Безотцовщина

10 августа 2004 в 00:00, просмотров: 411

У победы всегда сто отцов, а поражение всегда сирота. Если этот афоризм верен, то замену льгот на деньги трудно назвать особо успешным свершением российской власти.

“Кто отец социальных реформ? Вы?” — спросил я несколько недель тому назад министра здравоохранения Михаила Зурабова. Министр с готовностью признал, что он один из соавторов “социального пакета”. Но тут же сделал добавление: “Может, моя позиция покажется вам немужественной, но эта реформа была предопределена законами, принятыми в прошлом году. Новое правительство оказалось в ситуации, когда надо было найти решение”. Я, естественно, поинтересовался, кто инициировал эти два закона. Оказалось, это сделала специальная группа Госсовета, работу которой от кремлевской администрации координировал Дмитрий Козак. “Так, значит, Козак отец реформ?” — спросил я министра и вновь попал впросак. Смысл длинного ответа Зурабова сводился к тому, что и Козак вовсе не отец реформ. Он всего лишь занимался разграничением полномочий.

Учитывая такую уклончивость высших чиновников, не удивительно, что поиски отцов реформ превратились в политическом мире в своеобразное развлечение. В думских кулуарах в авторстве непопулярных реформ подозревают некую рабочую группу под руководством Грефа, куда входил и бывший замруководителя фракции СПС Борис Надеждин. Затем, по словам думцев, эстафету подхватил Минфин, где проекты закона отшлифовывались под руководством замминистра Татьяны Голиковой.

В структурах исполнительной власти называют другие фамилии. Здесь утверждают, что общее руководство социальными реформами осуществлялось помощником президента Игорем Шуваловым. А непосредственно подготовкой “антильготных” законопроектов занималась рабочая группа под руководством малоизвестного чиновника по фамилии Яковлев.

Так что, как и в случае с некоторыми гулящими девицами, установить одного конкретного отца социальных законов не представляется возможным. Скорее всего этот пакет законов является своеобразным гибридом, плодом коллективного творчества, к которому приложило руку огромное количество людей.

Собственно, в этом факте нет ничего плохого. По-человечески вполне понятно и нежелание участников коллектива авторов закона высовываться. Можно понять даже то обстоятельство, что в один пакет законов напихали кучу новаций, относящихся совершенно к разным сферам. Именно так в начале 80-х делал, например, Рональд Рейган, протаскивая через конгресс свой пакет социальных реформ.

Печально другое. Любой человек, занимающийся написанием чего-либо, знает, как важен взгляд со стороны. Именно поэтому и писатели, и журналисты в своем большинстве не могут обойтись без помощи редактора. В политических сферах цивилизованных стран функцию “редактора” или “фильтра” выполняет парламент. В случае с принятием социального пакета законов внешне все тоже обстояло именно так. “Единая Россия” вроде бы внесла туда кучу поправок. Но в реальности депутатам, как известно, просто не дали как следует ознакомиться с постоянно меняющимися текстами законов. Более того, как говорят, некоторые уже согласованные поправки таинственным образом исчезли из окончательных текстов закона.

Получается, что авторы социальной реформы не только скрылись за завесой анонимности, но еще и помешали законным “редакторам” сделать свое дело.




Партнеры