Горы трупов

14 августа 2004 в 00:00, просмотров: 17322

В последнее время сводки новостей практически каждый месяц упоминают о погибших в горах альпинистах. Недавние трагедии в Киргизии и Абхазии унесли жизни 12 человек. Но желающих покорить вершины с каждым днем все больше. Мода на альпинизм уносит десятки жизней ежегодно. Чем так увлекают людей горы? И почему жертв так много? Об этом и многом другом “Турклуб” поговорил со специалистами.

СКАЛОЛАЗЫ МОГУТ НЕ ДЫШАТЬ

— Я хорошо знаю вершину Хан-Тенгри в Киргизии, — рассказывает мой собеседник, альпинист с 23-летним стажем, мастер спорта, чемпион Советского Союза по скалолазанию, многократный призер чемпионатов России, организатор восхождений на Эверест Александр АБРАМОВ. — Ребята шли по классическому маршруту, ничего сложного в нем нет, за исключением одного опасного места, его называют мышеловкой. Это узкое ущелье, по бокам — отвесные стены. Над мышеловкой нависает ледовая шапка, край которой в 10—11 утра начинает подтаивать и осыпаться. Все экспедиции выходят в 5 утра и стараются с 5 до 6 проскочить эту ловушку, пока солнце не вышло из-за гор. В то утро все было так же, группа вышла вовремя, но лед почему-то обвалился именно в это время. Скорее всего что-то вызвало обвал — подземный толчок или взрыв. Возможно, рядом проходили учения...

В горах организм работает на пределе. Первые несколько дней человек испытывает страшные головные боли. Нужна как минимум неделя, чтобы приспособиться к высокогорному климату. Организм вырабатывает большое количество эритроцитов (красных телец) в крови. Как-то я вернулся из экспедиции на Эверест, бежал на работу и вдруг заметил, что я не дышу! То есть у меня в крови было так много красных телец, что кислород из воздуха мне не требовался. Кстати, эту особенность организма часто используют бегуны. Перед Олимпиадой они тренируются в высокогорье...

Подъем на большую высоту плохо влияет на кору головного мозга. Кислородное голодание приводит к тому, что ты забываешь простые вещи, плохо соображаешь. Отсюда и ошибки даже опытных скалолазов. Еще в горах плохо усваивается пища. Для выработки энергии на высоте нужно большое количество кислорода, а его как раз не хватает, поэтому и процесс пищеварения нарушается. В горах любая пушинка кажется тяжелым камнем, а любой удар, даже легкий, затрудняет дыхание. Движения даются с трудом, мы двигаемся со скоростью 100 метров в час!

ПРОЙТИ МИМО МУМИИ

Каждый альпинист хоть раз был на волосок от смерти. У каждого есть леденящие душу истории. И все равно эти люди снова и снова поднимаются в горы. Врачи говорят, что кислородное голодание действует на мозг альпинистов подобно наркотику.

— На высоте 8700 м на Эвересте есть “мертвый гребень” — там многие остаются навсегда. Идти по нему несложно, он совсем недалеко от вершины. На гребне через каждые пять метров сидят и лежат трупы альпинистов. Некоторые высыхают, мумифицируются. На тела не обращаешь внимания — в горах не думаешь ни о чем, кроме вершины. Каждый год шерпы (местные жители — проводники) скидывают часть тел, чтобы не загораживали проход. Но на их месте появляются новые. В основном это те, кто не успел спуститься вниз до темноты и замерз. Группа ведь идет неравномерно — кто успел достигнуть вершины раньше, не ждет остальных, а сразу спускается. Если кто-то не может идти дальше, его оставляют, это правило. Иначе погибнут все. В горах каждая минута на счету — запас кислорода, воды ограничен, а с наступлением сумерек идти невозможно. Вот такая школа выживания.

Спускать тела не имеет смысла — это очень дорого и сложно. К тому же спустим мы труп, а дальше что? Родственники и так уже человека похоронили...

