Горе-найденыш

4 августа 2004 в 00:00, просмотров: 596

Наталья Владимировна выглянула в окно и ахнула: “Такой ливень на улице, а в кустах возится кроха! Что же это за нерадивая мамаша, у которой ребенок весь вымок до нитки?”

Наталья Владимировна Золоторева — педиатр, поэтому решила выйти во двор и разобраться с горе-родительницей сама. И вовремя — маленькая девочка уже переместилась из глубины двора к проезжей части. А рядом никого...

— Чей ребенок? Женщины, кто потерял эту малышку? — Наталья Владимировна обежала весь двор и соседние детские площадки. Но желающих признать ребенка не нашла.

“Я предупредила женщин во дворе, где искать малышку, если объявятся родители, — рассказывала “МК” Наталья Владимировна несколько дней спустя. — А сама понесла девочку домой”.

Светло-русые волосики, голубые глазки, пухленькие щечки. Девочка была одета в светлый синтетический костюмчик и розовую маечку, на ногах розовые сандалии и белые носочки. В том, что это девочка, Наталья убедилась, сняв с ребенка памперс. “Вряд ли бы родители-бомжи или алкаши стали тратиться на памперсы, — подумала она. — Девочка выглядит совсем домашней. Ноготки подстрижены, ушки чистые, на попе никаких опрелостей”.

Она сообщила о своей находке в милицию, но попросила особо не спешить: “Дайте я хоть накормлю и переодену девочку”.

Малышка оказалась очень общительной, ласковой. Тут же стала играть с кошкой и звать ее “кис-кис” — возможно, дома у девочки тоже есть кошка. Охотнее всего девочка откликалась на имя Маша и Маруся.

“Что могло случиться, как такой домашний ребенок оказался на улице?” — ломали голову домочадцы Натальи Владимировны.

Может, гуляла с бабушкой, а той плохо с сердцем стало? И в суматохе ребенка потеряли... А может, украли и потом выбросили? Но скорее уж сделали бы это в людном месте или там, где есть надежда, что ребенок попадет в руки милиции или врачей. Но бросить ребенка во дворе дома в Конькове, на окраине Москвы?

— Только мы покормили нашу девочку, как тут же приехали из детской комнаты милиции нашего ОВД “Коньково”, — продолжает Наталья Владимировна. — Я говорю, садитесь, выпейте чаю, ребенок к вам привыкнет, а я вам пока подробно все расскажу, где ее нашла. Но они взяли девочку, как чемодан какой-то, и увели. Даже протокол не составили. Получается, был ребенок, и нет его. Но ведь где-то с ума сходит мать. Как ей помочь найти дочь?

* * *

— Да вы нас просто достали с этим ребенком! — заорала в трубку на нас сотрудница опеки управы “Коньково”. — Эта женщина, что нашла девочку, просто ненормальная. Чего ей неймется? Ребенок находится в Тушинской детской больнице, и пустить ее к девочке мы не можем.

— Почему?

— Потому что ребенок — государственный, а этот педиатр ему никто.

— Но мы хотим сфотографировать девочку и поместить фото в газете. Нас многие читают, вдруг так быстрее найдутся родители.

— Я на себя такую ответственность не возьму.

— А что вы уже сделали, чтобы найти родителей?

— Послали запрос. И вообще, звоните в милицию, это их дело — искать...

Но в милиции нам сообщили, что их ответственность закончилась в тот момент, когда они доставили ребенка в больницу.

Тогда мы решили на следующий день ехать в Детскую городскую больницу №7 самостоятельно. И тут началось самое интересное. Заместитель главного врача Марина Арамовна Конюхова, которая исполняет сейчас обязанности главврача, с ходу заявила: “Буду говорить, только если придет факс из пресс-службы Департамента здравоохранения Москвы с разрешением”.

Мы стали добиваться, чтобы в больницу пришел факс с высочайшей визой на свидание с ребенком. Через несколько часов телефонных переговоров и уговоров факс все-таки пришел. Но Марина Арамовна, отгороженная от всех чужих, в том числе и корреспондентов “МК”, заслоном из охраны, сообщила по телефону новый вердикт: “Мы вас подпустим к ребенку только после распоряжения прокурора Юго-Западного округа. Пусть теперь нам прокурор факс шлет”.

Итак, подводим итоги. 27 июля на улице Профсоюзной во дворе дома 101, корпус 2, нашли девочку примерно полутора лет. Уже неделю она находится в детской больнице, где ее охраняют, как злостного преступника, никого к ней не подпуская. Никто ребенком не интересовался. Только Наталья Владимировна несколько дней умоляла принять для малышки передачу: еду, несколько костюмчиков, игрушки.

К счастью, наши корреспонденты смогли все-таки сфотографировать подкидыша. Зарешеченное окно 103-го бокса, где закрыта “наша” малышка, замазано белой краской — от посторонних глаз. И только через приоткрытую сверху форточку доносится жалобный детский плач. Нам удалось влезть по решетке и просунуть маленькую камеру.

Судьба этой крошки незавидная. Пока чиновники будут вести неспешную переписку между собой, ей сидеть и сидеть в боксе-одиночке. Есть и другая версия. Чиновники всячески скрывают факт появления здорового ребенка, чтобы подыскать богатых бездетных клиентов. “МК” неоднократно писал о таких случаях.

Но мы предупреждаем: “МК” будет внимательно следить за судьбой найденыша и приложит все силы, чтобы найти ее или ей родителей!






Партнеры