Ганза в люфте

30 июля 2004 в 00:00, просмотров: 210

“Пора, давно пора нам избавляться от комплекса неполноценности перед “ихним” сервисом. Почему? Да потому, что у нас уже кое-что сильно получше. Недавно пришлось мне лететь самолетом “Люфтганзы”.

Так вот, со знанием дела скажу: с кормежкой у них явно не того.

На обед во время рейса из Питера во Франкфурт подали нечто вроде макарон по-флотски и какой-то тощий кексик. Не гуще была закуска и из Франкфурта в Афины (тоже три часа лету) — нечто вроде тощих пельмешек и опять-таки кекс. Ни салата, ни колбаски, ни мяса, ни рыбы.

В “Люфтганзе” напитки подают почему-то не перед едой, а после. Хотя воду, вино и сок пьют перед и во время еды, а никак не после”.

Вот такие впечатления остались у нашего афинского корреспондента Владимира МАЛЫШЕВА от общения с сервисом известнейшей в Европе и одной из старейших авиакомпаний. Прислал он их, даже не зная, что в редакционной почте лежит еще одна история из все той же, ганзейской оперы.

От винта!

Что такое “Люфтганза”? “Люфт” на немецком языке — “воздух”, а Ганза — древний союз купеческих городов на Балтии, позднее почивший в бозе. Мы это еще в школе проходили. К краху ганзейских купцов привели разные причины, но в первую очередь — конкуренция со стороны более расторопных англичан. Современная Ганза, хотя и переместилась в воздух, от конкуренции не избавлена. Поэтому весьма рассчитывает на российский рынок. Вероятно, в высших эшелонах ганзейского менеджмента просчитано, как завлечь российские кошельки в свои самолеты. Кроме загадочной русской души. Ганзейская русскую явно не понимает, о чем свидетельствует скандальный случай, вылившийся в судебный иск, который будет рассматриваться в одном из московских районных судов — по месту базирования представительства этой известной авиакомпании.

Яблоком раздора во “франкфуртском деле” — так его можно назвать — стал вовсе не райский запретный плод, а бутылка виски, которую некий господин Александр Т., россиянин, летевший со товарищи на бизнес-семинар из Москвы в Токио через Франкфурт-на-Майне, приобрел в магазине беспошлинной торговли “дьюти фри” тамошнего аэропорта. Александр извлек сосуд, томясь в накопителе, где находились ожидавшие посадки на токийский рейс пассажиры. Тут к бизнесмену подошел командир корабля авиакомпании “Люфтганза” и... прилюдно отнял у него злополучную бутылку.

С этого момента отношения российского бизнесмена и немецкой авиафирмы из разряда “пассажир — авиаперевозчик” плавно перешли в ситуацию “истец — ответчик”. В российской же юриспруденции появился примечательный образец тяжбы “россияне против “Люфтганзы”. Потому как злополучная бутылка, изъятая пилотом, ударила как бумеранг не только по ошарашенному владельцу, но и по всей летевшей с ним честной компании — 57 человек, включая женщин! Им так и не удалось познакомиться со скудноватым меню ганзейского бортового питания. Герр капитан обвинил пассажиров в том, что они находятся в нетрезвом состоянии, и отказался сажать их на борт своей машины. Всех! И началось “франкфуртское сидение” — 12 с половиной часов без права передвижения, без воды и напитков (обыкновенных, не горячительных).

В японскую столицу россияне в конце концов попали, но ганзейские чиновники оказались злопамятны. В токийское представительство вслед за самолетом из Германии полетел факс, в котором утверждалось, что русские “злоупотребляют”, поэтому на борту самолета такие напитки им не следует давать. На обратном пути для россиян установили односторонний сухой закон.

Юристы спорят — самолеты летят

— Это произошло по соображениям безопасности и в соответствии с нашими правилами о перевозке пассажиров и багажа, — поясняет поступок командира немецкого авиалайнера сотрудник франкфуртского офиса авиакомпании “Люфтганза” Катрин Хаазе, у которой “МК” попытался получить комментарий. Однако она отказалась вдаваться в детали скандального дела, сославшись на то, что в настоящее время идет юридическое разбирательство.

Оно и вправду идет. “Люфтганза” утверждает, что ее сотрудники действовали в соответствии со статьями правил перевозки пассажиров и багажа своей авиакомпании, — рассказал “МК” представитель московской адвокатской фирмы “Юридическая гарантия”, представляющий интересы истца. — Что ж, давайте заглянем в них: “Перевозчик может отказать пассажиру в том случае, если... его поведение... душевное и физическое состояние, включая воздействие на него алкоголя или наркотиков, подвергают риску его самого и других пассажиров, экипаж...” (Статья 7, пункт 7.1.3.)

Так-то оно так, соглашаются юристы, однако в правилах компании “Люфтганза” не содержится нормы, предоставляющей командиру корабля и персоналу устанавливать степень опьянения того или иного субъекта. Отсутствует подобная норма и в Конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, подписанной в Варшаве еще 1929 году, а также в Гаагском протоколе о поправках к вышеупомянутой конвенции, принятом в 1955 году.

