Бревно с Путиным не носил

18 августа 2004 в 00:00, просмотров: 451

Говорят, когда год назад кресло прокурора Московской области занял Иван Сыдорук, работавший до этого в Санкт-Петербурге, подмосковные чиновники напряглись: “Питерского прислали неспроста!” С тех пор, впрочем, у обитателей Старой площади была возможность расслабиться: громких посадок в их рядах так и не состоялось. Больше того, новый прокурор держался незаметно. Даже ни одного развернутого интервью за все это время не дал, хотя интерес к “питерскому” газетчики проявляли нешуточный. Наконец информационную блокаду удалось прорвать “МК”. Случилось это весьма кстати: в разгорающемся коттеджном скандале, о котором сейчас все только и говорят, областная прокуратура играет не последнюю роль.


— Иван Иванович, за год вы не дали ни одного интервью. Почему?

— В Московской областной прокуратуре просто не было пресс-секретаря. Хотя в других прокуратурах есть целые отделы. Я обратился к Владимиру Васильевичу Устинову, и он месяц назад ввел своим приказом должность старшего помощника прокурора по связям с общественностью. Думаю, теперь ситуация изменится. Мой помощник в числе прочих обязанностей будет отслеживать все публикации, появляющиеся в газетах. Ведь СМИ часто сообщают о нарушениях закона.

— А до сих пор, когда журналист в конце статьи приписывал: “Прошу считать публикацию официальным обращением в прокуратуру”, — этого никто не читал, получается?

— Нет, такие вещи мы как раз отслеживали. А вот контакты с журналистами были недостаточные.

— Давайте сразу и перейдем к ним, к контактам. Сейчас со страниц газет не сходит тема сноса незаконно построенных коттеджей. Это чья-то пиар-кампания или что?

— Я думаю, это не пиар. Просто в последнее время правоохранительные органы начали заниматься этим более активно. Сегодня в Мытищинском районе в стадии исполнения находится 12 решений суда, вынесенных по иску прокурора о сносе самовольных строений в зоне санитарной охраны Клязьминского водохранилища. В районе деревни Пестово четыре человека уже сами исполнили решения суда…

— Снесли свои дома?

— Да. Добровольно. Им предложили, и они сами исполнили. В стадии рассмотрения 5 исков прокурора в Красногорском районе о сносе самовольных строений в районе деревни Александровка. 10 исков заявлено Истринским прокурором о сносе коттеджей в поселке “Балтия”. Там фирма “Гудвин-3” незаконно захватила участок земли и построила коттеджи. За это директор Умеров был привлечен к уголовной ответственности еще в 2001 году. Но, отделавшись штрафом, он позже снова захватил землю и построил новые коттеджи. Сегодня в Истринский городской суд вновь направлено уголовное дело по обвинению Умерова. Думаю, наказание будет строже. А если бы после первого суда он собственноручно попилил сосны в местах не столь отдаленных, второй раз вряд ли стал бы наступать на те же грабли.

— Наказание жулика — это одно, а дела о сносе коттеджей будут идти своим чередом?

— Да, это разные вещи: гражданские и уголовные правоотношения.

— Неужели дома Лозы и Швыдкого и вправду снесут?

— Если дом построен без соответствующего землеотвода, без согласований, без разрешения на строительство, то, конечно, снесут. Но только по решению суда. Правда, в законе есть положение о том, что право собственности на самовольную постройку может быть признано судом.

Справка “МК”. Иван Иванович Сыдорук родился в 1950 году на Украине. Служил в армии. Затем в Ленинграде получил высшее юридическое образование. В органах прокуратуры работает с 1981 года. С прокурора отдела горпрокуратуры дорос до прокурора Санкт-Петербурга. Эту должность занимал пять лет — с 1998 по 2003 г. 4 сентября прошлого года назначен прокурором Московской области. Доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ.



— В прокуратуре имеются списки граждан, чьим загородным домам грозит снос?

— Никаких списков нет. Мы работаем по конкретным фактам. Все, что сотрудники Минприроды предоставят нам, мы проверим и дадим правовую оценку. Кстати, они и сами могут обращаться в суд.

— А если есть решение суда о сносе, оно обязательно будет исполнено?

— Должно быть исполнено. Задача прокуратуры — заявить иск. Когда вступает в силу решение суда, действуют другие федеральные законы — об исполнительном производстве и о судебных приставах. Контроль за судебными приставами мы не осуществляем. Вмешиваемся только в том случае, если судебный пристав допустил нарушение закона.

