Скандал просеяли сквозь Сити

16 августа 2004 в 00:00, просмотров: 851

“Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить...” Героями этой детской считалки-страшилки на минувшей неделе почувствовали себя московские чиновники, руководство крупных строительных компаний, девелоперы, привлеченные к работе над проектом “Москва-Сити”. Шутка ли — и.о замруководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Олег Митволь заявил, что строительная площадка Сити находится в сейсмоопасной зоне и, возможно, будет закрыта. Но теперь уже ясно: буря, поднятая госчиновником, не выплеснется за пределы стакана воды.

Больше всего московские власти боялись, что угрозы Митволя напугают инвесторов Сити. Их поиск дался столичному правительству потом и кровью, и было бы обидно вот так, с бухты-барахты, за три года до планируемой сдачи объекта все потерять. Однако страхи оказались напрасны. Ни один из шести известных инвесторов Сити не отказался от своих планов, а представители крупных строительных компаний, работающие на участке, вообще восприняли слова Митволя как издевательство: “Ну ладно бы он еще о карстовых пустотах говорил или об оползнях. Такая опасность в Москве действительно существует, но сейсмика-то тут при чем? Это чистой воды пиар!”

Тем не менее по просьбе московских чиновников застройщики предъявили журналистам ученых, работавших над предпроектной документацией Сити. Составителя сейсмологических карт, доктора физико-математических наук Валентина Уломова даже вызвали из законного отпуска. Профессор долго не мог понять, чего от него, собственно, хотят. Давно и всем хорошо известно, что Москва считается зоной низкой сейсмической активности. Здесь ощущаются лишь слабые отголоски карпатских землетрясений, по силе не превышающие 5 баллов. И то раз в 30 лет. “Эти колебания, конечно, должны учитываться при строительстве высотных зданий, но эффект от них меньше, чем от ветровой нагрузки”, — подытожил свои объяснения г-н Уломов.

Представителя НИИ оснований и подземных сооружений им. Герсеванова Владимира Каширского особенно возмутили слова Митволя о том, что в Сити в исследовательских целях было пробурено только пять скважин. “Не пять, а 350!” — авторитетно заявил он. А его коллега, заведующий лабораторией динамики грунтов Леонид Ставницер сообщил, что “грунты Сити вообще самые лучшие в городе”, за счет них сейсмичность этого участка можно понизить с общемосковских пяти баллов до четырех.

Хуже, чем с грунтами и сейсмикой, обстоят дела с документацией. Оказалось, что заключение государственной экологической экспертизы, о котором упоминал в своем грозном спиче г-н Митволь, есть только у трех участков стройки — Центрального ядра, десятого, где турки уже отгрохали первое из трех офисных зданий, и зоны очистных сооружений. Но, как оказалось, не так страшен черт, как его малюют в Минприроде. В службе Государственного экологического контроля МПР России по Москве “МК” сообщили, что формально экспертизу нужно проходить еще на стадии проекта, но в действительности документы принимаются к рассмотрению даже в том случае, если строительство уже началось. “В этой ситуации застройщик заплатит штраф за нарушение. Максимум — 50 тысяч рублей”, — подтвердил глава службы Виктор Белоус. Но что такое 50 тысяч рублей для инвесторов, способных вложить в строительство небоскребов 300—400 млн. долларов?

Затянуть строительство по причине прохождения объектом госэкспертизы тоже не удастся. Максимальный срок рассмотрения документов, отписанный Минприроды, — шесть месяцев. Однако г-н Белоус говорит, что это должен быть уж очень сложный случай. В Москве решения, как правило, выносятся в месячный срок.

Тем не менее застройщики Сити, опасаясь очередных наездов со стороны Минприроды и других государственных ведомств, решили подстраховаться. В течение недели в офисах подняли все разрешения и согласования и проверили имеющуюся документацию на предмет соответствия федеральному законодательству.

— Единственная по-настоящему крупная проблема Сити — это сроки, — заявил “МК” пожелавший остаться неназванным представитель застройщиков. — Комплекс небоскребов должен быть полностью сдан в 2007 году, однако большинство объектов пока находятся в лучшем случае в стадии котлована.

Олег Митволь. Профессия — скандалист

“Кто такой этот Митволь? — недоумевают в мэрии. — На кого он работает и чего хочет?” Это имя ни о чем не говорит обитателям московских кабинетов. Журналистам бывший предприниматель и компаньон Березовского Олег Митволь знаком лучше.

Самое крупное дело в его биографии — банкротство “Новых известий”, случившееся в феврале 2003 года. Как в руках Митволя оказались 76% акций созданного Березовским СМИ, история умалчивает. Сам Борис Абрамович утверждал, что, “возникнув ниоткуда” и предложив свои услуги по скорейшей регистрации предприятия, Митволь в конце концов банально присвоил акции, переданные ему в доверительное управление. В течение пяти лет газету финансировал Березовский, а плоды пожинал чужой дядя. Конфликт хозяйствующих субъектов произошел в 2002 году, когда опальный олигарх вызвал Митволя в Лондон и предложил восстановить справедливость, переписав акции на их законного владельца. Тот отказался. Не наотрез, конечно, но договориться (Митволь требовал существенной компенсации) бизнесменам так и не удалось. В результате под предлогом якобы обнаруженных в “Новых известиях” финансовых махинаций газету начали готовить к банкротству. Уже в начале 2003 года Березовский озвучил еще одну версию случившегося. Мол, “Новые известия” обанкротили по отмашке из Кремля, обитателям которого не нравилась ярко выраженная антипутинская позиция редакции. Сам Митволь при всяком удобном случае старался расписаться в лояльности к нынешней власти. “Благодаря Путину я начал гордиться своей страной. Сегодня я счастлив, что живу в России”, — как заколдованный повторял он в своих немногочисленных интервью.

Однако купить кусочек России предприниматель никогда не считал для себя зазорным. В бизнес-среде Митволь известен как профессиональный миноритарный акционер. Владея всего 3—5% акций, он ухитрялся поколебать устои таких промышленных гигантов, как волгоградский и новочебоксарский “Химпромы”. Особенно неприглядная история сложилась в Волгограде. Митволь давал интервью на местном телевидении, рассказывал, что он-де “вложил деньги, заинтересован в получении дивидендов, а нынешнее руководство мешает”. Между тем прокурорская проверка показывала, что ничего страшного на предприятии, 51% акций которого находится в руках государства, не происходит: напротив, чистая прибыль и объемы производства растут.

Тот же сценарий разыгрывался и на других объектах химического комплекса. Митволь и аффилированные с ним структуры, грамотно используя возможности “черного пиара”, создавали ажиотаж, добивались максимальной цены на акции, после чего дружно скидывали свои пакеты. В чьих интересах они действовали, в большинстве случаев так и осталось загадкой.

И вот новый виток в карьере предпринимателя — Министерство природных ресурсов, служба по надзору в сфере природопользования. И первые громкие дела — снос подмосковных коттеджей, построенных в водоохранной зоне, снос высоток в “Москва-Сити”, строящихся на сейсмоопасных участках. Первое дело уже забуксовало. Но не потому, что в водоохранной зоне у нас ничего не строится, а потому, что виновных стали искать не там, где надо. И второе тоже развалится. Слишком нелепы предъявленные Митволем претензии. Ставший чиновником предприниматель продолжает действовать как миноритарный акционер: мощный заряд пиара, много шума, а в результате — ничего. Ну а в мэрии продолжают думать, кому причитаются дивиденды, заработанные Митволем на скандале с “Москва-Сити”.





Партнеры