Бальзак на душу

9 августа 2004 в 00:00, просмотров: 568

Pешили посвятить себя журналистике? Вы должны узнать о деле всю правду! А помогут в этом классики мировой литературы. В захватывающие любовные сюжеты у них лихо вплетены ценные профессиональные советы.


Сразу встает вопрос: кто может стать журналистом? Чешский писатель Карел Чапек признается: “Журналистом человек становится обычно после того, как он по молодости и неопытности напишет что-нибудь в газету. К немалому его изумлению, заметку печатают, а когда он приносит вторую, человек говорит ему: “Напишите нам что-нибудь еще”. Журналистами, как и политическими деятелями, делаются люди самых различных профессий...”

Хоть Пушкин и указывал: главное не о чем писать, а как писать, одна из первых задач журналиста — найти информацию, а еще лучше самому создать новость. К сожалению, далеко не каждый день полон уникальных событий. Но, как заметил тот же Чапек: “Газеты интересны не столько тем, как они делаются, сколько тем, что они вообще существуют и выходят регулярно.” Откуда же взять новости?

Четкую и краткую инструкцию дает Ги де Мопассан в “Милом друге”: во-первых, репортер должен иметь информаторов. Надо задружиться с самыми разными людьми — от бомжей до министров, чтобы они сливали любопытные сведения “официального и полуофициального характера”. Во-вторых, надо научиться вытягивать из людей все, что возможно, и “пролезать всюду, даже через закрытые двери”. В-третьих, надо иметь неплохие знания в какой-то области, чтобы научиться готовить рыбу. Речь, конечно, не о форели. “Рыбой” называется заранее написанный “каркас” заметки. Недаром матерый репортер у Мопассана учит: “Вы полагаете, что я в самом деле пойду спрашивать у индуса и китайца, что они думают об Англии? Да я лучше их знаю, что они должны думать, чтобы угодить читателям. Я проинтервьюировал на своем веку пятьсот таких китайцев, персов, индусов, чилийцев. Я должен взять свою статью о последнем из наших гостей и переписать ее слово в слово. Придется только изменить заголовок, имя, титул, возраст, состав свиты. Вот тут надо держать ухо востро...” Подготовиться заранее, в том числе продумать вопросы к собеседнику, действительно — дело святое. А вот с ремейками собственных опусов лучше не экспериментировать. Не то получится как у журналистов, которые, просидев весь день в пивной, заочно расписали футбольный матч. Редактор был в восторге от заметки за исключением одного “но”: горе-авторы не учли, что игру в тот день отменили. В-четвертых, журналисту нельзя жить по пословице “работа не волк” и приносить вчерашние новости уже завтра. “Неаккуратностью ты можешь испортить себе карьеру, — говорит мопассановский ас новичку, не принесшему материал вовремя. — Если ты воображаешь, что можно ничего не делать и получать деньги, то ты ошибаешься. Надо ковать железо, пока горячо, черт возьми!” Настоящий клад для газеты — репортер, который “может ручаться за точность информации, изворотливый, сообразительный, расторопный, недоверчивый, предусмотрительный, с безошибочным чутьем”.

Допустим, информация на руках. Следующую проблему, с которой обязательно сталкивается в своем деле журналист, высказывает “милый друг” Жорж Дюруа: “Я не знаю, с чего начать, как приступить. Мыслей у меня много, сколько угодно, а выразить их мне не удается”. Что делать? Для начала — представить, что вы делитесь своими впечатлениями с другом. Допустим, вы пишете письмо. Не думайте о газете. Расслабьтесь. “Это даст вам возможность болтать всякий вздор, попутно делать разного рода замечания, быть естественным и забавным, насколько это удастся”. Ненужное вычеркнете потом: из брюк всегда можно сделать трусы. Если хотите, поделитесь новостями с мамой/папой/кошкой/собакой при включенном диктофоне. А потом просто расшифруете свою живую речь. Верх мастерства, как пишет Оноре Бальзак, когда “слова не выкинешь, строчки не прибавишь”.

Мопассан верно подмечает: материал материалу рознь. От “злободневных заметок” до “очерков, где можно дать волю своей фантазии, или до политических статей, написанных знатоком, расстояние громадное: одно дело править лошадьми, будучи кучером, и совсем другое — править ими, будучи хозяином”. Хроникеру, например, надо уметь “договаривать между строк”, “опровергать так, чтобы слух становился от этого еще более правдоподобным, утверждать так, чтобы все усомнились в истинности происшествия”. Надо создавать интригу, преподносить все в такой форме, которая усиливала бы эффект. Чтобы каждый читатель ежедневно находил “хотя бы одну интересную строчку”. Газетная критика требует своих подходов. Жесткую профессиональную муштру проходит молодой мечтатель и поэт Люсьен из романа Бальзака “Утраченные иллюзии”. Если надеешься, приехав из провинции, безболезненно покорить столицу, например Париж, со многими иллюзиями, безусловно, придется расстаться. Хочешь жить — умей вертеться.

Сделайте первый шаг в журналистике, пользуясь опытом великих. И тогда наверняка однажды у вас, как у героя Мопассана, сильно забьется сердце, когда вы “глубоко взволнованные, прочтете под одним из столбцов в газете жирным шрифтом напечатанную” вашу фамилию и подумаете: “Поместили! Какое счастье!”





Партнеры