Блондину в черном ботинке — 70!

16 августа 2004 в 00:00, просмотров: 163

Во Франции разгар туристического сезона: весь мир едет в Париж, а парижане — из Парижа. Пьер Ришар накануне своего 70-летия уехал в Канаду. А потом решил махнуть “еще куда-нибудь”. Лишь бы подальше от душного Парижа, лишь бы постоянно в движении. И никаких напоминаний про зрелые годы! Он скажет, что, “как и любой актер, очень болезненно относится к возрасту”. Но с другой стороны, конечно, приятно, что все помнят. И любят. И поздравляют. А потому что никуда не денешься — популярность!


— Мсье Ришар, судя по тому, как вы мне однажды рассказывали с упоением о вашей бешеной популярности в России, вы все-таки эгоцентричны.

— А вы покажите мне актера, который бы не был эгоцентричен.

— Значит, вы действительно способны впасть в бешенство, не обнаружив своей фамилии в справочнике “30 лучших актеров века”?

— Где это вы прочитали? В Интернете? Видите ли, я себя никогда не рассматривал как актера. Я себя расценивал и расцениваю как персонаж. И я не хочу попадать ни в какие списки лучших актеров — я всех люблю и уважаю, но я за рамками. Я ни лучший, ни худший, потому что я не актер. Я персонаж. А это совсем другое.

Вообще, лучший — это ложное определение. И очень опасное. Я лучший — да, но в другом смысле, чем все другие лучшие.

— Только не говорите, что вам неприятно, когда вас сравнивают с лучшим из лучших — с Чарли Чаплином!

— Меня сравнивали с ним. Это было очень давно — тогда, когда я придумал себе свое комическое амплуа: смешной, наивный, неуклюжий. Людям нужно было с кем-то меня сравнивать, потому что я вышел за рамки привычного. Но теперь, мне кажется, всем давно понятно, что я — другой. Именно этим я и горжусь.

— А это правда, что человечество могло и не узнать Пьера Ришара — говорят, вы стали актером вопреки всем обстоятельствам?

— Правда. Моя семья была из того социального класса, который не оценивал по достоинству актерскую профессию. Понимаете, в моей семье все имели серьезные дипломы, солидные политехнические образования. И конечно, все очень сильно переживали: родители хотели быть уверены в моем будущем, они боялись, что я попаду в сложную ситуацию и останусь ни с чем. Так что, когда я объявил о своем решении стать актером, семья была категорически против. Но все-таки я добился своего.

Может быть, это прозвучит странно, но мне повезло в том, что мои родители разошлись. Вокруг меня были два клана: один против другого. Если бы семья была объединена и дружна, вряд ли бы я стал актером. Это было бы просто невозможно! А я нашел лазейку: едва я сказал, что собираюсь идти в театр, мой отец заявил, что он категорически против, а моя мать... она не была “за”, но поскольку они расстались с отцом и она была на противоположной стороне, я смог добиться своего.

— Откуда же такая уверенность, что все получится?

— Это было чем-то интуитивным. Накапливалось, накапливалось и вылилось вдруг однажды в такое решение. Вы знаете, решение стать актером всегда приходит вдруг, но в результате внутренних толчков, стремления, желаний.

С другой стороны, конечно, чтобы им стать, нужно довольно много времени. В моем случае это заняло более 15 лет — ко мне пришла известность после 33, после “Высокого блондина в черном ботинке”.

— Вам приятно вспоминать это время?

— Приятно, неприятно — это моя жизнь.

— И вы сейчас, оглядываясь назад, ничего бы не изменили?

— Ничего, иначе бы я к своим 70 годам стал другим.

— А что бы вы изменили сегодня? Ведь теперь вы можете многое себе позволить.

— Я бы изменил всякие бытовые мелочи, я ненавижу рутину, которая не доставляет никакого удовольствия и требует невероятных сил. Но, как и все люди, я обязан этим заниматься. Изменить это невозможно.

— Как же при всей своей нелюбви к рутине вы заставляете себя заниматься спортом?

— Нет! Нет! Никакого рутинного спорта — ни бега по утрам, ни плавания в бассейне. Я ненавижу монотонность, она меня невероятно утомляет. Я еще могу заставить себя совершить пешую прогулку — потому что жена заставляет. Но опять-таки: в лесу, в горах. А в городе, в Париже... Как вы себе это представляете?

— Вы сейчас о привычном рутинном маршруте или о славе, которая мешает вам передвигаться по улицам? (Смеется: мол, наверное, и о том и о том.) Поэтому вы живете уединенно в своем доме-лодке?

— Давно уже продал! Лет 10 назад. Но зато в Париже я обожаю кататься на мотоцикле.

Свой юбилей Пьер Ришар будет отмечать во Франции — там, где растут его собственные виноградники и где разливается “Шато Бель Эвек” (виноделием актер занялся со своим лучшим другом Жераром Депардье около 15 лет тому назад: “Знали бы вы, что такое виноделие! Это не только и не столько технология, это еще и масса нюансов: есть дождь или нет, много солнца или мало”). Соответственно, за обедом и ужином с близкими будет выпито несколько бутылочек этого вина.


P.S. “А вообще, знаете, мсье Ришар тронут, что его поздравили журналисты из России”, — сказали “МК” по секрету в продюсерском офисе актера.



Партнеры