоминает теперь Саудат.

По дорогам Орловщины Шамиль катался не таясь. Говорят, что сопровождал его... милицейский эскорт.

— Вахида Басаева в селе боятся, — рассказали нам в милиции. — Однажды на его магазине написали краской: “Чеченцы, вон из России!” и угнали машину. Басаев не стал обращаться в органы, сам нашел хулиганов и заставил их целый год работать на себя бесплатно. Жены местных алкашей часто успокаивают пьяных мужей, угрожая пригласить здоровяка Вахида.

Сам же Басаев не пьет. И на праздники не ходит. Правда, говорят, что в его бане любят под водочку отдыхать члены правления колхоза.

Односельчанки Басаева утверждают, что он мужчина хоть куда.

Как нам удалось выяснить, первый раз Вахид женился в двадцать лет на чеченке — то ли Азе, то ли Аде. Не так давно бездетная супруга бросила Вахида и уехала в Москву. Теперь она преподает в столичном вузе, а недавно снова вышла замуж.

В Подмосковье у Вахида осталась еще одна любовь. Русская женщина растит его 17-летнего сына, который каждое лето навещает отца. Басаев платит за обучение парня и содержит его мать.

В Орловской области с Вахидом близко знакомы многие барышни-крестьянки. Говорят, будто чуть ли не в каждом окрестном селе у него есть по даме сердца. А в Курске еще и подрастает ребенок.

Дважды за последние годы Селезнево готовилось к шумной свадьбе. Сначала Вахид серьезно ухаживал за врачом Татьяной Калгановой, потом за учительницей начальных классов Ириной Шалимовой. Но в итоге женился на 18-летней чеченке Яхите из соседней Хворостянки.

Нам удалось разыскать Татьяну Калганову. Как и все, Татьяна опасается горячего нрава Басаева. Но женская обида все же сильнее страха.

— Когда Яхита вынашивала первенца, на сохранении она лежала в той самой больнице, где я тогда работала, — призналась Калганова. — Именно я и обследовала беременную супругу Вахида.

Яхита Басаева лежала на обследовании как раз во время захвата “Норд-Оста”. В роддоме тогда чуть не случился межнациональный конфликт. Нервы акушерок не выдержали, и они объявили бойкот чеченкам-роженицам. Те в ответ: “Мы вас из пулеметов расстреливать будем!” Женщин успокаивали русские и чеченские мужчины.

— Татьяна, почему вы расстались с Басаевым?

— Когда наш роман уже изрядно затянулся, на меня в селе стали коситься. И однажды я прямо спросила Вахида, собирается ли он на мне жениться. “Ни один порядочный чеченец никогда не женится на русской”, — признался он. Мне стало так обидно, я возьми да и скажи: “Что ж вы приехали жить к русским, сидели бы в своей Чечне!” После этих слов Вахид взревел, как раненый зверь. Он схватил меня за волосы и принялся душить, приговаривая: “Ах ты, сука! Мы вас, русских, будем до последнего бить!” Уже и не помню, как я унесла ноги…

После этого Татьяна уехала из села. Недавно она вышла замуж.

Как нам удалось узнать, один из племянников Вахида пошел по стопам дяди — приставал к здешним девушкам, часто дрался из-за них с местными парнями. Когда разговоры об этом дошли до Вахида, он выгнал юношу из села. Племянник уехал в Чечню, где через месяц погиб.

Председатель селезневского колхоза Николай Косырев, большой приятель Вахида Басаева, опроверг слухи о том, что тот и сегодня поддерживает отношения с братом-террористом:

— Что вы! ФСБ прослушивает и его домашний телефон, и даже наш номер в правлении. Вахида постоянно вызывают в РОВД.

После трагических событий в Москве и других российских городах родственники Басаева опасаются появляться на улице. Если встречаются на автобусной остановке с соседями, отводят глаза. Однажды селезневцы напрямую спросили Вахида, как он относится к брату-террористу. Басаев ответил:

— А я не могу сказать, террорист он или герой. Когда был Буденновск, его назвали террористом, а когда он защищал Белый дом в Москве, был героем. Мне он просто брат…



Партнеры