Проститутка по контракту

5 августа 2004 в 00:00, просмотров: 5096

Когда-то зарабатывать деньги собственным телом считалось не просто прибыльным делом, а даже престижным. В столице подобным бизнесом промышляли всего несколько десятков девушек. Сейчас о таких говорят — “элитные проститутки”. Обслуживали они несколько гостиниц — “Интурист”, “Националь”, “Метрополь” и “Москва”. Причем все дамы были как на подбор — с хорошей фигурой, со знанием иностранных языков, с высшим образованием. Расцвет уличной проституции пришелся на начало 90-х годов. В это время толпы ярко накрашенных девушек с вытравленными желтыми волосами в коротких юбках и с провинциальным акцентом стали появляться на автобусных остановках и во дворах гостиниц. В Москве один за другим открывались притоны на съемных квартирах. Несмотря на то что организация притонов строго каралась, специальные заведения до сих пор раскиданы по всему центру столицы. Репортер “МК”, напрочь забыв о чистоте нравственных норм, руководствуясь принципом: “Все работы хороши!”, решила прошвырнуться по злачным местам нелегального бизнеса — с целью подзаработать собственным телом.

Объектом моего исследования стала не всем известная уличная проституция, а так называемые дома терпимости, которых в Москве насчитывается не один десяток. Найти эти места оказалось проще простого. Берешь пару-тройку газет, выискиваешь колонку с названиями: “WORK”, “Работа для женщин” или “Приглашаю” — и перед вами добрый десяток заманчивых предложений, типа: “Дев. на раб. с прож.”; “Дев. с хор. внеш. данными на раб. (массаж). З/п 3000—5000 у.е.”; “Высокооплачиваемая работа для девушек”.

“Позови меня в ночи...”

Звоню по первому попавшемуся телефону. В трубке приятный мужской голос:

— Вы в курсе, что это интим? Сколько вам лет?

— Двадцать один.

— Отлично, опишите себя.

— 84—60—83, блондинка, 160.

— Вы нам подходите, но нужно все-таки встретиться. Подъезжайте на станцию метро “Дмитровская” к девяти часам вечера, из таксофона позвоните, за вами подъедет машина.

— Может, лучше адрес скажете?

— Адрес мы не даем, подробнее поговорим при встрече, в машине. Кстати, не забудьте паспорт.

Звоню по другим номерам, и каждый раз меня отправляют на ту же самую “Дмитровскую”, к таксофону, куда в нужное время подъедет машина.

Не теряя надежды, продолжаю крутить диск телефонного аппарата:

— Вы по поводу работы? — послышался томный женский голос. — Сорок долларов за два часа, при продлении контакта — пятьдесят долларов, работаем на выезд.

— Есть ли какая-то гарантия безопасности?

— Такой гарантии вам никто не может дать, мы за вас ответственности не несем. Единственное, если вас это, конечно, успокоит, в течение двух часов работы мы несколько раз позваниваем клиенту.

— Когда я могу с вами встретиться и подробнее все обсудить?

— Куда подробнее-то? Если сегодня выходишь на работу, то сейчас и договоримся, где тебя будет ждать машина.

— А как насчет паспорта, да и внешних данных?

— Зачем нам ваш паспорт, контракт мы не подписываем. Ну а внешность... сама думай, на неказистую девочку никто не клюнет.

Пытаюсь набрать другой номер.

— Деточка, не бойся, у нас все под контролем. В машине находятся по четыре девочки, клиент сам выбирает, кого из вас взять. В последнее время в основном двоих предпочитают. У наших водителей глаз наметан, так что безопасность гарантирована. Лицам кавказской национальности тебя не отдадут. “Субботников” практически не бывает.

— Сколько мне заплатят?

— Сорок долларов за два часа — это сорок процентов от суммы заказа. Продержишься четыре часа — получишь сто.

— Когда можно выйти на работу?

— Завтра, только оставь сначала телефончик и адрес, а то мы иногда девочек прямо из дома забираем, когда нехватка кадров происходит. Например, сегодня было четыре заказа, но один клиент вместо одной трех взял. С одной девушкой мы не работаем, мужчинам выбор нужен.

Массажем сыт не будешь

Следующие телефонные номера в моем списке значились под словом “массаж”. Здесь отбор происходил гораздо строже. Во-первых, внешность на “массаже с интимом” играет далеко не последнюю роль. Зачастую, узнав, что рост мой не превышает 160 см, на другом конце провода усмехались: “Спасибо, такие не требуются”. Во-вторых, при приеме на работу в подобные заведения требуются паспортные данные. Ну и, наконец, ни деньги, ни график работы, никакие другие подробности по телефону не обсуждаются.

