Размер имеет значение

5 августа 2004 в 00:00, просмотров: 364

На наших глазах в России рождается новый банковский монстр. После того как Росбанк окончательно объединится с ОВК, у нас появится крупнейший частный коммерческий банк, который сможет составить конкуренцию даже государственному Сбербанку. Не знаем, как другие банкиры, а вкладчики об этом точно не пожалеют. Новый Росбанк станет не только гораздо надежнее, чем и тот и другой по отдельности, но и универсальнее: возьмет лучшее от Росбанка в работе с юрлицами, а от ОВК — бесценный опыт общения с частниками. Об этом нам рассказал председатель правления Росбанка Александр ПОПОВ.

Два банка хорошо, а один лучше

— Объединение Росбанка и ОВК началось еще год назад, а когда этот процесс завершится?

— Если уж говорить о самом начале процесса, то история началась еще в 2002-м, когда руководство банка всерьез задумалось о дальнейших путях развития. Так сложилось, что Росбанк всегда работал в таких традиционных областях банковского бизнеса, как обслуживание юридических лиц и бизнес на финансовых рынках. У нас были и частные клиенты, но, как правило, достаточно состоятельные. И, скажу без ложной скромности, мы сумели стать крупнейшим банком с такой специализацией. Но с усилением конкуренции в банковском секторе, приходом в Россию зарубежных банков, общим снижением банковской прибыли на работе в традиционных секторах встала необходимость превращения Росбанка в универсальное кредитное учреждение, которое должно играть гораздо более активную роль на рынке розничного банковского бизнеса. И как только было принято решение об активизации работы с частными вкладчиками, мы стали прорабатывать различные подходы.

— Например?

— Рассматривался вариант работы с нуля (так называемый гринфилд, что в переводе с английского значит “чистое поле”). Это огромная работа: пришлось бы открывать новые филиалы, наращивать сеть своими собственными силами, разрабатывать весь комплекс предложений банка частным вкладчикам. Программа длительная и очень затратная. И, честно говоря, не самая выигрышная прежде всего для самих вкладчиков. Ведь банк должен будет “отбить” эти расходы, что скажется на показателях доходности работы.

Второй вариант, на котором мы остановились, заключался в том, чтобы купить на рынке готовый финансовый институт. Организацию, которая уже обладает развитой финансовой сетью, опытом работы, технологиями и специалистами. В результате группа “Интеррос”, которая владеет Росбанком, приобрела в октябре прошлого года банки ОВК.

— А почему вы не стали сохранять ОВК как самостоятельный брэнд?

— Действительно, был и такой вариант: сохранить в банковской группе два банка. Но взвесив все “за” и “против”, решили, что банк будет один — это более рационально. Мы считаем, что объединение принесет безусловную пользу всем нашим клиентам. Новый банк будет иметь гораздо больший капитал, нежели Росбанк и ОВК по отдельности, вырастут активы. Наши вкладчики будут более защищены, поскольку станут клиентами банка, обладающего настоящей финансовой мощью. В начале этого года был подготовлен план консолидации, который состоит из двух основных этапов. Его, к слову, одобрил Центробанк, с которым мы ведем интенсивные консультации.

Это первая и своего рода уникальная сделка. Опыт и технологии Росбанка по работе с юридическими лицами будут сочетаться с традициями банковской группы ОВК, которая специализируется на операциях с частными лицами. К примеру, с одной стороны, корпоративным клиентам ОВК будет предложена вся палитра наших финансовых ресурсов. С другой, мы расширяем возможности для инвестирования денежных средств. Первые эксперименты уже начались. Полтора месяца назад мы начали распространение через всю сеть ОВК паевых инвестиционных фондов.

— Расскажите поподробнее: вложения в ПИФы могут принести большую выгоду, нежели банковский вклад?

— Мы хотим предоставить нашим клиентам выбор, серьезно расширив инструменты для инвестирования. Поэтому и предлагаем не только традиционные сберегательные и депозитные продукты, но и коллективные инвестиции в ценные бумаги. С одной стороны, этот продукт является более рискованным, чем банковский вклад, по которому вы гарантированно получите обещанные проценты. Ведь наша управляющая компания вкладывает полученные от вас денежные средства в облигации надежных эмитентов, городов, республик, государственные облигации, в акции крупнейших компаний, а они могут и упасть или вырасти не так быстро, как хотелось бы. С другой стороны, обычно доходность по данному роду продукта выше, чем по обыкновенным вкладам. Например, по результатам работы банка по управлению деньгами клиентов в прошлом году совокупная доходность составляла от 35 до 40 процентов годовых в иностранной валюте. В этом году еще рано делать выводы. Возможно, цифры будут поменьше, но все равно останутся достаточно высокими. Акции этих паевых фондов сейчас можно приобрести и в отделениях Росбанка, и в отделениях банков ОВК.

— На какой стадии объединение находится сейчас?

— К июлю был завершен первый подготовительный этап. Каждая организация имеет свои особенности, свои нюансы и технологии. Если бы в банковской группе оставались два самостоятельных банка, они могли не перестраивать свою работу. Но объединение требует, чтобы все бизнес-процедуры были унифицированы, чтобы управление ликвидностью и кредитным процессом проходило по одной технологии. У нового банка должны быть единые тарифная и процентная политики, одна шкала требований к персоналу. В сентябре-октябре мы начнем объединять банки.