В этом году на Эвересте пропал член группы альпинистов из Болгарии Христо. А я как раз готовился к восхождению. Ребята попросили меня: “Посмотри нашего Христо”. Я иду и вдруг вижу — на снегу лежат два трупа, вроде раньше их не было, а рядом на валуне сидит альпинист, отдыхает. Подхожу ближе — “трупы” зашевелились, оказалось, это отдыхающие шерпы, а альпинист не шевелится и не дышит. Присмотрелся — голова у него набок свесилась, а на руке нашивка “Болгарский клуб”...

СМЕРТЬ ИХ НЕ ОСТАНОВИТ

Историю о гибели 17-летней девушки на гораздо более “безопасном” Эльбрусе альпинисты передают из уст в уста.

На этой вершине есть ледник, который постоянно подтаивает и стекает вниз на один-два метра в год. Во время таяния ледниковая корка разламывается, образуя глубокие трещины. В холодную погоду трещины сжимаются, в ясную — расходятся. Вот в эту щель и провалилась студентка. Девушка вошла в узкую влажную трещину, как пробка, и проскальзывала все глубже и глубже. За считанные секунды она опустилась целиком, осталась торчать лишь рука. Одежда альпинистки намертво прилипла ко льду. Попытки освободить бедняжку успеха не принесли. Тогда пятеро мужчин из группы обвязали ее руку и стали тянуть. Силы пятерых человек были такие, что девушке просто оторвало конечность.

— Трещина была узкой, и ей сдавило грудную клетку, надеюсь, умерла она быстро...

По словам Александра, в горах мало что зависит от человека, здесь природа — царь и бог. Любое изменение погоды — ветер, дождь — делает восхождение в несколько раз опаснее.

— В прошлом году на Эльбрусе был такой случай. Группа чешских альпинистов остановилась на ночлег, поставила палатку недалеко от вершины. Ночью ветром тонкую палатку разорвало, и всех засыпало снегом. Четверо замерзли всего за 15 минут.

Еще одна опасность — грозы. Обычно молнии бьют в самую вершину горы. Если в это время наверху люди — смерть неизбежна. В прошлом году немецкий турист погиб от удара молнии в руку...

В 1989 году на пике Ленина погибли 40 человек. Об этой истории трубили все газеты. Несколько групп альпинистов разбили лагерь на “сковородке” — ледовой площадке на высоте 5300 м, на которой лучи, преломляясь, образуют линзу, из-за чего лица и руки сразу обгорают. На этом месте туристы часто разбивали лагерь. Над “сковородкой” висел ледник — за все время он ни разу не обваливался. И вдруг ночью ледовая шапка обрушилась на лагерь. 20 палаток, как перышки, смахнуло в глубокие трещины и завалило льдом. В живых чудом остались три человека, которые по разным причинам не были в палатках. После случившегося они продолжали ходить в горы.

— Чужая смерть не остановит альпиниста, — говорит Александр. — Однажды перед восхождением на Эверест я был свидетелем шести смертей. Пока я готовился к восхождению, эти люди поднимались и гибли. Но я все равно пошел...

Чтобы доказать, что вершина покорена, нужно найти банку с запиской — ее оставляет предыдущая группа. В записке пишут: “Такая-то группа была такого-то числа, погода стояла такая-то”. Раньше за каждую записку давали разряд. Теперь она всего лишь удовлетворяет твое тщеславие. Так вот, мы с группой нашли банку, спустились, а нам говорят: “А ребята, чью записку вы принесли, не вернулись, сорвались в пропасть”. Та записка — единственное, что осталось от погибшей группы.

КОНЦЛАГЕРЯ УЖЕ НЕ СВЕТЯТ

— Во времена СССР в год было 15—20 смертей, — говорит председатель спортивно-технической комиссии по разбору несчастных случаев в горах Геннадий СТАРИКОВ. — Это цифра по всему СССР, сегодня число примерно такое же, но по России. К тому же раньше альпинизм был массовым, в горы ходило 50 тысяч человек в сезон...

