На недельку, до второго, приземляюсь я в Козлово

18 августа 2004 в 00:00, просмотров: 189

Я люблю ходить в гости к заслуженной артистке России Марине Яковлевой. Потому что каждый такой поход сопровождают корыстные интересы. Ни одна наша актриса не умеет печь такие сногсшибательные пирожки! Вот и сегодня в центре стола расположился румяный пирог с черной смородиной.


— Фирменный с грибами я не успела, зато варенье уже нового урожая, — Марина плавно перемещает по столу вазочки и тарелочки.

В последний раз мы вот так сидели после того, как она только что встала на ноги после страшной аварии под Владикавказом. На серпантине ей в лоб выскочила другая машина. Марина получила настолько серьезные травмы, что врачи сомневались, сможет ли она вообще ходить. Но она не только полностью восстановилась, но и снова села за руль. На вопрос, не страшно ли водить машину после такой чудовищной катастрофы, Марина только плечами пожала:

— Интересно, а как я еще попаду на дачу под Рузой? С детьми, мамой и всем барахлом, которое надо таскать с собой?..

— И часто приходится таскать?

— Хотелось бы чаще, но не всегда получается. Сейчас восемь дней провела на фазенде, на выходные опять выбираюсь. Недавно на Кипре с детьми отдыхала, и такого ощущения — господи, как хорошо! — не было. А в Козлово приезжаю и — господи, как хорошо!

Единственный минус — комары. Все остальное — в плюсе. Меня тянет к земле. Наверное, это потребность “заземлиться”.

Вишневый сад

Деревня с прозаическим названием Козлово, в которой 10 лет назад от Союза кинематографистов Яковлева получила дачу, — это окрестности Рузы в 76 километров от Москвы. Далековато. Район, в котором деятелям искусств выделили участки, раньше называли Директорским. Марина толком не знает, что это означает, но негласное название изначально успокаивало, потому что плохое место Директорским не назовут.

— Здесь много всяких диких зверей и охотников. Воздух настолько хрустальный, что голова болит! Недавно пошли с мамой за грибами и увидели лисицу. Кстати, люблю собирать грибы, это меня успокаивает. А один раз видели мертвую чернобурку, подстрелил кто-то. Откуда она взялась, непонятно. Недавно к нам на дачу ежик пришел. Сначала от нас шарахался, но стоило с ним ласково поговорить, и он начал нас посещать регулярно. Спит там, где обычно стоит моя машина.

Участок этот я начала обживать с нуля. Все прелести подведения водопровода, электричества и т.д. я знаю не понаслышке. Десять лет назад здесь была форменная глушь, кишащая ворами, которые тащили все, что плохо лежало. Целину поднимала собственными руками, все перекапывала, переделывала… Сейчас меня под расстрелом не заставишь этим всем заниматься! А тогда энтузиазм был. Хотелось, как Павка Корчагин, спину сорвать, но построить.

Я обложилась литературой и вычитала, что наши предки на новом месте сперва возводили баню и жили в ней во время строительства дома. Ну, и я — как в старину на Руси — сначала построила баню. Но потом — то работа, то квартира, то одно, то другое… Короче, до дома дело у меня так и не дошло. В результате баня сделалась дачей, она разрослась вширь, появился второй этаж. Сейчас мне кажется, что в таком виде баня-дача вполне оправдывает свое летнее существование. Хотя, может быть, я созрею до нормального дома.

Вообще-то с этим строительством я все время попадала в забавные ситуации. Например, мне ужасно хотелось бутовый фундамент! В 1993 году, как ты помнишь, в магазинах стройматериалов не было ни-че-го. А в окрестностях нашего поселка камней хватало, причем абсолютно бесплатно. И вот я, как каторжная, таскала эти булыжники к себе на участок. Собирала повсюду, в карьер лазила, из земли выколупывала. Народ меня узнавал: “Вон артистка опять какую-то глыбину поволокла”… В конце концов у меня образовалась целая куча замечательных булыжников. Я сказала строителям, которые мне ставили сруб, что эти камни хочу видеть фундаментом, чтобы он был бутовым и чтобы они красиво так выступали. Те головами покивали — мол, сделаем. Приезжаю через какое-то время, и со мною инфаркт. Фундамент обычный серый, цементом оштукатуренный. Смотрю — камней нет, я — к строителям: “Где?!” Они честно так удивились — что значит “где”? В фундаменте, куда велела, туда и положили. Они замешали мои камушки в бетон для крепости, и на этом моя мечта о бутовом фундаменте померла. Зачем, идиотка, надрывалась?!

