25 “камазов” мусора

16 августа 2004 в 00:00, просмотров: 602

Вирус вандализма штурмует московское метро. Голубые экспрессы размалеваны какими-то каракулями. На светильниках и балюстрадах эскалаторов налеплены вкривь-вкось рекламные наклейки. Стекла вагонов исцарапаны, а на стенах и дверях — бумажная бахрома объявлений... Лет 50—60 назад за такое вполне могли бы посадить, а то и вовсе расстрелять. Состав преступления не вызывает никаких сомнений: “Порча имущества на особо важном государственном предприятии”.

Этой встречи пришлось искать довольно долго. Наконец во время одной из очередных поездок на метро я увидел его — представителя неугомонного племени подземных варваров.

Мужчина предпенсионного возраста и вполне приличного вида. В одной руке — пачка бумажек, в другой — “мазилка” с клеем. Просочился среди пассажиров в вагоне к входной двери, шлеп! — прилепил объявленьице над косяком. Повернул к двери напротив и там тоже украсил стенку белым прямоугольником: “Регистрация иногородних... Легально... Недорого...”.

Сами метрополитеновцы называют такую бумажную бахрому, приклеенную к стенкам вагонов, “соплями”. Бригады уборщиков, обслуживающие голубые экспрессы в пунктах их отстоя, отдирают-отскребают самопальные объявления по нескольку раз в день, однако упорству расклейщиков можно лишь позавидовать. Взамен прежних тут же появляются новые листки.

Работенка, к слову сказать, не ахти какая денежная. В этом репортер “МК” убедился, когда удалось поговорить с одним из парней, освоивших профессию “лепилы”. Вадим — студент-первокурсник технического вуза, подрабатывает “на пиво и чипсы”, украшая двери вагонов объявлялками об услугах некоей фирмы, занимающейся настройкой и ремонтом компьютеров:

— За каждую такую наклейку мне хозяин платит 30 копеек. В вагоне 8 дверей, я их все успеваю обойти за один перегон и на следующей станции перехожу дальше по составу. В поезде 7—8 вагонов... В общем, за пару часов стольник заработать удается, а так — за день набегает обычно рублей триста...

* * *

Помимо расклейщиков метросоставам достается еще от молодых любителей художеств. Творцы росписей-граффити пачкают своими баллончиками и маркерами декоративную обшивку, сиденья, ухитряются оставлять “автографы” на наружных стенах вагонов, а некоторые особо “героические” личности даже пробуют иногда устраивать партизанские рейды на территорию депо. Дополнительная головная боль для метрополитеновцев — появившаяся не так давно среди столичной молодежи мода на выцарапывание надписей.

— Между прочим, согласно существующим техническим правилам, мы обязаны каждый разрисованный вагон тут же снимать с линии и отправлять в депо, — уточняет замначальника Службы движения Дмитрий Головин. — Так что детские шалости вовсе не так уж безобидны. Именно из-за них порой возрастают интервалы в движении поездов.

Еженедельно метрополитеновцы готовят доклад о количестве повреждений вагонов и передают его в городской Департамент транспорта. Кроме того, составляются еще и сводные таблицы потерь за каждый месяц. Вот, к примеру, как порезвились пассажиры столичного метро в среднестатистическом месяце — мае:

• повреждено диванов — 2443 штуки;

• разбито плафонов — 112 штук;

• разбито стекол — 169 штук;

• разукрашено снаружи вагонов — 2244;

• количество надписей и рисунков (устраненных) — 158495.

— На ликвидацию всех этих повреждений приходится тратить очень большие суммы, — жалуются метрополитеновцы. — В результате меньше средств остается на приобретение новых поездов... Между прочим, не так давно мы уже вынуждены были отказаться от замены в вагонах поцарапанных стекол: слишком дорого это обходится. По карману нашему бьет еще и элементарная неряшливость пассажиров. Знаете, сколько мусора вывозим со станций? По 25 “КамАЗов” в день! И за каждый такой рейс на свалку нужно заплатить около пяти тысяч.

— В последнее время работы нашим сотрудникам заметно прибавилось, — рассказывает главный механик эскалаторной службы метрополитена Сергей Лихачев. — Для снятия мастики, остающейся от наклеек, приходится покупать баллончики со специальным раствором. Штука эта дорогая, а расходуется очень быстро...

Обрывать левые объявления, отдирать наклейки с плафонов, соскабливать пятна выплюнутой жвачки с каменного пола — для выполнения всей этой работы дополнительного штата уборщиков-мойщиков в метро нет. На борьбу с уничтожением следов вандализма в метро приходится отвлекать рабочих, которые должны заниматься куда более серьезным делом — профилактикой работы и ремонтом различных механизмов и систем. Нагрузка на людей увеличивается, и если так — по нарастающей — дело пойдет и дальше, похождения лихих пассажиров могут уже стать угрозой для соблюдения необходимого уровня безопасности работы метрополитена.

Хоть убейте, не вижу логики в действиях подземных рекламщиков! Информация с расклеенных по их прихоти “соплей” в вагонах метро пассажиров мало интересует: как ни взглянешь — висят бумажки с телефонами фирм нетронутыми. Да и срок жизни у такой нелегальщины очень небольшой: уже через несколько часов ее сдирают со стен работники метро. И все-таки “бумажная война” под землей продолжается.

— В последнее время значительно возрос поток обращений граждан на наш телефон доверия, — рассказывает Светлана Царева. — Причем среди жалоб встречаются порой и конструктивные идеи. Недавно один из абонентов предложил создать народную дружину по борьбе с расклейкой объявлений в метро. Если хотя бы каждый десятый пассажир станет помогать нам и срывать нелегальные бумажки в вагонах, расклейщики из метро попросту исчезнут.



    Партнеры