Обвинять людей в каких-то ошибках мы не можем, в горах организм работает на пределе возможностей. В такой ситуации трудно контролировать что-либо. Мы даже не можем порекомендовать что-то, сказать, где была ошибка, ведь мы не были на месте, все со слов свидетелей. А иногда и свидетелей нет, просто тело находят.

В советские времена руководителей экспедиций за гибель участников лишали званий, увольняли. Было несколько случаев уголовного наказания. В 1977 г. на Домбае замерзли несколько студентов — плохая палатка была. Инструктор отсидел год. В 1936 г. вынесли приговор за халатность одному альпинисту — он заморозил 4 человек из 6. Ему дали несколько лет лагерей... Но это редкие случаи, в основном наказание было дисциплинарным. Сегодня родственники погибших могут подать в суд на организатора похода, но это происходит редко. Чаще родители просят не возбуждать дела, ведь детей уже не вернешь.

В СССР существовала хорошая школа альпинизма. Для того чтобы совершить серьезное восхождение, нужно было годами тренироваться, ездить на учения. Там учились отрабатывать удержание, работу в связке. Никогда не позволяли идти на более высокую вершину, пока не освоишь простую. А сейчас в горы берут почти всех — только плати.

Коммерческие восхождения прибавили трупов. Инструктор теперь должен подстраиваться под желания клиентов, а не следовать строгим правилам. Скажем, раньше выход в горы совершался не позже 5 утра. Опоздал на 5 минут — выход откладывается. Сейчас люди платят за восхождение, и отказать им гид не может. Иначе придется вернуть деньги.

Горы притягивают состоятельных людей, скучающих по экзотике.

— К нам пришел мужчина-миллионер. И сказал: “У меня мечта детства попасть на Эверест”, — продолжает Александр. — Мы спрашиваем: “А опыт у вас какой-то есть?” — “Да нет, я в походы даже не ходил”.

Мы объяснили, что для начала нужно пройти годовую программу, совершить хотя бы одно восхождение и после этого идти на Эверест. На что клиент сказал: “Заплачу любые деньги, но лучше я поеду, взойду и, если мне не понравится, больше никогда не буду этим заниматься. Это лучше, чем год мучиться и свою мечту так и не осуществить”.

Мы договорились, что он платит за себя, за гида, который будет работать только с ним, возьмет высотного носильщика-шерпа. В итоге он добрался до лагеря, но на вершину не пошел. Сейчас этот миллионер уже третий год ездит с нами в экспедиции, а скоро поедет с нами в Антарктиду...

ЧЕРНАЯ СТОРОНА БЕЛЫХ ВЕРШИН

Материалы спортивно-технической комиссии по разбору несчастных случаев с альпинистами написаны сухим казенным языком. Но, когда их читаешь, по телу пробегает дрожь. Все эти люди были сильными, смелыми и, наверное, веселыми. И все они больше всего на свете любили горы...

• “Баньковский и Дудкин вышли на маршрут 1 августа 1997 г. и уверенно поднимались по стене. 6 августа начальник спасательной службы лагеря вышел с ними на радиосвязь. Когда минут через 20 Саратов вновь бросил взгляд на стену, двойки он там не увидел. Однако так часто бывает, что микроскопические на гигантском фоне стены люди на время пропадают из виду, прячась в складках рельефа. Поэтому сразу тревога поднята не была.

Поисковые работы были начаты 7-го. После почти 1,5-километрового падения по стене на телах альпинистов не осталось почти ничего из одежды и снаряжения. Идентифицировали ребят только по остаткам волос...”

• “Несчастный случай, происшедший 18 июля 2003 г. с участниками альпбазы “Безенги” при восхождении на в. Шхара.

