Австрийская “прачка” — надежда суда

6 августа 2004 в 00:00, просмотров: 145

Похоже, что аббревиатура ЮКОС вызывает у наших властей изжогу уже по определению, по своему звучанию. Иначе трудно объяснить те многочисленные нестыковки и истерию, которые сопровождают борьбу в проходящих многочисленных судах не только с компанией, но и с ее акционерами, и даже просто со служащими.

Если Ходорковского и Лебедева судят вместе за якобы совершенные, как сказали бы раньше, “хозяйственные преступления”, то начальник одного из отделов службы внутренней экономической безопасности Пичугин, обвиняемый в совершении “чисто” уголовных преступлений, до сих пор находился в одиночестве. Теперь прокурорские вместе с судейскими решили, что негоже ему “страдать в одиночестве”, и попытались привлечь в качестве обвиняемого и одного из пока еще совладельцев компании — Леонида Невзлина. Неизвестно, как там насчет радости, но готовность выдать ордер на арест Невзлина суд проявил потрясающую. Настолько, видимо, “железобетонными” и доказательными явились показания свидетелей обвинения.

Людей, без сомнения, честных, правдолюбцев и правдоборцев до последней капли крови, неважно в данном случае чьей. Вот, например, некто г-н Коровников. Ключевой, между прочим, свидетель. Как он показал, его Пичугин попросил убить супругов Гориных. Вот только маленькая нестыковка с датами осталась судом проигнорирована. Гориных убил неизвестно кто в 2002 году, а двумя годами раньше, то есть в 2000-м, Игорь Коровников расстался со свободой до конца своей жизни. Пожизненное у нас просто так не дают. И Коровников, обличающий Пичугина, надел “полосатую робу” не за уход от налогов, а за убийства, изнасилования и разбои. Словом, за то, за что в приличном американском обществе в прошлом веке вешали без суда и следствия и даже без предоставления последнего слова.

Удивительно, но в одной компании с такой одиозной личностью оказались и бывший советник по общественным связям мэра Москвы Ольга Костина, и некий Евгений Рыбин, пытающийся обвинить Невзлина в покушении на его драгоценную персону. Личность на самом деле весьма интересная. Имеющая прямое отношение к нефтяному бизнесу.

В середине 90-х годов австрийская компания “Ист Петролеум”, возглавляемая Евгением Рыбиным, заключила два договора о совместной деятельности с ОАО “Томскнефть” (основное добывающее предприятие существовавшей тогда “Восточной нефтяной компании” — ВНК). Примечательно, что договоры заключались аккурат накануне приватизации ВНК, с прежним руководством. По одному из этих договоров, например, ВНК обещала ровно пополам делить прибыль с компанией Рыбина от продажи 40 млн. тонн нефти на протяжении 22 лет. В обмен на 6 млн. долларов. Инвестиций. Инвестиции австрийский партнер произвел в очень неоригинальной форме: в виде технико-экономического обоснования (исследования проекта разработки месторождения). Свое обоснование компания г-на Рыбина оценила как раз в 6 млн. долларов.

Новые хозяева ВНК в лице ЮКОСа малость икнули от такого супердорогого бизнес-плана, но решили от таких “дорогих экспертов”-партнеров держаться подальше. И договоры расторгли.

Команда Рыбина, видя, какие жирные и лакомые кусочки уплывают из уже широко раскрытых пастей, решила своего не упускать, да еще и чужое подтянуть поближе. И подала иск в Арбитражный трибунал Вены (компания-то австрийская!) о взыскании с “Томскнефти” уже 80 млн. долларов.

Увы, но в стенах “родного” австрийского правосудия г-на Рыбина ждало разочарование. Арбитражный трибунал Вены пришел к выводу о том, что существовал умышленный сговор между “Ист Петролеум” и бывшим руководством ОАО “Томскнефть”, и 31 марта 2002 года отклонил почти все требования “Ист Петролеум”.

А после решения арбитража Рыбина ждал еще один неприятный сюрприз: австрийская криминальная полиция начала расследование деятельности “Ист Петролеум” и ее главы в связи с отмыванием денег. До сих пор это расследование не закончено. Но если на Рыбина действительно покушались, то, наверное, все же заказчиков и исполнителей надо бы поискать не в ЮКОСе, а среди соратников по “прачечной”.

Как говорил Вовочка в одном анекдоте (прошу политическим его не считать): “И эти люди запрещают мне ковырять в носу!”




Партнеры