Мэрские манежности

2 августа 2004 в 00:00, просмотров: 136

У стен обгоревшего Манежа один за одним останавливаются автобусы с интуристами. “Мадам и месье, перед вами то, что осталось от знаменитого памятника эпохи классицизма”, — начинает свой рассказ экскурсовод, на этот раз по-французски. Гости столицы самозабвенно щелкают фотоаппаратами. “Раньше, когда Манеж был цел, мы здесь почти никогда не останавливались, — говорит сопровождающий группу Николай. — У них же пол-Парижа таких “манежей”. Зато сейчас все просят отвезти их на “обломки империи” — сюда, к гостинице “Москва”, к Военторгу... Один турист сказал мне, что через 10 лет он надеется неплохо заработать на этих снимках”.

У города надежды диаметрально противоположные. Московским властям надо как можно быстрее восстановить памятник: во-первых, Кремль недоволен неприглядным соседством, во-вторых, собственный престиж страдает... В марте, сразу после пожара, горячие головы заявляли, что заново отстроить Манеж возможно уже ко Дню города. Но их быстро остудили реставраторы. Даже если работать в три смены — днем и ночью, — раньше, чем через год-полтора, не управиться. Одно дело — бетонная новостройка, и совсем другое — памятник. “Посадить” на стены начала XIX века сработанную с применением современных технологий крышу — это все равно, что прикрутить к деревянной телеге двигатель от “Порше”.

Впрочем, до крыши еще далеко. Пока в Манеже вовсю работают археологи. Как говорится: не было бы счастья, да несчастье помогло... Когда б еще им представился случай “покопаться” прямо под стенами Кремля? Каждый день, в выходные и праздники, с восхода до заката, археологи руками перебирают семиметровый культурный слой. Обнаружено уже много чего: топоры, наконечники стрел, изразцы, посуда, женские и детские башмачки, зубочистки, ножи — всего более 3,5 тысячи предметов. Самыми редкими из них главный археолог Москвы Александр Векслер считает меч, относящийся к нашествию хана Тохтамыша, и двухрублевую монету петровского времени, отчеканенную в Кадашах.

— В XII веке на месте Манежа, судя по всему, находился храм, — рассказал Векслер “МК”. — Мы обнаружили относящееся к этому периоду захоронение. При Иване Грозном здесь располагалась слобода охранявшего царя Стремянного полка и проходила одна из самых важных дорог. Застройка было очень плотной и добротной. Почти в целости и сохранности до нас дошел гигантский сруб площадью 100 кв.м и высотой 20 венцов...

Большинство находок археологи реставрировали прямо на месте — в расположившейся под стенами Манежа походной лаборатории. Самые ценные экспонаты отвезли на реабилитацию в Центр археологических исследований. Впрочем, Векслер полон надежд со временем вернуть их обратно в Манеж: “Лужков одобрил нашу концепцию выставлять находки там, где они были обнаружены.

Археологам осталось работать в Манеже не более двух недель. Уже сейчас они сидят на огромной куче, у подножья которой застывает бетон. “Это будет пол нижнего уровня”, — объясняют архитекторы. После реконструкции общая площадь Манежа возрастет почти в два раза. Помимо основного выставочного пространства, расположенного в надземной части, появятся еще антресоли с рестораном и конференц-залом и небольшой подземный зал с галереями. От строительства парковки власти под нажимом общественности в конце концов отказались, хотя это решение отчасти стоило им потери инвестора.

— Потенциальные инвесторы хотели от нас слишком много, — заявил “МК” источник в городской администрации. — Когда стало понятно, что паркинга под Манежем не будет, они стали претендовать на большую часть площадей. Но ведь городу тоже нужен свой выставочный зал.

В общем, сгоревший памятник восстанавливается исключительно на городские средства с привлечением известных в столице строительных компаний. По словам мэра, побывавшего в субботу на стройплощадке, окончательная стоимость работ станет известна лишь “после утверждения всей проектной документации и соответствующего заключения Мосгорэкспертизы”.

5 августа строители надеются приступить к одному из самых важных этапов — установке клееных ферм, сделанных по сохранившимся чертежам инженера Бетанкура. Конкурс на их изготовление выиграли военные строители из ГВСУ “Центр”. Как рассказал “МК” глава компании Владимир Стратий, пролет каждой фермы составляет 47,3 м, она состоит из 30 отдельных элементов. Все фермы будут делаться на деревообрабатывающем комбинате в Нижнем Новгороде из хвойных деревьев первого сорта. “Наше главное требование к поставщикам — качество сырья. Дерево должно быть длинным, ровным, одинаковой толщины, без каких-либо червоточин”, — поясняет Стратий. Искусственно “старить” фермы не будут, а вот противопожарным составом покроют обязательно. Проект реконструкции Манежа не предполагает установку навесного потолка, как это было до пожара. Уникальные деревянные конструкции будут открыты для обозрения.

После того как фермы установят, строители начнут настил кровли, а также монтаж гигантских окон и дверей, образцы которых уже выставлены перед Манежем. Правда, для начала реставраторам предстоит еще раз убедиться в надежности выживших в пожаре стен. Сейчас благородные останки сверху донизу изрисованы красным фломастером. “Похоже на тело пациента, готовящегося к пластической операции”, — шепотом комментирует какая-то дама и оказывается недалека от истины. Манежу действительно предстоит пройти через ряд “инъекций красоты”: в качестве омолаживающего раствора в стены будут вводить специальную смесь на бетонной основе.

Лужков пообещал, что уже к ноябрю памятник снаружи приобретет знакомые москвичам очертания. Зимой работы продолжатся внутри здания, а к лету обновленный выставочный зал примет первых посетителей.




    Партнеры