Если владельцу предложили снести, но он отказался, тогда судебные приставы привлекают рабочую силу и технику и сносят за счет владельцев. Так положено по закону. На практике эта процедура довольно длительная. Судебные процессы длятся годами, так как и ответчику, и истцу предоставлено право обжаловать любое решение.

— Каковы масштабы земельных нарушений в Московской области?

— В первом полугодии выявлено 1177 нарушений земельного законодательства. В связи с чем принесено 403 протеста, внесено 81 представление, направлено в суд 110 исков, по постановлению прокурора возбуждено два уголовных дела и 11 производств об административных правонарушениях.

— Во всем этом беспределе не последнюю роль играют местные власти. Какая ответственность ждет чиновников?

— Мы работаем и в этом направлении. В мае возбудили уголовное дело в отношении председателя Комитета по земельным ресурсам Чеховского района Кононова по факту выдачи подложных свидетельств о праве собственности на землю. Также прокуратурой области расследуется два уголовных дела по Одинцову и Красногорску. Фамилии называть не могу, потому что пока идет предварительное расследование. Но обещаю — дела будут громкими.

— Еще один громкий скандал — распродажа земель в охранной зоне музея-усадьбы “Архангельское”. Материалы были переданы в областную прокуратуру. К каким выводам она пришла?

— Ситуация такая: Истринским лесхозом в феврале были заключены договоры на аренду участков общей площадью 46 га. Они расположены на территории Опалиховского лесопарка спецлесхоза “Красногорский”. Все это — в охранной зоне памятника истории и культуры “Усадьба Архангельское”. Эту землю не имели права отдавать в аренду. Мы возбудили уголовное дело в отношении директора Истринского лесхоза Сарафанова. Кроме того, направлено 3 исковых заявления в арбитражный суд о признании договоров аренды недействительными. Пока иски не рассмотрены.

— Тем временем похожий сценарий разворачивается в другом подмосковном музее-усадьбе — “Мураново”.

— По этим фактам ведется проверка.



* * *

— Из ГУВД Москвы то и дело приходят известия о разоблачении “оборотней в погонах”. А в Подмосковье — тишь, гладь да божья благодать…

— Кто вам сказал? Органами прокуратуры в первом полугодии возбуждено 52 уголовных дела в отношении работников милиции. В суд направлено 39 из них. Преступления совершаются самые разные: то инспектор ДПС взял деньги с водителя, то сотрудник милиции пытается освободить подозреваемого от уголовной ответственности, то, наоборот, — привлечь незаконно, то кого-то милиционеры задержали и избили.

— Но все это относится к сотрудникам, так сказать, низового звена.

— Несколько более серьезных дел расследуется непосредственно областной прокуратурой. Например, в июле в суд передано уголовное дело в отношении старшего следователя следственного управления при Можайском ОВД капитана юстиции Елова и майора Козлова. Они пытались по подложным документам выдать неизвестным лицам “Мерседес”, угнанный в Германии.

Предъявлено обвинение начальнику управления милиции по борьбе с преступлениями в сфере предпринимательского рынка и исполнения административного законодательства Иванкову и инспектору этого же управления капитану Чернову. Они приезжали на склады и запросто забирали продукцию, объясняя тем, что она якобы бесхозная.

Возбуждено уголовное дело в отношении полковника, одного из начальников РУБОПа. Еще — в отношении начальника криминальной милиции УВД Пушкинского района. Так что “оборотней”, как вы выразились, мы ловим. Другое дело, что не освещали до сих пор этого в прессе.

— Некоторое время назад наш президент объявил в стране “диктатуру закона”. Что с ней сейчас?

— Мое мнение: порядка стало больше. Плох закон или хорош, но он должен соблюдаться. А раньше было так: в законе написано одно, по жизни делается другое. Или возьмите двойные стандарты — для одного закон применяется, для другого... Сегодня этого нет. Такова моя точка зрения.

— Но преступность тем не менее растет.

— Это же напрямую не зависит от президента, правительства или генпрокурора. К тому же сегодня задача номер один — чтобы все преступления регистрировались. В России сейчас раскрываемость — более 50%, а если посмотреть на США, там 20—30%. Кстати, в Подмосковье в прошлом году раскрываемость убийств была 62%, в этом — уже 76%.

— Есть ли какие-то новости по убийствам глав муниципалитетов? Преступники найдены?

— За последние годы в области убиты четыре руководителя: глава г. Жуковского Мосолов погиб в 1996 году, глава г. Дедовска Кудинов — в 1999-м, глава Озерского района Сащихин — в 2002-м и глава г. Троицка Найденов — в 2003-м. Эти преступления не раскрыты. Следствие по ним приостановлено, но оперативные мероприятия проводятся.