(...) Первым шел Романов, поднялся на гребешок и скрылся за перегибом. Никитаев, дождавшись, когда веревка выберется, начал движение по следам первого. В это время первый сорвался, видимо, попав ногой в пустоту или небольшую трещину, скрытую под настом (удалось предположить по следам), и не смог задержаться на крутом и жестком склоне, быстро набрал скорость. Для Никитаева рывок оказался полной неожиданностью, и, пролетев 10—15 метров, он упал в бергшрунд, где остановился и закрепился.

Никитаев закрепил на ледобурах веревку, спустился по ней к Романову и констатировал его смерть. Гибель Романова Евгения Васильевича (66 лет) произошла вследствие травм, полученных при падении на глубину 50 метров”.

• “В августе 1997 г. при восхождении на Хан-Тенгри (7010 м) погиб альпинист из Петербурга Юра Красноухов. Участники группы двигались к вершине порознь. Красноухов шел медленно и отставал. Последняя шедшая с горы группа — испанская — встретила его около 22 часов примерно на высоте 6850 м. Там, где он, возвращаясь с вершины, решил остановиться на ночь. Он отклонил их приглашение спускаться вместе, они подарили ему ночевочный мешок из металлизированного лавсана и продолжили спуск. Устраиваясь на ночевку, Красноухов, по-видимому, соскользнул, так и не успев встегнуться в уже приготовленную страховку на ледовом крюке и ледорубе”.

ЧТО ПОМОЖЕТ ВЫЖИТЬ?

Альпинистские ботинки — $200—250 (для температуры от -10 до -15 градусов), $700—1000 (для -60 градусов)

Палатка ветроустойчивая — от $400

Костюм ветрозащитный — $300—500

Термобелье — $150 комплект

Пуховка — от $70 до $500

Спальный мешок — от $50 до $1000

Полное снаряжение для альпиниста обойдется в $5000, включая веревки, “кошки” и даже носки. Для трекинга — $1000.

ПОЧЕМ РИСК ДЛЯ ЖИЗНИ?

Эверест (8846 м) — от $10 000 (плата непосредственно за восхождение).

Опасен тем, что погода меняется чаще, чем у моря.

По статистике, за последние 50 лет на Эверест взошли 1500 человек. Ежегодно приезжает 1500, восходит только 10%.

На Эвересте можно остановиться в туристическом городке на высоте 3400 м — $15—20 в сутки за комнату. Либо жить в базовом лагере на нарах со своим спальным мешком — $2—3 в сутки.

Сам подъем происходит следующим образом. От базового лагеря группа поднимается на высоту 6000 м, ставит палатки, ночует, а на следующий день спускается в базовый лагерь. Следующее восхождение — на высоту 7000 м, ночевка — спуск в лагерь или на высоту 6000 м. И так до самой вершины. Это называется “зубья пилы”. Перед самым восхождением группа отдыхает 4—5 дней внизу, на высоте 4000 м.

Все восхождение занимает почти два месяца.

Неподготовленных туристов на Эверест не берут, лишь на трекинг (пешая горная прогулка). Лагерь стоит на высоте 5300 м. Вполне достаточно, чтобы испытать все экзотические ощущения горного подъема.

Килиманджаро (5895 м) — $2500.

Эльбрус (5642 м) — от $600.

Арарат (5165 м) — от $900

На Арарат можно идти практически без подготовки — маршрут очень простой.

Турецкие власти разрешили восхождение на Арарат только по одному маршруту, чтобы туристы не пытались найти Ноев ковчег. Правда, для восхождения нужна спортивная виза, а ее дают не всем. Арарат — до сих пор спорная территория, поэтому армянским гражданам вообще запрещено восхождение на гору.

Монблан (4810 м) — от $900. Популярен у начинающих альпинистов-любителей. Не зная маршрута, они часто попадают в туман или в зону трещин.





Партнеры