Под угрозой расчлененки

16 августа 2004 в 00:00, просмотров: 177

“Разделяй и властвуй!” — таков международный заговор против России. Злобным силам вместе со своим шефом Павлом Бородиным противостоит его пресс-секретарь Иван Макушок. Он — один из тех, кто отвечает за объединение Минска и Москвы. И говорит не как забронзовевший политик, а как обычный человек, волею судьбы оказавшийся “на границе” двух государств.


— У вас есть родственники в Белоруссии?

— Мой дед один из основателей белорусского университета. А мой дядя академик, металловед, живет в Минске.

— Как, по ощущениям самих белорусов, есть в нашем необъединении какая-то чертовщина, заговор ЦРУ, а может, еще и польское подполье?

— Да, поляки до сих пор претендуют на часть Белоруссии. Вообще, Белоруссию всегда хотели расчленить. Хрущев хотел оторвать от нее кусок юга и присоединить его к Украине. На заре истории, связанной с советским государством, вообще стоял вопрос — делать белорусскую республику или не делать. А заговор? Что там заговор... Есть сильный правитель, которого сразу обозвали диктатором, хотя он поддерживает порядок.

— Лукашенко имеете в виду?

— Да. Вы любите порядок? Мой ребенок тоже не любит. Директор в школе — тоже диктатор. Дети недовольны, это не свобода и все такое. Почему это Лукашенко делает, чтобы был порядок? Не надо порядка, надо, чтобы было как у нас в начале перестройки.

Зато в Белоруссии работают все предприятия. Там народ каждое утро идет на работу. У нас — кто куда. У них большое количество заводов. Ни один из них не стоит, как у нас. Буренки их вовсю дают молоко...

— Ого, как вы говорите! С Лукашенко близко знакомы? Целуетесь при встрече?

— Я целуюсь с женой. И по плечу он меня не хлопал.

Есть, кстати, анекдот про Лукашенко. Когда он был еще директором совхоза, к нему приезжала проверка из Москвы — что такое, у всех коровки дают по 10 литров, а тут по 30? Пошли поговорить с коровками, а там им жалуются, мол, пришел наш директор и говорит — ну что, коровки, будем давать молоко или мясо?

— Что еще мешает объединению?

— Мы должны провести референдум, принять Конституционный акт, нужен общий парламент.

— А что вообще для обычного россиянина в Белоруссии хорошего? Ну на Запад на машине ездить проще, ну вкуснее картошка. Бульба она у них, кажется, называется. Ну та самая Беловежская пуща с зубрами. Дальше что? Ну что даст для меня конкретно союз России с Белоруссией?

— Вы как-то странно рассуждаете. Так можно сказать: ну зачем мне семья, нужно тратиться на жену, детей. Будет ли отдача и когда — неизвестно. Мы до сих пор, в принципе, подсознательно живем в большом государстве — в одной семье.

— Может, русским надо кому-нибудь в Белоруссии взятку дать? Кого-нибудь купить, как Сорос покупает в Грузии?

— Грузинское “недоразумение” сегодня самозабвенно лает на Россию из-под звездно-полосатой юбки, но это временно и нетипично для постсоветского пространства. Да и взяток в Минске берут много меньше.

* * *

— Все, кто около Пал Палыча, должны быть миллионерами.

— Но это легенда, хотя многие олигархи своим состоянием обязаны только ему.

— Работа с Бородиным — это чрезвычайная вера в Союз или вам зарплату хорошую положили?

— Я стал работать прежде всего не с Бородиным, а в Союзном государстве, а потом уже... Хотя мы давно знакомы с Пал Палычем. Мне многие завидуют. Шеф, который не надоедлив, не скучен, не туп, — это большая редкость. Бородин прекрасный человек и яркий политик. Сделал из какой-то занюханной службы ведомство управления делами, в котором работали до 120 тысяч человек.

— Редкая характеристика шефа — не туп?

— Да, бывают и тупые.

— Говорят, людей портят деньги?

— Трудно заработать миллион и не стать полным мерзавцем.

— Значит, миллионеры у нас все полные мерзавцы?

— Я могу сказать, что основное, с чего надо начинать карьеру, — это совершать рациональные поступки, те, которые нужны для того, чтобы заработать денег. Например, если надо выбрать между встречей с другом или деловой встречей, вы выбираете деловую. Потому что любовь, дружба — это все нерациональное. Такие люди потом остаются одни...

— К слову, о любви — вам нравятся белорусские девчонки?

— Там так много работы, что не до девчонок.

— Вот поэтому у вас ничего и не получается с объединением: бабы — основа любой семьи!

— А основа Союза — экономика. Товарооборот у нас с Минском 10 млрд. долларов, вы знаете? Больше только с Германией — 11 млрд.

— Куда же все эти миллиарды уходят? Посмотрите на наш Смоленск — черт-те что там творится.

— Вот поэтому и нужно единое государство, тогда серые схемы не позволят фирмам-однодневкам набивать себе карманы.

— Так все деньги осели у них в карманах?

— Не все, конечно. Например, выходит из Минска фура, груженная якобы пиломатериалами, привезенными из Польши, а у нас открывают — там плазменные телевизоры на несколько миллионов долларов. Пока будет выгодно покупать западную технику, с чего имеют откат некоторые чиновники, у нас будет кризис.

А у нас голубая мечта — создание единого транспортного коридора. Геополитическое положение России уникальное, его надо использовать. А Белоруссия — это центр Европы. Но кстати, Адольф Гитлер уничтожал белорусов для того, чтобы расселить там как можно больше немцев. Потому что ощущал ценность центра Европы для Германии.

Шестьдесят лет назад мы спасли Европу и сохранили Беларусь. И не для того, чтобы сегодня отталкивать ее от России.




Партнеры