Небесный человек

2 августа 2004 в 00:00, просмотров: 269

Голубоглазый улыбчивый парень за столиком в кафе напротив меня — военный летчик, командир звена пилотажной группы “Русские витязи” Андрей Алексеев. С 13 по 15 августа в Жуковском на Первом международном фестивале пилотажных групп можно будет увидеть выступление различных пилотажников, в том числе и “Русских витязей”, за штурвалом правого крайнего самолета будет именно Андрей.


Состав “Русских витязей”:

1. Игорь Ткаченко. Заслуженный военный летчик РФ, ведущий группы.

2. Игорь Шпак. Подполковник, заместитель командира группы, левый внутренний и хвостовой ведомый.

3. Олег Ряполов. Подполковник, начальник службы безопасности полетов 237-го ЦПАТ.

4. Олег Ерофеев. Майор, командир звена, левый внешний ведомый.

5. Андрей Алексеев. Майор, командир звена, правый внешний ведомый.


— Как у тебя вообще возникла мысль стать военным летчиком?

— Небесное будущее мне было обеспечено с самого детства — у меня отец летчик. Свой первый полет я совершил в девятом классе, мне тогда 15 было... Всегда знал, что стану именно военным летчиком, хотя не сказал бы, что гражданская авиация скучное занятие. Это прекрасная возможность увидеть разные страны, у пилотов и ответственности побольше, ведь ты в ответе не только за себя, а еще и за пассажиров.

— Ты веришь в приметы? Летчики, например, боятся фотографироваться с самолетом перед полетом, говорят, к земле притягивает...

— На самом деле летчики — народ суеверный. Но так сложилось, что мы часто бываем на различных показах, и нас все равно фотографируют. Так что от этой приметы “Витязи” по крайней мере избавились. Есть другая. Лично я, например, перед полетом всегда бреюсь с вечера. Так вот повелось, и мне уже просто неудобно делать это утром. Больше каких-то заморочек у меня нет.

— Вы летаете группой. Насколько важно при этом ощущать сплоченность коллектива?

— Очень важно. Мы больше, чем просто пилотажная группа. Дружим семьями, отдыхаем вместе, даже отпуск порой проводим все в одном каком-то месте.

Я на 100% уверен в каждом из своих коллег. Наши отношения нечто большее, чем просто дружба. Чтобы попасть к нам в группу, мало быть просто профессионалом, нужно еще и быть “нашим” человеком и обладать отличными душевными качествами.

— У тебя есть любимый самолет?

— “Су-27”, на котором я летаю. Эта машина по проведенным тестам лучше американского “F-15” — даже несмотря на то, что у нас самолеты 15-летней давности, а американцы летают на новейших авиамашинах. Возможно, нам удается превосходить их только из-за русского характера и дикого фанатизма наших пилотов. Мы ведь такие: даже если денег платить не будут, все равно летать будем. Были раньше такие тяжелые времена — днем летаешь, ночью “бомбишь” по Москве, чтобы семью хоть как-то прокормить. Зарплату по полгода не получали.

Вот совсем недавно нам предложили потрясающую навигационную систему для самолета. При ее наличии все проблемы с метеоусловиями решены — можно летать и садиться в любую погоду в любом месте. И стоит она всего 1 миллион рублей — поверьте, для самолета, который стоит огромных денег, купить такую деталь — все равно что в автомобиль ароматизатор-елочку. Я говорил с конструкторами этого прибора, спрашивал, бывают ли у него “отказы”, они заверили, что ни одного прокола не было. Я даже сначала не поверил, ведь даже когда мы летаем, все равно бывают какие-то неполадки, а тут все на высшем уровне... Теперь ждем, когда эту систему установят на наши машины.

— Как относишься к ретроавиации?

— Очень рад, что ее начали возрождать. Это ведь наша история. С ретромашинами такая проблема сейчас — лишь один музей в Монине, и тот в таком ужасном состоянии... Да любой летчик скажет вам, что возрождение ретромашин — это большой плюс.

— Чего именно ты ожидаешь от Международного фестиваля пилотажных групп?

— Хотелось бы пообщаться с коллегами, но, боюсь, у нас это вряд ли получится. Мы будем вылетать из Кубинки, а не из Жуковского, а расстояние между этими аэродромами порядка 150 километров, вернуться в Жуковский после полета, боюсь, не удастся.

— Андрей, ну а как твоя вторая половина относится к твоей профессии?

— Жена немного переживает, конечно. Но в целом гордится мной. А вот своего сына я бы не отдал в военную авиацию. Пока не вижу перспектив: приток молодежи к нам очень маленький, а все из-за того, что мало полетов, нет керосина, в общем, с финансами большая проблема. А у нас есть поговорка: “Чтобы летать, нужно летать”. Как это делать, если нет ресурсов? Хотя вот наш командир, летчик-снайпер Игорь Ткаченко, своего сына отдал в авиацию. Может, в будущем ситуация улучшится, и я пересмотрю свою позицию по отношению к своему годовалому сынишке... Большие надежды я возлагаю на фестиваль, и, поверьте, там мы покажем! Впервые именно на фестивале мы полетим в новом строю “девятка” вместе с группой “Стрижи”.

Наши пять “Су-27” будут по краям ромба, а в центре — четыре “МиГ-29”. Таким смешанным строем элементы высшего пилотажа еще не исполняла ни одна пилотажная группа в мире, и удержать разные машины в едином строю раньше считалось невозможным. Поэтому очень большая ответственность ложится на ведущего строя Игоря Ткаченко.


“МК” удалось связаться также с французскими и итальянскими летчиками:

1. Как вы попали в авиацию?

2. Ваш самый любимый самолет?

3. Верите ли вы в суеверия?

4. Что вы ожидаете от предстоящего фестиваля пилотажных групп в Жуковском?


Вот что ответили пилоты итальянской группы “Фречче Триколори”.

Капитан авиации Барасси Руди:

1. Когда я был маленьким, мы жили в местности, где постоянно на малой высоте пролетали военные самолеты. И я влюбился. Когда повзрослел, стал читать все, что попадалось под руку, про авиацию.

Капитан авиации Флореани Урбано:

2. Никогда не забуду мою любовь. “F-104”, ты всегда будешь занимать особое место в моем сердце!

Майор авиации Паоло Тарантино:

3. Да, я суеверен. Всегда отправляюсь в полет с талисманом — маленьким боевым самолетом, подаренным мне одним мальчишкой много лет назад.

Капитан авиации Брага Андреа:

4. В прошлом году, впервые побывав в России, я был поражен теплотой людей и зрелищностью показательных полетов. Надеюсь снова испытать все это, но особенно надеюсь увидеть общность разных людей, у которых одна совместная страсть — полет.


А это мнение французских летчиков:

1. Смотрел по телевизору сериал про летчиков. Естественно, с детства мечтал летать на военных “пташках”.

2. “Мираж-2000” — восхитительно.

3. Я не суеверен.

4. Прекрасного полета.



Партнеры