Как я закладывала вишневый сад, тоже отдельная история. Старые красивые березы я решила оставить как зону для отдыха, сбоку поставить дом, а с другой стороны разбить вишневый сад. Местность там болотистая, а я вычитала, что если корни доходят до воды, они загнивают, и дерево гибнет. “Значит, надо сажать на насыпных горках!” — рассудила я. Дерна полно, потому что я хотела строить бассейн. (Естественно, ничего не построила — несколько кубометров плитки до сих пор лежит в гараже). В проливной дождь я носила дерн и складывала в пригорки. Соседи в очередной раз с любопытством за моими манипуляциями наблюдали — артистка опять чего-то таскает!

Вскоре мой участок заполонили странные холмики. Купила саженцы. Тогда машины у меня еще не было, я ездила в Козлово автобусом. Соответственно, саженцы повезла на общественном транспорте. На сиденье напротив сидит местная тетенька и внимательно так мою покупку разглядывает. Надо заметить, что деревня Козлово очень старая. И вот эта женщина мне говорит: “Марина, ты вишни везешь? Ой, мне мама еще говорила, чтобы я их не сажала. В Козлове они не растут с XYI века!”

Слава богу, что я не сильна в агрономии и только пару саженцев купила в питомнике, а остальные — у частников. Конечно, они меня обманули: вместо вишен подсунули сливы. А сливы как раз в Козлове и растут!

— Цветы, судя по их количеству, — любовь особенная.

— Они у меня в основном луковичные. Мне нравится, когда разноцветье. Кстати, советую сажать разные сорта и виды, потому что одни выживают, а другие нет. Поэтому ирисов у меня семь сортов, несколько сортов примул, нарциссов, пионов. Лилии что-то зачахли — наверное, из-за мышей. В этом году просто нашествие! А в нашей березовой “зоне отдыха” растут грибы. В прошлом году мама набрала там несколько ведер.

— Вешенок, что ли?

— Нет, белых, подберезовиков, подосиновиков.

— Дачные кражи — всеобщее бедствие или к артистам воришки специально лазают?

— Один раз у меня украли вагонку. Во второй — чеснок, что особенно расстроило мою маму. Она привезла огромные головки чеснока и хотела его под зиму сажать. С тех пор она хорошие семена на даче не оставляет. Так что, если кто к нам полезет, заранее предупреждаю: на даче ничего нет! И еще — наша дача застрахована!



Баба с возу

В кино ей постоянно доставались странные роли: или царевны, или училки. И только в последнее время Марина отошла от привычного образа. В картине Александра Стриженова “Упасть вверх” она сыграла редкую гадину. Причем так, что все в один голос сказали: “Стерва удалась!” Помимо основной линии женского кризиса через картину проходит тема пресловутой женской дружбы. Признаться, смотрела фильм с огромным любопытством, потому что в жизни Марине именно от таких ушлых подружек по-крупному доставалось. Ну а теперь довелось наконец-то сыграть.

— Когда Саша мне предложил роль, я не хотела за нее браться. Не могла оправдать свою героиню. Все думала: как же так, она приходит, дружит, разговаривает, как мы с тобою сейчас, — и врет! Я считаю, дружить — это желать подруге добра, так же, как себе самой.

Для меня, например, абсолютно неприемлемо посмотреть на мужа подруги как на мужчину. Скажу больше: даже если это ее бывший муж. Прямо табу какое-то! А может быть, женская солидарность. Я многое пережила в свое время и думаю, что подло пользоваться ситуацией, если ты вхожа в дом, знаешь все ее тайны, все болевые точки. Безнравственно. Нехорошо.

Я сидела над ролью, абсолютно не понимая, с какими глазами буду произносить свои реплики. Саша меня успокаивал: “Сначала ты его любила, а она его у тебя отняла. Вот — оправдание!”

— Честно говоря, смотрела фильм и думала о твоей истории. Андрей Ростоцкий (первый муж Марины. — Авт.) ушел к соседке, которая ловко забегала “на минутку” то за спичками, то за солью. Второй твой брак рухнул тоже не без предательства. Так нужны ли они, подружки?..

— Моя свекровь, мама Андрея, всегда говорила: “Никаких подруг!” Я запомнила эту фразу. Тем не менее приятельниц у меня много. И подруги тоже есть. Наверное, с кем-то можно говорить по душам. Но в этом случае хорошо, когда люди из разных сфер или разные по возрасту. Тогда нечего будет делить. У меня рука очень легкая. И я, если человека люблю, начинаю его “вести”. Энергия появляется… Этому человеку начинает очень везти, все удается и все сбывается. Но в итоге часто выходило так, что, получив желаемое, люди начинали совершать мелкие пакости или же предавать. Я всегда душевно тратилась на подруг. Я, если рассчитана на 360 вольт, то на 220 работать не могу, поэтому я и привязываюсь, и люблю. Чего делать, видимо, не надо...