Метро “Парк культуры”. Второй этаж. На железной двери номер — 14А. На пороге меня встретила симпатичная девушка в нижнем белье. Ее оценивающий взгляд заставил меня смутиться. “Что ж, проходи, здесь с тобой поговорит наша хозяйка...” — улыбнулась она и проводила меня в гостиную. На кожаном бордовом диване в окружении двух персидских белоснежных котов сидела молодая женщина. Ее внешность была как будто скопирована с зарубежных порноизданий — длинные ноги, грудь, казалось, вот-вот вывалится из глубокого декольте, на губах темно-коричневая помада, еще сильнее подчеркивающая и без того довольно большой рот... Но вот ее поведение и манера общаться сразу выдали провинциальное прошлое.

— Сколько тебе лет? — протянула она.

— Двадцать один, — схитрила я.

— Массаж хоть какой-нибудь можешь делать? Профессиональный здесь не требуется — этому мастерству у нас никто не обучен.

— Попробую.

— Оплата почасовая: за один час тебе положено 25 долларов. При работе с клиентом тебе выгоднее тянуть время. Лучше мудохаться с одним три часа, чем с тремя по часу. Работаем круглосуточно. Когда скажу, тогда и выйдешь, независимо от личных планов. Иногда могу, конечно, отпустить с парнем встретиться или с мужем. А вообще, трое суток работаешь, двое — отдыхаешь.

— Форма одежды какая?

— Красивое нижнее белье, чулочки, туфельки на шпильке и прозрачный халатик. В каждой смене работает минимум пять человек. Для клиентов у нас оборудовано всего две комнаты. В крайнем случае принять гостя можно в гостиной. С девяти утра уже нужно быть в форме.

— Неужели в такую рань мужчины тоже посещают “массажные салоны”? — удивилась я.

— Да, некоторые перед работой в стимуляторе нуждаются.

— Ограничение по возрасту у тружениц салона имеется?

— Конечно, тридцатипятилетних старух, у которых полно растяжек и кожа давно обвисла, я не возьму, хотя... есть тридцатилетние такие, которые фору любой молоденькой дадут.

— Медицинская справка нужна?

— Зачем? Это твое здоровье, тебе о нем и заботиться. Половой акт, естественно, лучше с презервативом. На всякий случай раз в месяц советую проверяться.

— Кто будет обеспечивать мою безопасность?

— Здесь у нас все схвачено, кто же сейчас без “крыши” работает? Через три дня сможешь приступить к работе? Приходи к девяти часам, на всякий случай телефончик оставь. Кстати, паспорт в следующий раз тоже не забудь, что-то твой возраст вызывает у меня подозрение. Нам с несовершеннолетними возиться не хочется.

Следующим пунктом моего расследования стал один из самых элитных притонов Москвы. Кстати, телефон непосредственно самой съемной квартиры в газетных объявлениях никогда не указывают. Как правило, первоначальное общение идет с секретарем, который на свое усмотрение определяет, в какой из столичных салонов тебя отправить. “Девушка, у нас очень строгий отбор, приезжайте с 14 до 19 вечера по адресу — Тверская улица...” — пропел в трубку приятный женский голос.

Дом сталинской постройки. На дверях подъезда объявление: “Сдаю квартиру в этом доме — 1300 долларов в месяц”.

Дверь открыл молодой человек в клетчатой рубашке и серых протертых штанах. Осмотрев меня с ног до головы, ухмыльнулся и предложил пройти в одну из комнат для клиентов с зеркальным потолком и зеркальными стенами. Посередине стояла огромная кровать, по краям перетянутая канатами. Полумрак красного цвета создавал интимную обстановку. Пока я рассматривала помещение, мой сопровождающий закрыл за собой дверь на ключ, развалился на царственном ложе и поманил меня к себе: “Разговор будет интимным...” Я скромно уселась на краю кровати.

— Массажу тебя научат за двадцать минут, остальному, думаю, учить не придется. Оплата сразу после окончания “сеанса”. У нас самые высокие цены — пятьдесят долларов за час, столько тебе нигде не заплатят. Работаем с часу дня полуночи. Надеюсь, у тебя со временем все нормально? А то у нас многие девушки замужем, некоторые учатся в институте — поэтому частенько происходят накладки.

— Мое здоровье вас волнует?

— Каждый месяц ты обязана посещать кожный диспансер. Если нет возможности, то будешь проходить медосмотр у нашего врача. Справку предъявлять нам.

— Перед началом работы что необходимо купить?

— Презервативы и масло для массажа, обычно девочки покупают масло для младенцев — оно самое дешевое и на запах приятное. Кассеты для магнитофона тоже твоя забота. На случай, если порвется презерватив, сразу выпей постинор — специальные таблетки, чтобы не залететь.