— Каждое решение должно преследовать какие-то цели. Чего хотите достичь вы?

— Новый объединенный банк будет лидером практически в каждом секторе российского финансового рынка. Мы считаем, что нашими основными видами бизнеса будут: корпоративный, розничный, инвестиционный и бизнес с состоятельными частными клиентами. Это четыре кита, на которых в настоящее время стоит наша группа.

— Сколько отделений будет у нового банка и как он будет называться?

— Новый Росбанк будет иметь вторую по величине сеть после Сбербанка. Это свыше 500 точек от Калининграда до Сахалина. В Москве у нас будет 70 отделений. И останавливаться на достигнутом мы не собираемся. По нашему мнению, существуют регионы, которые пока недостаточно покрыты нашей сетью: это Урал, северо-запад и юг России.

— Когда начнется смена вывесок?

— В Москве мы уже начали процесс ребрендинга. На вывесках офисов Первого ОВК появилось еще и имя Росбанка. Мы не хотим здесь резких движений, приучая и персонал, и клиентов к смене брэнда. А в начале следующего года это уже будет Росбанк. И речь идет не только о смене вывесок, но и о логотипах, полиграфии, буклетах, визитках и т.д.



Любой каприз за ваши деньги

— Что станет с клиентами банков ОВК? Их переведут в Росбанк автоматически? И выиграют ли они от объединения?

— Главный приоритет для нас: вкладчики должны получить только выгоду. Процесс перехода клиентов из одного банка в другой будет исключительно добровольным. Вкладчикам ОВК начиная с сентября будет предложено открыть депозитные счета в Росбанке. Если они откажутся — это их решение. Неволить никто никого не будет. Конечно, для этого понадобится провести определенную техническую работу, придется перезаключить большое количество договоров. И эта работа уже идет. Так, с 1 июля в отделениях банка Первое ОВК в Москве появился новый вклад “Росбанк-партнер”. И уже пользуется огромной популярностью: ведь его владельцы автоматически станут клиентами Росбанка. Наша задача сохранить всю действующую клиентуру ОВК и постепенно перевести ее в Росбанк, отделения которого будут в тех же самых офисах.

— Какие вклады, с вашей точки зрения, наиболее выгодны для клиентов?

— У нас существует целая палитра вкладов, и у каждого есть свои преимущества. Депозиты варьируются по срокам, по процентным ставкам, по возможности довнесения денег на срочный счет. Мы считаем, что наиболее привлекательны и для банка, и для людей вклады от 6 до 12 месяцев, по которым мы предлагаем наиболее выгодные условия. И рады, что наше мнение совпадает с предпочтениями наших клиентов: в последнее время мы наблюдаем активный приток вкладов в банк. Кстати, не сказал бы, что во время июльских событий в отделениях Росбанка или ОВК имелись какие-то проблемы. Люди приходили, интересовались, как обстоят дела, а увидев, что работа идет в абсолютно обычном режиме, уходили по своим делам. Те же, кто все-таки поддался паническим настроениям и забрал депозиты, сейчас возвращаются назад со своими деньгами.

— А как вы относитесь к предложению штрафовать нервных вкладчиков, которые забирают свои вклады досрочно?

— Категорически не согласен с инициативой штрафовать вкладчиков. Проблему можно снять быстро, спокойно и мирно. Прежде всего любой банк обязан бесперебойно обслуживать своих клиентов. Даже если будут очереди, но люди увидят, что банк спокойно и без всяких ограничений возвращает им деньги, что недостатка в наличности нет, паника пройдет очень быстро. Самая простая, эффективная и надежная мера — обеспечивать бесперебойное выполнение любых требований клиента. Лучшего оружия в борьбе с паникой нет.

— Существуют ли в мировой практике механизмы защиты банковской системы от тех, кто сеет панику и может дестабилизировать ситуацию на пустом месте?

— Это мероприятия, которые должен проводить и сам банк, и денежные власти страны. Существует целый набор инструментов, которые может использовать Центробанк. Это и правильная модель рефинансирования, и принятие ряда законодательных актов. К примеру, недавно Ассоциация российских банков (АРБ) предложила включить в Гражданский кодекс наряду с вкладом, который можно забрать в любое время, вклад, который не может быть расторгнут до конца срока. Так называемый безотзывный. Люди будут знать, на что идут: за это получат более высокие проценты... Главное, чтобы был выбор. Осознанный. И они сами смогут решать, что им более важно: быстро забрать при нужде или больше получить?