* * *

— Когда 11 месяцев назад генпрокурор Устинов назначал вас на должность прокурора Московской области, на какие проблемы он вас нацеливал?

— Напутствие, если можно так выразиться, было таким: на первом месте — защита конституционных прав граждан, все решения принимать только по закону, не лезть в политику. Еще он сказал, что область непростая. Если в Санкт-Петербурге население 4,5 миллиона, то здесь — 6,5. Плюс полтора миллиона мигрантов, плюс треть москвичей проживает на территории области.

— Но не все же определяется численностью населения? Вон Петербург называют криминальной столицей…

— Кто называет?

— Пресса.

— Так нельзя говорить. Возьмем статистику по убийствам. Этот вид преступлений, в отличие от других, как правило, редко скрывается от регистрации. Так вот, за 6 месяцев этого года в Московской области зарегистрировано 824 убийства, в Москве — 622, в Санкт-Петербурге — 461.

— Выходит, криминальная столица — Подмосковье?..

— Так тоже сказать не могу. Нужно рассуждать по-другому. Ведь чем больше населенный пункт, тем больше совершается правонарушений. В райцентре преступлений больше, чем в селе из 10 домов. В областном центре — больше, чем в районном. На 10 тысяч жителей Московской области было совершено 71 преступление. По Центральному федеральному округу этот показатель — 91 преступление, а по Москве — 128. Хотя по количеству убийств мы, к сожалению, лидируем.

— А какова динамика?

— В первом полугодии этого года на территории области было зарегистрировано 45 956 преступлений. Это на 3,3% больше, чем в прошлом году. В Москве за тот же период — рост на 6,7%, в ЦФО — на 1,2%. У нас рост убийств на 17%, похищений людей — на 15%, разбойных нападений — на 17%. Также отмечается рост по грабежам, вымогательству, мошенничеству...

— Вы наверняка анализировали причины этого роста.

— Наукой подсчитано, что на рост преступности влияет около 400 различных факторов. На первом месте — вопросы профилактики. К сожалению, она сегодня провалена. Что мы, не знаем, как бороться с преступлениями, совершаемыми в общественных местах? Или лицами в состоянии алкогольного опьянения? Эти преступления можно предотвращать, разработано много специальных методик. Это субъективные причины. Но есть и объективные, которые от правоохранительных органов не зависят. 54% лиц, совершивших преступления в Подмосковье, не имели постоянного источника дохода. Социально-экономическая ситуация в районе оказывает соответствующее влияние на криминогенную обстановку.

— Если зайти в любое отделение милиции, вам скажут: у нас вместо 10 участковых — два. И из угрозыска люди бегут, потому что работа — день и ночь, а зарплата — 5 тысяч.

— Зарплата сегодня оставляет желать лучшего. И не только у работников милиции. Примерно такая же зарплата и в ФСБ, и в армии. Чуть лучше с этим, пожалуй, у работников прокуратуры. Тем не менее нельзя объяснять свои недоработки только низкой зарплатой... Пожалуйста, если не устраивает зарплата, иди туда, где сможешь получать больше. Никто никого не держит.

— Что вы считаете своим главным достижением за год работы в Подмосковье?

— Это не мои личные достижения, а заслуга всего коллектива. Год назад раскрываемость убийств в области была на 20% ниже, чем в целом по России. Сейчас в России — 80%, у нас — 76%. Мы активизировали работу по соблюдению природоохранного и земельного законодательства. Усилили надзор за регистрационной дисциплиной органов внутренних дел: выявлено и поставлено на учет 1472 сокрытых преступления, 839 работников милиции привлечены к дисциплинарной ответственности, возбуждено 9 уголовных дел за сокрытие. Но, несмотря на определенные положительные результаты, генпрокурор на полугодовой коллегии критиковал меня за упущения в работе.

— За какие именно?

— Я не выехал во все районы области. Побывал в тридцати трех, а их больше шестидесяти. Буду наверстывать.

— Последний вопрос. Иван Иванович, по формальным признакам вас можно причислить к так называемой “питерской команде”. Вы пересекались с Путиным в Петербурге?

— Я хотел бы оставить этот вопрос без комментариев. А то у нас в последнее время слишком много развелось питерских друзей президента — как в той истории про бревно, которое вместе с Лениным носило на субботнике полстраны. Скажу только, что ни в школе, ни в институте с Владимиром Владимировичем я не учился.






Партнеры