Теперь Басков не большой...

31 июля 2004 в 00:00, просмотров: 336

Большой театр расстался с поп-звездой Николаем Басковым. Отряд не заметил потери бойца, поскольку главный театр страны нес и не такие потери. В списках неугодных здесь значатся: Майя Плисецкая, Галина Вишневская, Юрий Григорович, Марис Лиепа, Владимир Васильев, наконец, Анастасия Волочкова... Ценность талантов разная, судьба — одна. “Золотой голос России” пополнил исторический список.


Мы дозвонились Николаю Баскову в Испанию.

— Николай, собираетесь ли вы подавать в суд на дирекцию театра, как Анастасия Волочкова?

— А зачем на него подавать в суд? Большой переживает тяжелые времена. Когда его отремонтируют и туда придут новые люди, тогда что-то изменится. Ведь это паноптикум, когда солисты по полгода ждут выхода на сцену. И я, и другие ждали, а администрация говорит, будто они не могли подстроиться под мой график.

— В вас говорит обида: вы, по сути, уволены...

— Не только ко мне несправедливое отношение было. Можете поговорить с Гавриловой, Рудаковой, Мещеряковой, Редькиным: они вынуждены больше петь на Западе.

— Кто конкретно виноват, по-вашему, в сложившемся положении?

— Все дело в том, что главный дирижер Александр Ведерников строит художественную политику исключительно под себя. Могу сказать, что недругов в театре у него значительно больше. Я не обижен и не могу навязывать свой голос Ведерникову. Более того, если меня позовут в Большой на постановку, я с удовольствием приду. Слушайте, я пережил смену трех главных дирижеров — это о чем-то говорит?..

— Многие утверждают, что вашей карьере в Большом театре во многом способствовал ваш тесть — фармацевтический магнат Борис Шпигель.

— Ерунда. Я в Большой попал до того, как познакомился со своим будущим тестем. Меня привели на прослушивание к Марку Эрмлеру, и он меня взял без всякой протекции. Если говорить честно, то тесть занимался моей карьерой на эстраде, а не в театре.

— Вы не спели в прошедшем сезоне ни в одном спектакле. Но известно, что вам предлагали партию в премьере “Летучего голландца” — удачной совместной постановке Большого с Баварской оперой.

— Да, мне предлагали и Вагнера, и петь в “Огненном ангеле”, и в “Мазепе” партию Андрея. Но эти партии не для моего голоса: я лирико-драматический тенор. Мой репертуар — “Травиата”, “Ромео и Джульетта”, “Евгений Онегин”. Но помимо того, что мне предлагали, повторяю, мне не дали в прошедшем сезоне ни одного спектакля. Но я без работы не останусь...

— Конкретно о вашей работе. Что будете делать?

— У меня контракт в Барселоне, в театре Лисео, на два года. В этом полугодии я спою в “Клеопатре” партию Спакоса, с января начну репетировать в “Риголетто” и в “Травиате”.

— Ну, для роли Альфреда, как и для роли Герцога, вы, на мой взгляд, полноваты...

— А я похудел. На восемь килограммов. В заключение скажу, что театры меняются: сегодня ни одного, завтра их много. Обидно только за моих поклонниц, которые приезжали в Большой из других городов на мои спектакли.

Комментарий “МК”. Хорош или плох Басков как лирико-драматический тенор, подходит ли он опере Большого и оперному искусству вообще? На эти вопросы ответит дальнейшая карьера певца. Однако сложившаяся ситуация, как это ни парадоксально, работает на него. Быть уволенным из Большого, стать его очередной жертвой — лучший пиар придумать сложно.

“МК” связался с ведущей солисткой Большого театра Еленой Зеленской. Она так прокомментировала ситуацию:

— Мы люди зависимые, и порой не от нас зависит, как сложится судьба в Большом. Николай Басков замечательный человек и хороший партнер. То, что с ним не подписали контракт, — на мой взгляд, это несправедливо.

— Но Николай так много выступает на эстраде, с головой ушел в шоу-бизнес — может быть, это мешает серьезной работе в Большом?

— Это не так. Николай хорошо понимает, что Большой театр — единственный театр в мире, и очень дорожит званием его солиста. Он обладает удивительно редким качеством: он хочет петь. Всегда. Даже если Николай был страшно занят, но ему предстояло петь в Большом, то все свои концерты и выступления на стороне он перестраивал. Я с ним пела в “Евгении Онегине” и должна сказать: это были замечательные спектакли, я чувствовала, что рядом со мной чуткий, отзывчивый партнер. Так же он пел в “Набукко”, в “Моцарте и Сальери”...

— Но некоторые скептически относятся к вокальным данным Баскова.

— Я не могу согласиться с этими “некоторыми”. У Николая — удивительный голос, особенный. Но если я начну называть имена самых великих певцов мира, то у каждого из них хоть какие-то, но есть или были проблемы с голосом.

— То, что Большой театр расстался с Николаем, — это потеря для театра?

— Большой театр — это такая мощная машина, и сколько здесь было потерь... Никто и не заметит, что Баскова в Большом уже нет.

— А для Николая, по-вашему, страшно остаться без Большого?

— Нет, но мне кажется, Николай вернется. У него хорошие отношения с Монтсеррат Кабалье, и через некоторое время, сделав карьеру на Западе, Николай возвратится в Россию. Причем звездой мирового уровня.



Партнеры