Или, допустим, заблаговременное уведомление, когда вкладчик заранее извещает банк о своих намерениях. Но такой вариант защитит и интересы банков. Ведь если в любой, даже самый надежный банк придут за своими деньгами сразу все, любому гиганту будет тяжело. И это связано даже не с какими-то банковскими проблемами, а с особенностями и рациональностью управления наличными деньгами. Управление наличностью — это целое хозяйство. Вот представьте себе, у нашей банковской группы 500 отделений в стране. Это более 1200 банкоматов, 700 инкассаторских броневиков, которые развозят деньги. Каждый день нужно подъехать к каждому банкомату, загрузить в него наличность. Если это доллары, то их нужно заказать в Лондоне или в Нью-Йорке. Привезти оттуда на самолете. Это очень непростая технология. Поэтому логично, что тот вкладчик, который хочет снять большие суммы, должен уведомить об этом банк заранее. Это, кстати, многие банки практикуют и сейчас.



Будет нефть — будут и деньги

— Многие люди сейчас напуганы и не понимают, что на самом деле происходило недавно с банками. Может ли такое случиться в обозримом будущем и как определить, настоящий кризис или нет?

— Я бы все-таки назвал ситуацию нестабильностью. В крупных банках все спокойно: происходит наращивание ликвидных портфелей. И клиенты уже начали возвращаться. Это не 1998 год. У нас блестящая макроэкономика, огромный поток валютной выручки, прекрасные бюджетные показатели. Есть теория о том, что период высоких цен на сырье довольно долгий: не год, не два и не три, а десятилетия. Нам на руку играет множество геополитических факторов: истощение мировых запасов, нестабильность на Ближнем Востоке, стремительное увеличение потребности в топливе. Особенно остро испытывают ее быстро растущие китайская и южноазиатские экономики.

— Но одна нефть экономику не вытащит?

— Дорогая нефть подталкивает и работу смежных отраслей. К примеру, нефтянка стимулирует прокладку новых трубопроводов. Развивается транспортная отрасль. Для нее нужны трубы — активнее работают металлурги. Для плавки металла нужен уголь — новые заказы получают шахтеры. Увеличиваются объемы у энергетиков и так далее по цепочке. Экономика — это целый клубок взаимосвязей, где потяни за одну ниточку, и она потянет за собой другую. Ничто не существует отдельно и само по себе. И каждому из этих предприятий нужно профессиональное банковское обслуживание, что позволяет банкам расти и богатеть. И конечно, растут доходы вкладчиков.

Очень многие страны во второй половине двадцатого века совершили грандиозные экономические рывки, вытаскивая всю экономику за счет первоначальной отрасли-локомотива. А банковская система страны — это отражение экономики. Какая экономика, такие и банки, и наоборот. Так что нестабильность в основном затрагивает мелкие банки. Честно говоря, в будущем им вряд ли найдется место в нашей банковской системе. Хотя бы потому, что, как мы считаем, тенденция к укрупнению банков будет сохраняться. Это не просто дань времени. Это потребность развивающейся экономики, с которой не поспоришь.



Доверяй, но проверяй

— А как скоро, по вашим подсчетам, реально начнет работать отечественная система страхования вкладов?

— Существует определенный график. Представьте себе, какими ресурсами должен обладать Центральный банк, чтобы проверить 1300 банков. Один из возможных подходов в этом вопросе — обеспечить проверку и рассмотрение вопроса о вхождении в систему страхования в первую очередь крупнейших банков. Тех, в которых объемы частных вкладов превышают примерно 100—200 или 300 миллионов долларов. Такая позиция сегодня у банковского сообщества.

— Ну а пока на что, по вашему мнению, нужно обратить внимание при выборе банка?

— По общему рецепту профессионалов лучше все-таки выбирать крупный банк с хорошей деловой репутацией, имеющий многолетний опыт работы. Стоит обратить внимание и на то, какие процентные ставки по вкладам предлагает этот банк. Слишком высокие выглядят подозрительно, часто это означает, что банк остро нуждается в дополнительных средствах.

— Можно ли рассчитывать на удешевление потребительских кредитов в ближайшие годы? Насколько реальна перспектива приобретения квартир по ипотеке?

— Мы планируем активно развивать потребительское кредитование. Ближе к середине осени собираемся продвигать на рынок ряд ипотечных программ, выделив на эти цели около 100 миллионов долларов. В связи с последними событиями процентные ставки выросли, но мы считаем, что это временное явление, скоро все придет в норму и они опустятся до уровня мая 2004 года. А в будущем в связи с усилением конкуренции обязательно пойдут вниз. Взять взаймы станет не таким дорогим удовольствием, как сейчас.

Интенсивному развитию ипотеки препятствует ряд нерешенных проблем. Основная из них — законодательная. В настоящий момент банки не могут оформить полноценный залог. Кроме того, ипотека подразумевает “длинное кредитование” на 5—10 лет и выше, а наши банки пока к этому не очень готовы. Надеюсь, после принятия пакета законопроектов (по созданию рынка доступного жилья. — “МК”), который сейчас активно обсуждается и в обществе, и в Госдуме, ипотека начнет развиваться более высокими темпами.

— В Восточной Европе почти все банки скуплены западниками. Крупные иностранные банки появляются и в России. Вы конкуренции не боитесь?

— Пусть приходят. Та сеть, которой располагает сейчас Росбанк, — это не только сотни миллионов долларов инвестиций. Это еще и годы работы. Просто деньги решают далеко не все. Необходимы еще и люди, и время. А здесь фора уже у нас.






Партнеры