Неприкасаемый

12 августа 2004 в 00:00, просмотров: 528

— Смотри, как похож!

— Да брось ты, ерунда!

— Точно тебе говорю: он! А, какая разница!.. — девушка лениво отвернулась от газончика на Тверском бульваре, где на несколько часов расположилась съемочная группа фильма “Икона”. На газончике в тени деревьев стоял Патрик Суэйзи, голливудская звезда 80-х, — в серой рубашке, джинсах и почему-то с крашеными волосами. Курил и на ходу разучивал роль.

Тверской бульвар привык ко всему: бесконечные митинги, телевизионщики, артисты, цыгане, милиционеры... Поэтому, когда газончик, где обычно похмеляются бомжи и панки, превратился в съемочную площадку, никто из зевак не удивился. Ну, или почти никто. На бульваре снимали проходной эпизод. Патрик, по фильму — бывший агент ЦРУ Джейсон Монк, прибывший в столицу России с миротворческой миссией, рассказывает о своем прошлом Соне Астровой — действующему агенту ФБР. Соню играет Анника Петерсон — коротко стриженная стройная красавица, одетая, как и положено агенту ФБР, в деловой коричневый костюм. Кстати, героиню Петерсон по сценарию звали Силия, однако по настоятельному совету российской стороны имя все-таки заменили.

Суэйзи приехал в Москву неделю назад вместе со своей женой Лизой, строгой блондинкой со скандинавскими чертами лица, и дублером Клиффом. Клифф всем представляется как “тело Патрика Суэйзи” и нисколько не комплексовал по этому поводу. Иногда ему даже приходится раздавать автографы за него. Впрочем, все, что касается персоны Патрика, тщательнейшим образом оберегается американскими продюсерами от прессы. Но “МК” удалось разузнать кое-какие подробности. У семьи Патрика с Россией связана не только работа. Бабушка Лизы — родом из финской части Карелии, поэтому в минувший вторник жена знаменитости, которая неотлучно присутствовала на всех российских съемках, отъехала в Карелию навестить бедных родственников. Визитом леди Суэйзи осталась довольна, хотя ей и пришлось порядочно протрястись в поезде. Больше всего звездная чета сожалеет о том, что у них не остается времени на культурную программу. Из всех достопримечательностей Патрик в перерыве между съемками на Красной площади успел посетить Мавзолей. Минут пять актер молча смотрел на бальзамированное тело вождя и, по словам российских продюсеров, остался им доволен.

Тверской бульвар — запланированный объект, который выбрали американцы для российских съемок. В числе прочих — ВДНХ, Кремль, Манежная площадь, Воробьевы горы. Местный колорит влетел американцам в копеечку: российская сторона потратила два месяца на то, чтобы уговорить все городские службы на проведение съемок. Да ведь шутка ли: по Москве должны проехаться БТРы и танки, на ВДНХ — открыться стрельба, а на Васильевском спуске — пройти митинг в поддержку кандидата в президенты Николая Николаева. Поэтому наши уже окрестили “Икону” “бумажной картиной”: количество разрешений, необходимых для проведения съемок, превысило самые смелые ожидания.

Из всей съемки на Тверском бульваре мне больше всего запомнился один эпизод: недовольная бабушка, охраняющая туалет рядом с “блинным домиком”. Ее “ведомство” некстати попало в оцепление, куда простым смертным вход был закрыт. Вот и ворчала, бедная: мол, “на одних киношниках каши не сваришь”...

* * *

Режиссер картины “Икона” — Чарльз Мартин Смит — знаменит ролью Бухгалтера в фильме Брайана де Пальмы “Неприкасаемые”. За годы, прошедшие со времени выхода легендарной картины, он ничуть не изменился. Ну вылитый бухгалтер. Только на голове у него появилась неизменная для американских режиссеров бейсболка. В перерыве между съемками “неприкасаемый” Смит дал интервью “МК”:

— Почему вы решили снять кино о России?

— Мне просто попался этот сценарий, и я сказал: “Почему нет?” Я не думал, что буду снимать в России, хотя недавно закончил съемки фильма об эскимосах, об Арктике...

— Вам не кажется, что в сценарии “Иконы” полно стереотипических представлений среднего американца о России? Стараетесь ли вы как-то их обойти, избежать?

— Я здесь около недели — и все больше убеждаюсь, что американцы вообще мало что знают о России. Но я буду пытаться сделать все, что в моих силах, чтобы быть как можно более правдивым. В нашей истории много политики, и я был приятно удивлен, что главный отрицательный персонаж Иван Комаров выбирает неправильную тактику, делая ставку на ЦРУ. В этом смысле “Икона” — очень нетипичное голливудское кино про русских.

— Почему вы выбрали Патрика Суэйзи на роль героя боевика: он не очень-то вписывается в ряд киношных “спасителей мира”?

— Да, вы правы. Но ему лучше, чем кому-либо, удастся передать то человеческое начало в сюжете, которое так для меня важно... А вообще-то он — просто хороший парень (смеется).

— С какими трудностями вы столкнулись в России?

— Языковой барьер: у нас в группе — сплошные “трудности перевода”. Хотя, вы знаете, для актеров тут нет большой проблемы — они понимают друг друга без слов. Это какая-то необъяснимая магия актерского языка. Например, Патрик легко сходится со всеми российскими артистами, ему даже не нужно ничего переводить.

— Московскую часть, где в кадре нет Кремля или Большого театра, вы будете снимать в Софии. Не лучше ли было бы попробовать найти в Москве красивые уголки?

— К сожалению, мы снимаем в Болгарии, потому что там дешевле. И мне лично за это стыдно, я бы предпочел все сделать в Москве. Но, увы, я не бизнесмен, не продюсер. И поэтому я рад по крайней мере тому, что какую-то часть мы снимаем здесь. Американцы ведь ничего не знают о России.

— Вы надеетесь, что фильм “Икона” будет нести и просветительскую функцию?

— Может быть. Хотя мы снимаем самые знаменитые места в Москве, но многие американцы вообще не знают о ней ничего, кроме Красной площади и Мавзолея.

— Вы-то уже знаете больше. Ваше мнение о нас сильно изменилось?

— Да. Я думал, что люди в Москве намного холоднее.

— Признайтесь, что вы ожидали увидеть на улицах много-много “бабушек”?..

— О нет, не такой уж я невежа. Я все-таки что-то знал о России. Но, признаюсь, я не ожидал увидеть здесь так много цветов, так много хороших кафешек, в которых можно просто сидеть и смотреть на красивых девушек. Да, вот единственный стереотип, который у меня был и остался: в России самые красивые женщины.




Партнеры