Фотообманки

5 августа 2004 в 00:00, просмотров: 548

В Московском Доме фотографии открылась ретроспективная выставка работ известного фотохудожника Анатолия Журавлева. На вернисаж прибыли представительная делегация из немецкого Дюссельдорфа, где в последние годы художник работает, а также остатки творческой московской интеллигенции — остальные в мертвый сезон уже разъехались кто куда.

“Это вам, чтобы не ленились”, — с некоторым сарказмом заявила как всегда энергичная директор МДФ Ольга Свиблова и добавила, что раньше и помыслить нельзя было, чтобы в 40 лет художнику устраивали ретроспективу.

Журавлев прославился еще в самом начале перестройки, когда в середине 80-х сделал свой знаменитый перфоманс. Тогда совсем еще молодой художник добровольно заточил себя в прозрачную пластиковую трубу в обнимку с телевизором. И тогда это было актуально, а уж сейчас, почти 20 лет спустя, и подавно. Теперь Журавлев помещает в прозрачный вакуум совсем других людей. В одном из залов с потолка на лесках свисает множество стеклянных шариков, в которых плавают мельчайшие, с копеечную монету, фото лиц наших современников. Как песчинки во вселенной. Журавлеву нравится, судя по всему, измываться над самим смыслом фотографии как жанра. “Считайте, что эти фотографии — о фотографии вообще”, — коротко, но емко определяет он идею выставки. И занимает удобную позицию: все, что происходит в обозримом времени, даже с близкого расстояния не разглядишь в его фотографиях. Зато с давней историей можно обращаться куда более вольно. Что Журавлев и делает, следуя за строкой из поэмы “Полтава” Алексея Парщикова: “Историю напишет тот, кто родится последним”. Оттого и сегодняшняя реальность у него представлена в микроскопических размерах. Серии “Москва-Москва” и “Берлин-Берлин” (1998) — это много-много маленьких рамочек, в которые помещены фотографические пейзажи двух родных художнику городов, каждый размером 8х10 мм. А в соседнем зале все наоборот. Серия “Невозможные фотографии” представляет из себя огромные снимки уже несуществующих памятников истории. Журавлев использовал старинные гравюры, написанные тогда, когда фотографии еще не было и в проекте. Используя разные приемы фотографической техники и компьютерную обработку, художник в результате добивался эффекта полной документальной реальности, изображая “Рим во время императора Константина”, “Бразилию начала XIX века” или “Египет в конце XVIII века”. Посмотрит такую фотографию кто-нибудь из непосвященных и поверит, что так и было на самом деле. Дурит Журавлев нашего брата, ох, дурит!

P.S. А товарищи из Дюссельдорфа приехали на вернисаж не только из большой любви к фотографу Журавлеву. Ольга Свиблова с удовольствием сообщила, что власти этого города выделили Московскому Дому фотографии аж 25 грантов и столько же ателье для художественных экспериментов российских фотографов. Из Дюссельдорфа уже вернулся небезызвестный Никита Алексеев, сейчас там работает Владик Мамышев-Монро. Результаты их закордонного творчества мы увидим уже в новом выставочном сезоне.




Партнеры