Можно сделать вывод, заключают юристы, что своими действиями командир корабля превысил капитанские полномочия, оскорбил российских граждан, унизил их человеческое достоинство и нарушил право на свободу передвижения.

Но это говорят заинтересованные стороны. В поисках третейского судьи мы обратились в одну из крупнейших авиакомпаний. Не раскрывая франкфуртской истории с “Люфтганзой”, “МК” попросил рассказать, какие применяются меры в отношении пассажиров, нарушающих правила порядка и безопасности. Оказалось, и наши авиалинии, случается, снимают пассажиров с рейса. В прошлом году компанией было отказано в обратном перелете 11 пассажирам.

— Какие меры могут быть применены к нарушителю?

— Как правило, причиной неадекватного поведения пассажиров становится употребление алкогольных напитков. Но в первую очередь перед бортпроводниками ставится задача не довести дело до конфликта. Если инцидент повлек рапорт бортпроводницы, подписанный командиром корабля, максимальное наказание, грозящее дебоширу, — это штраф (если мы действуем в поле наших законов). Если же инцидент происходит за рубежом и требует привлечения местных органов правопорядка, то меры в отношении нарушителя применяются в соответствии с местным законодательством. Но никаких наручников и спецсредств, чтобы утихомирить разбушевавшегося пассажира, у нас не предусмотрено. Единственное, что может быть применено, — фиксация пассажира в кресле (например, ремнями).

— Можно ли пассажира высадить из самолета за злоупотребление спиртным?

— Да, пассажиров, представляющих угрозу порядку и безопасности во время полета, командир корабля имеет право не допустить на борт самолета. Бывали случаи, когда отдельных пассажиров не пускали на борт на этапе регистрации.

Пальцем — в небо

Заметим — отдельных. Во франкфуртской истории одна демонстративно открытая бутылка стала причиной снятия с рейса более чем полусотни россиян, пьющих и трезвенников, — без разбора. Поэтому адвокаты истца считают, что российские пассажиры рейса “Люфтганзы” не только стали жертвами, мягко выражаясь, не лучшего сервиса, но и были дискриминированы по национальному признаку. Ведь капитан беспрепятственно пропустил в салон летевших на тот же семинар в Токио гражданина Литвы и Молдавии. Видимо, полагая, что литовцы и молдаване — народ непьющий. А вот русские...

Вспоминается любопытный эпизод: лет пять назад на дюссельдорфском вокзале полицией была задержана группа российских туристов, состоявшая более чем из двадцати человек. Сотрудникам правопорядка ФРГ просто показалось подозрительным, что эти люди говорят по-русски. Видимо, дальнейшим логическим умозаключением сотрудника полиции стало: раз говорят по-русски — значит, русские; а раз русские — значит, мафия. Не исключено, что подобная логика продиктовала и поступок капитана “Люфтганзы”, лишь с небольшим дополнением: пьяная мафия.

Обиженные пассажиры требуют сатисфакции, которая исчисляется кругленькой пятизначной цифрой. Но, если вдуматься, мораль сей басни простирается гораздо дальше конкретного судебного разбирательства.

В Германии очень болезненно относятся к “наследию прошлого”. Тень прошлого еще витает над страной, о чем говорят хотя бы суровые автоматчики, охраняющие синагоги в сердце Германии, Берлине. Нам возразят: случай с “Люфтганзой” — из другой категории. Да нет, из той же, расизм — он в любой форме расизм, а в данном случае имела место всего лишь его разновидность — русофобия — явление, распространенное в современной Германии, где на улицах больших и малых городов повсюду звучит русская речь. Невезучие пассажиры рейса Москва—Франкфурт—Токио не первые и не последние, кто прибегает к услугам “Люфтганзы”, и не только транзитом, — Германию ежегодно посещают тысячи россиян.

Но если бы они заглянули в немецкое законодательство, то не чувствовали бы себя столь беззаботно. Собираясь в чужой монастырь, неплохо бы изучить его устав. Отправляясь в страну черно-желтого флага, нужно быть готовым к разным неожиданностям. И не только к тому, что тебя могут снять с авиарейса или прилюдно обыскать на Фридрихштрассе. А еще следить за своей жестикуляцией. Немецкое законодательство, например, предусматривает ответственность за скабрезные жесты. В частности: выброшенный средний палец руки (в землях, входивших в бывшую ГДР, его эрзацем может служить русский кукиш) расценят как “пошел ты...” и заведут дело. Не вздумайте чесать пальцами в голове: приставленный к виску указательный палец расценят как “идиот”. И потянут в суд. А кружок, возникший в результате соединения указательного и большого пальца, что в англоязычной стране означало бы безобидное o’кеу, в Германии значит arschloch — “дырка от задницы”. Ну тогда берегись! Даже звезде немецкого футбола Штефану Эффенбергу выброшенный средний палец в адрес полицейского стоил 100 000 евро. А если ты просто “руссо туристо”?..




    Партнеры