Офигенные продукты

5 августа 2004 в 00:00, просмотров: 398

Обычная докторская колбаса, диетический соевый фарш, детское питание (лосось и картофель), соевое сухое молоко разложены на столе. Все куплено в обычном супермаркете. Но это — не антураж для кулинарной телепередачи. Да и вообще, кроме холодильника, ничего кухонного в комнате нет. Есть пробирки, пипетки, термостаты — все, что нужно для работы лаборатории по анализу на содержание чужеродных генов в продуктах.

Таких лабораторий в Москве всего две. А корреспондент “МК” стал первым журналистом, который провел такую экспертизу вместе с учеными от начала и до конца.

— Перчатки, обязательно надевайте перчатки! — говорит начальник лаборатории ГМИ-анализа Центра биологической безопасности РУДН Алена Шендрик, пока ее помощница Наташа отщипывает маленький кусочек от огромного куска колбасы, принесенного мной, а потом кромсает его на совсем уже комариные порции. Щепотки колбасы и других продуктов распределяют по пробиркам, заливают раствором и помещают в маленький термостат. Анализы начались...

Этот метод определения измененных генов в продуктах с 1 июля утвержден в качестве государственного стандарта. Все продукты, где ГМ-добавки составляют свыше 0,9%, подлежат обязательной маркировке. Но производители на этот стандарт плюют. Вот и приходится организовывать в лабораториях дополнительную проверку.

Первое, что мы сделали, — разрушили клетки колбасы, детского питания и сои. Теперь все, что в них было — ДНК, белки, — плавает в однородном “киселе”. И мы переходим с пробирками в другую комнату. Там в специальных стерильных боксах к нашим пробам добавляется новая порция реактивов. Для следующего этапа анализа — умножения числа молекул ДНК в миллионы раз. Тогда материала для изучения хватит.

Механизм этого умножения описывать не буду. Но за его открытие в 1993 году была присуждена Нобелевская премия, и именно благодаря ему ДНК стало доступно для детального изучения. Такой же метод используют для установления отцовства по ДНК и многого другого...

Но наше дело маленькое — колбасу на безопасность проверить. Цепочки ДНК, изъятой из “докторской особой”, активно умножаются в специальном приборе, по размерам не больше обычного телефона (кстати, отечественного производства). По словам специалистов, наша техника по качеству западной не уступает, а стоит на порядок дешевле. А сама методика определения трансгенных продуктов — даже совершеннее европейской. Определяет 98—99% ГМ-продуктов. Да и анализы проводятся в три раза быстрее, чем похожие методики.

Мы перешли уже в третью комнату лаборатории. Здесь наступает самый ответственный этап — собственно выявление чужеродного гена. Для этого используются так называемые биочипы, а попросту стеклянные пластинки, на которую нанесены молекулы с заведомо измененными генами. Подобное тянется к подобному, и, если в нашей молекуле, некогда бывшей колбасой, есть чужеродные гены, она объединится с лабораторным мутантом в гибрид. Нормальные же молекулы смываются с биочипа. А стеклышко вставляют в специальное считывающее устройство, и компьютерная программа выдает результат.

Он оказался таким. Соевый фарш, купленный в отделе здорового питания (!), содержал ГМ-добавки. Сухое соевое молоко для детского питания (!) — тоже. Правда, лосось с картофелем оказались чистыми, да и докторская колбаса тест на экологическую безопасность прошла. Впрочем, колбаса, которую я купил, была “слишком дорогая” (свыше 100 рублей за кг). А измененные гены стоит искать в более дешевых мясных продуктах.

В общем, 50 на 50. Результат неплохой. Правда, для полного спокойствия надо бы проверить все, что лежит на прилавках наших магазинов. А это с помощью двух московских лабораторий (и учитывая то, что анализ в целом занимает около восьми часов) пока сделать невозможно. Остается ждать, надеемся недолго, когда в Москве и по всей России их появится достаточное количество и мы добьемся подлинной защиты населения.

Кстати, в дополнение к экспертизе ученые впервые предоставили читателям “МК” полный список культивируемых ГМ-растений. Список шокирует: производители научились “уродовать” почти все...

Соя, клюква, горох, земляника, огурец, баклажан, перец, сахарная свекла, люцерна, лен, слива, сахарный тростник, хрен, тополь, арбуз, овес, батат, спаржа, картофель, просо, капуста, киви, малина, табак, морковь, латук, рис, арахис, сельдерей, дыня, рожь, орех, кукуруза, виноград, томат, лилия, пион, рапс, гевея, груша, папайя, ель, пшеница, гвоздика, береза, сосна, шпинат, гербера, петуния, роза, банан, бобы, хлопчатник, дыня, сорго, ячмень, лотос, орхидея, подсолнечник, яблоня, тыква, цикорий.

Комментарии, как говорится, излишни. И возникает невольный вопрос. Что же мешает организации контроля продуктов с ГМИ? Законодательная база есть, соответствующее российское оборудование есть, наши специалисты одни из лучших в мире. Дело за малым. Остается привлечь внимание властей всех уровней и общественности — всех, от кого зависит будущее нации. А пока мы вынуждены есть что дают.




    Партнеры