Игра в молчанку

16 августа 2004 в 00:00, просмотров: 200

Уже совсем скоро всем нам предоставится возможность снова выбирать управляющую компанию, которой придется доверить накопленные на старость деньги. А еще, глядишь, если все у них получится, можно будет податься и в негосударственные пенсионные фонды. Только вот узнать, на ком больше заработаешь, вряд ли удастся. Ведь молчание для государства — золото. А конкретнее — миллионы пенсионных накоплений.

И тишина...

О сути пенсионной реформы если кто-то раньше и догадывался, то теперь уж точно ничего не понимает: что-то там работодатель перечисляет (это уже мало кого волнует), это капает на персональные счета.

Даже хваленые “письма счастья” с информацией о состоянии этих самых счетов уже никто не ждет. И если в прошлом году хоть часть населения забрала свои деньги у государства и доверилась частникам, то ныне таких будет единицы. Если они вообще обнаружатся. Поскольку чиновники обо всех выгодных и невыгодных вложениях пенсий молчат покруче партизан. При этом исправно получая из бюджета деньги на информационную кампанию и освещение реформы. На что конкретно они потрачены, никому не известно.

Но это еще полбеды. Если кому-то нестерпимо захочется отказаться от услуг Внешэкономбанка, который по поручению государства размещает и преумножает пенсионные накопления, он в конце концов сможет это сделать. Другое дело, что совершенно непонятно, кому эти деньги доверить. Как не было подробной информации об управляющих компаниях, так она и не появилась. А ведь на старте реформы чиновники обещали, что спустя год мы получим более подробную картину, какие компании работают на рынке и какую прибыль они обеспечивают своим клиентам. А дальше — тишина...

А между тем управляющие с апреля крутят пенсионные средства. Из 47,17 миллиарда накопленных россиянами рублей 45,5 миллиарда Внешэкономбанк разместил в государственные ценные бумаги. Остальные 1,6 млрд. “деревянными”, доставшиеся частникам, были вложены также в корпоративные и муниципальные облигации, акции или банковские депозиты.

Но узнать об их доходности крайне сложно. “Пенсионный фонд ссылается на коммерческую тайну. Но скорее всего никто не хочет раскрываться по другой причине — финансовые рынки нестабильны, а значит, похвастаться особо нечем”, — прокомментировал “МК” ситуацию главный финансовый эксперт Конфедерации защиты прав потребителей Антон Ковалев.

Сколько точно

Впрочем, узнать о доходности той или иной компании в теории можно. Хотя бы на основе репутации той же фирмы на других рынках. Например, многие из частников работают и с ПИФами, информация по доходности которых размещается если не каждый день, то раз в неделю — точно. И на ее основе можно примерно предположить, как эта же компания работает с пенсионными деньгами. Но абсолютных цифр вы, конечно, не получите.

Да и любые другие данные, которые можно получить, будут крайне условными, поскольку единого стандарта раскрытия информации не существует. А это значит, что каждый игрок может преподносить ее по-своему. Естественно, в свою же пользу. Чем, к примеру, грешит государственный Пенсионный фонд, объявив, что его доходы за 2002 год равнялись 40—70 процентам. Вряд ли этому можно верить на слово.

Как отмечают специалисты КонфОП, результаты доходности будут серьезно отличаться в зависимости от метода оценки. Даже зная абсолютные цифры полученной доходности, следует помнить, что даже положительный результат — далеко не показатель качества управляющей компании. Как посмотреть. Если, скажем, рынок облигаций принес 20% годовых, то результат в 30% можно считать хорошим, а в 10% — посредственным. Если же случилось так, что в среднем по всему рынку был убыток в 30% (например, как случилось на рынке акций во втором квартале нынешнего года — “спасибо” делу ЮКОСа), но у определенной компании доходность составила 1%, то это будет считаться превосходным результатом.

Но эксперты оговариваются, что данные по итогам только одного квартала работы нельзя считать показательными. Хотя, с другой стороны, уже осенью нам снова предложат выбирать компанию. И хотелось бы сделать это на основе хоть каких-либо сведений. В принципе, есть всевозможные исследования, рейтинги и прочее. Но им тоже стоит доверять условно. Все-таки единых стандартов так и нет. А суперприбыли, полученные на пике за прошлый год и в первом квартале нынешнего, ничего общего с пенсионной реформой не имеют. Потому как именно во втором квартале, когда, собственно, частники и получили деньги, фондовый рынок начало лихорадить. А это говорит о том, что особой доходности в этом году ждать не стоит. Потому, собственно, молчат не только чиновники, но и управляющие.

РОССИЯНЕ БОЯТСЯ ИГРАТЬ С АКЦИЯМИ

Если в России граждан чаще принудительно убеждают вложить свои накопления в акции и облигации (как, например, в пенсионной реформе), то на Западе это — норма жизни.

В 2002 году на акции в портфелях богатых людей планеты приходилось 20%, а в прошлом — уже 35%. Причем доля “налички” снизилась с 20 до 10%.

В Южной Корее в ценные бумаги инвестируют свои деньги 8,3% населения, в Японии — 26,6%, в Австралии — 36,5%. В США только акциями владеют 48,2% американских семей. У нас же, по данным Федеральной комиссии по ценным бумагам, активными участниками фондового рынка могут считаться лишь 10—15 тыс. граждан. Это менее 0,1% населения России.

Что говорить о простых гражданах, если даже управляющие компании, распоряжающиеся пенсионными деньгами россиян, 80% средств вложили в “безопасные” государственные ценные бумаги и лишь 0,53% — в “рисковые” акции российских предприятий. А почти 13% и вовсе разместили на банковских рублевых депозитах, что мог бы сделать каждый. Примерно так же поступил и Внешэкономбанк.

БУДУЩИЕ ПЕНСИОНЕРЫ ПОЧТИ НИКОМУ НЕ НУЖНЫ

В прошлом году многие управляющие компании были не на шутку расстроены выбором россиян, участвующих в пенсионной реформе. Вернее, их бездействием. В самом начале реформы они рассчитывали получить от граждан значительную долю средств. Однако в итоге к ним пришли всего 2% будущих пенсионеров.

Причем только 10 из 55 отобранных компаний смогли набрать более 20 тысяч заявлений о переводе в их управление накопительной части пенсии. Причины этого каждый трактует по-своему: чиновники говорят о том, что граждане пока ничего не понимают в акциях, а управляющие обвиняют власти, провалившие рекламную кампанию.

В результате вышло так, что некоторые “частники”, получившие от граждан копейки, собираются избавиться от этого “балласта”. Поскольку затраты на размещение этих незначительных сумм на рынке и их обслуживание перекрывают любой полученный доход. Имена “отказников”, естественно, пока не разглашаются. Но, по оценкам экспертов, таких наберется всего около десяти, и располагаются они, конечно, в самом хвосте списка.

“Осуждать их нельзя, ведь овчинка не стоит выделки. Тем более по законам рынка, если ты не получил прибыль за первые год-два, значит, уже вряд ли ее здесь получишь”, — сказал “МК” главный финансовый эксперт Конфедерации защиты прав потребителей Антон Ковалев.

Но просто так “сбросить” своих пенсионеров они не смогут — ведь заключали пятилетний контракт с Пенсионным фондом. И досрочно лишить их лицензии могут только при условии, что в работе будут допущены серьезные нарушения. Хотя, с другой стороны, как заявляют эксперты, напрямую отказ от управления пенсионными средствами в законе не прописан. А это значит, что скоро могут-таки найти лазейку и перевести деньги во Внешэкономбанк. Который будет только рад. Чего не скажешь о “хозяевах” счетов.




Партнеры