— За что могут уволить?

— Это хороший вопрос. Во-первых, у нас строгая система штрафов. Презерватив вовремя не выбросила или кровать не убрала — 20 долларов, опоздание на работу — 50, секс без презерватива — 450 долларов. Имей в виду, одну девочку недавно за такую оплошность уволили. Не удивляйся, нам в мельчайших подробностях известно, как прошел твой половой акт. Видишь, в каждом углу комнаты камеры установлены.

— В чем заключается непосредственно моя работа?

— Из двенадцати девочек клиент выбирает одну или двух. Ты обязана выдать ему два полотенца — банное и вафельное для ног. Как только клиент зашел в душ — его время пошло. Ты в это время стелешь постель. Перед началом сеанса девочки обычно танцуют стриптиз для большего возбуждения. Потом приступают к массажу. Дальше все зависит от клиента. Твоя задача удержать его как можно дольше. Все чаевые берешь себе, ни с кем не делишься.

— Безопасность мне гарантирована?

— Мы уже два года работаем, наши филиалы раскиданы по всей Москве, проколов пока не было. У нас даже официальное разрешение имеется. Кстати, перед началом работы тебе придется подписать контракт, но это чистая формальность — для ментов, его можно в любой момент разорвать.

Мои вопросы иссякли.

— Ладно, я подумаю, — поднялась я с кровати.

— Перед тем как принимать тебя на работу, нам надо тебя проверить, — схватил он меня за руку. — Сама понимаешь, салон элитный, здесь высокий профессионализм требуется. Так что, дорогуша, раздевайся...

— Сейчас я не готова: у меня критические дни, — выпалила я.

Мой собеседник огорчился.

— Так когда можно выйти на работу? — переспросила я.

В этот момент молодой человек посмотрел на меня, вздохнул и замолчал. Пауза затянулась...

— Если можешь, выходи на работу завтра, но мой совет — беги отсюда, пока не поздно. Я же вижу, что ты новичок. Телефон брать не буду, надеюсь, передумаешь...

Да иди ты в баню!

Помимо массажных салонов, которые организуют на съемных квартирах, в столице существует ряд заведений под названием “частный мужской клуб”. В одно из таких мест я и отправилась.

Десять часов вечера. Начинает смеркаться. Я стою на железнодорожных рельсах напротив платформы Фили — именно здесь мне назначил встречу охранник клуба. С опозданием в двадцать минут ко мне подошел бородатый полный мужчина.

— Дай хоть разглядеть тебя, волосы с лица убери, — прохрипел он.

К нам подбегает еще одна девочка.

— Ой, я, кажется, немного опоздала, — пропищала она.

Бородач взял ее за плечо, сплюнул в сторону:

— Ты извини, малыш, но у тебя носик великоват. Поверь мне, на таких, как ты, мужики не клюнут. А ты, — обратился он ко мне, — пойдем со мной в сауну.

Небольшой бревенчатый дом спрятан от посторонних глаз в густом лесочке. Когда-то здесь был парк. Двадцать лет назад всю зеленую зону вырубили, а это место почему-то оставили. Теперь здесь построили фешенебельную сауну. Внутри огромный бассейн, массажный кабинет, солярий, барная стойка со всевозможными яствами.

— Обслуживаешь клиента минимум час. За это время получаешь 30 долларов. Видишь, плакат висит: “Клиент всегда прав” — это наш девиз. Идешь на любой контакт, кроме анального секса. Ты когда-нибудь работала по этой специальности?

— Нет.

— Ясно, трахалась, но бесплатно, теперь будешь за деньги. Кстати, как насчет ширнуться или накваситься?

— А что, можно выпивать?

— Выпивать можно, нажираться нельзя! Штраф — 60 баксов. Также тебя оштрафуют, если начнешь разводить клиента на деньги. Например, просит он тебя что-то сделать, а ты ему говоришь: “Заплатишь еще, тогда договоримся” — за подобный ответ с тебя снимут 100 долларов. Все чаевые — твои, никакого дележа нет. Презервативы — тоже твоя забота.

— Почему возраст не спрашиваете, паспорт, состояние здоровья?

— Мне что, тебя удочерять или в жены брать? А насчет здоровья... Если клиент заразится от тебя, сама проблем не оберешься, да и мы еще оштрафуем.

— Можно узнать график работы?

— Когда сможешь, тогда и выйдешь, никто никого не держит. Обычно девочки к семи приходят и до трех ночи работают. Потом либо на такси уезжают, либо здесь ночуют. Народ у нас трудится дружелюбный, подавляющее большинство девушек — иногородние. Перед клиентом выходишь в чем мать родила. Ну что, сейчас можешь приступить к работе?..




Партнеры