Алипов на Oлимпе

17 августа 2004 в 00:00, просмотров: 157

— Давайте не очень долго, ладно? — просит Алексей Алипов и устало улыбается. В ответ киваю головой: мол, конечно-конечно. Какое уж тут “долго”? Время — полночь. Если по афинскому. По Москве, значит, и вовсе — час. Так что пришлось помучиться, прежде чем наконец увести его подальше от глаз людских, на третий этаж “Боско-дома”, где и проходило чествование наших стрелков-медалистов...

Я бы, честно говоря, вообще его не мучил. Отпустил бы с миром отсыпаться. Тем более что Алипов признался мне, что не спал две ночи. Крутился, вертелся: “Закрываешь глаза и представляешь, как стрелять будешь, сколько очков возьмешь... А там и сосед по номеру с пробежки возвращается: эй, вставай!” Ну, довольно сантиментов. Читатели “МК” ждут ведь интервью с первым российским олимпиоником-2004. Алексей это тоже понимает.

— Я ведь поддержку из России очень даже чувствовал, — и опять широкая улыбка. — Друзей у меня много, эсэмэсками буквально завалили... И я поэтому сильнейший эмоциональный подъем ощущал: почти не сомневался в победе!


— В квалификации ты промазал всего один раз...

— ...да, на 73-й мишени...

...в финальной серии без ошибок стрелял. Нервы железные?

— Железных, наверное, не бывает — живые люди, но совладать с ними, видимо, получается. Настроиться на мишень. Не отвлекаться на внешние вещи.

— Интересно, а как ты на выстрел настраиваешься?

— Представляю — как вылетает мишень. Как я ее разбиваю.

— Как бы прокручиваешь все заранее?

— Ну да. Макетик такой определенный делаешь.

— Ты тут поначалу долго к выстрелам готовился...

— Была некоторая неуверенность. Боязнь даже. Она у всех по-разному же проявляется: кто-то застаивается, кто-то, наоборот, раньше времени палит, кого-то вообще трясет... У меня — такая вот реакция. Но это нормально.

— А когда прошло все?

— Когда судьи сделали мне предупреждение. За то, что готовился целых 11 секунд вместо положенных 10. Но я сделал выводы. И стал готовиться к выстрелу секунд за 7 — вопросов ко мне больше не стало...

“ВСЕ НАЧАЛОСЬ В КУЗЬМИНКАХ”

— Алипов — фамилия в стрелковом мире известная. Отец твой — многократный чемпион страны и Европы. Он тебя в тир и привел?

— Ну, не так чтобы за руку: все же решения я принимаю сам. Но рос я действительно практически на стрельбище. Даже первая моя фотография в жизни со стрельбой связана. Когда был заложен стенд в районе Кузьминского лесопарка, первый столб вбит — меня папа с ним и щелкнул. Посадил на этот столбик — и сфотографировал. С этого, наверное, все и началось... Порой смотрю на эту фотографию — и вспоминаю, как это все было. Ностальгия такая...

— А когда реально увлекся стрельбой?

— Так конкретно момент сложно назвать. Как отец стрелял — я помню прекрасно, хотя еще маленьким был. Потом мама работала в стрелковом комплексе. И я там бегал после школы. Гильзочки, патрончики — все это, конечно, привлекало по-мальчишечьи. Собирал, играл с ними... А когда уже окреп, смог ружье держать в руках — стал серьезно стрельбой заниматься.

— Первый выстрел помнишь?

— Точно не помню. Лет до 10, думаю, это было. Где-то в 8—9...

— Были моменты, когда хотелось бросить эту стрельбу на фиг?

— Да, один точно помню. После неудачного соревнования какого-то внутреннего масштаба. Накатились слезы на глаза, начал думать: эх, ничего я не смогу! Видимо, ошибался...

“СО МНОЮ ПРИХОДИТСЯ СОГЛАШАТЬСЯ”

— Скажи, сколько ты делаешь выстрелов за тренировку?

— По-разному бывает. Минимум — 75. Максимум — 200—250.

Тяжело, наверное...

— Да, — улыбается еще шире, чем обычно, — такая у нас тяжелая работа.

— Вообще сложно заставить себя тренироваться каждый день?

— А каждый день и не приходится. Раза три-четыре в неделю. Тут уже все зависит от состояния моего. Когда человек достигает определенного уровня в спортивной карьере, он уже чувствует сигналы своего организма. Импульсы такие... И понимает — надо ему сегодня заниматься или не надо.

— Отец тебя жестко воспитывал?

— Честно сказать, я с определенного возраста полностью предоставлен сам себе. Да, отец консультировал, конечно, подсказывал, помогал. Но мы с ним немножко разные во взглядах на стрельбу. Он смотрит и оценивает как бы из того времени, когда сам выступал. А я — по-другому.

— Эдакий конфликт отцов и детей?

— Просто он считает по-своему, я — по-своему.

— Ты упрямый, я знаю. Что надо сделать, чтобы тебя переубедить?

— Согласиться со мной...

— Охотиться, знаю, любишь?

— Не то слово! На кого? На все, что бегает и летает.

— Самые дорогие трофеи олимпийского чемпиона?

— Лоси, кабаны...

— День рождения у тебя 7 августа был. Здесь отмечал?

— Да, здесь уже. Как? Скромно. С ребятами, с товарищами по команде.

— И с женой, наверное, — она ведь тоже на Олимпиаде выступает?..

— Нет, она прилетела только 12-го...

— Стрелкам-то не возбраняется это дело — выпить чуть-чуть?

— Банально, но все хорошо в меру. Человек должен отдавать себе отчет в последствиях. И понимать — чего хочет добиться. Если полностью уповает на Господа Бога — это, считаю, неправильно.

— И все же: что у вас с режимом?

— Алкоголь не способствует хорошим выступлениям. Что касается лишней физической нагрузки — она тоже не нужна. Еда? Да ничего особенного.

“К ЖЕНЕ ХОЖУ В ГОСТИ”

— Деньги в стрельбу пошли только в последнее время — с приходом на пост президента Стрелкового союза России Владимира Лисина. А на что, если не секрет, жил раньше?

— Есть друзья-знакомые и определенные наработки. Старался крутиться сам.

— Бизнесом то есть занимался?

— Да. Но каким — не стану расшифровывать.

— Стрелки пользуются вниманием криминальных структур?

— Нет, это какой-то миф, по-моему. Никто не пользуется...

— Скажи, то, что жена тоже здесь, помогает или мешает?

— Помогает, конечно, — чисто психологически. Родной человек все же рядом. На Олимпиаде мы ходим друг к другу в гости, так как она выступает за Белоруссию. Родилась она там. Но живем мы в Москве.

— Давно познакомились?

— Перед Олимпиадой в Сиднее. А 10 месяцев назад родилась дочка Анастасия — сейчас она с дедушкой и бабушкой осталась.

— Ты сразу почувствовал себя отцом?

— Нет. Сейчас только начинаю, наверное. Это приходит со временем...

— По себе знаю...

— Да, проходит время — и ты вдруг понимаешь: да это же твое, это ты сделал, елки-палки! Наверное, именно в этот момент и взрослеешь.



    Партнеры