Раздевалка с огоньком

Эту историю в актерских кругах пересказывают как байку, хотя в ней все правда. Будучи студенткой, Яковлева снималась в фильме “Сцены из семейной жизни”. Однажды в финале съемочного дня в лифте хорошенькую студентку попытался поцеловать один популярный актер. Марина его за это слегка оттолкнула. А поскольку была девушкой спортивной, здоровой и сильной, “звездный” партнер улетел далеко. Метра на три…

— Я была скромницей с крепкой сибирской закваской и маминым-бабушкиным воспитанием. В двойственных ситуациях я всегда думала: “А что я скажу маме?” Надо мною весь курс ржал. Дурацкое воспитание! Я пыталась себя изменить, но... В студенческом общежитии я жить не смогла. Мне было дико: как это — кто-то у кого-то на ночь остается? Знаешь, как называли гитисовскую общагу? Трифоновская, 45 Бэ.

Я действительно была диковатой и реакции выдавала порой самые непредсказуемые. В “Сценах из семейной жизни” роль моего отца играл замечательный Анатолий Ромашин. Как-то я переодевалась, а он идет мимо. Просто идет. Однако я так завопила, что Анатолий Владимирович меня отчитал: “Что ты орешь? Я чуть инфаркт не заработал! Надо же, с таким характером в актрисы пошла!” Ромашин был потрясающим партнером, но пошутить любил — надо мной, в частности. Однажды репетируем серьезную сцену, вдруг Анатолий Владимирович под столом хватает меня за коленку. Я от неожиданности покраснела как помидор и дико расхохоталась. Режиссер в недоумении, но Ромашина я не заложила. Кстати, он играл моего отца в трех фильмах. Прекрасный человек, светлая ему память.

— Об “Упасть вверх”: в сцене в стрип-клубе заметно, что ты не в своей тарелке. Наверное, Стриженов тебя на аркане туда затянул?

— На съемках этого фильма я впервые попала на мужской стриптиз. Чувствовала себя крайне неловко — не понимала, зачем туда вообще ходят. От недостатка мужского внимания я никогда не страдала, чего я не видела из того, что в стрип-барах показывают? Да чтобы еще и деньги за это платить?!

Со стриптизом, кстати, смешная история связана. Однажды Стриженов и Гинзбург меня разыграли. Как раз снимали стриптиз в одном ночном клубе. Я была очень простуженной, поэтому села себе в уголок с термосом, таблетками и носовым платком. Тут Саша мне говорит: “Иди в комнату, там тебе будет спокойнее”. Пошла. Сижу на диванчике, учу роль — стук в дверь. Входит улыбающийся молодой человек, одетый только в набедренную повязку. Я не очень-то и удивилась, подумала: работает здесь, наверное, автограф пришел попросить. Но он автограф не спрашивает, а начинает пританцовывать. Подумала: “Наверное, идиот”. А уж после того, как он попытался потанцевать со мной, я завопила во все горло: “Не трогай меня!” И вдруг за дверями — дикое ржание. Стриженов с Гинзбургом, оказывается, мальчику заплатили, чтобы он со мной поработал. Ведь комната, в которую Саша меня отправил, была комнатой для приватных танцев!

После премьеры “Упасть вверх” в том клубе мы устроили вечеринку. Стриптизеры нам показали программу. Крепкие красивые мужики в рабочих комбинезонах, с гаечными ключами, терли мочалками свои очень красивые тела… В этом было какое-то здоровье и красота. Так что делаю заявление: я была не права. Хотя посещать стрип-клубы я все равно не буду.



Мужчина для камина

Чем обычно заканчивается девичник на даче, когда обсуждение цветочков, подружек и работы уже пройденный этап? Правильно, разговорами о мужчинах. Марина была замужем дважды — за Андреем Ростоцким и еще одним популярным актером. Оба брака показали, что два актера в семье — это многовато, а жизнь — очень серьезное испытание.

— Как дела на любовном фронте?

— Для меня мужчины все равно что инопланетяне. Я не знаю, как себя с ними вести. В этом году все вообще с ума посходили — разводятся. Мы стали неправильно жить. Оттого, что все дозволено, что ли? В последнее время я часто задумываюсь: есть ли они, нормальные семьи? Почему нельзя жить, друг друга не обманывая?

Был период, когда я ждала любовь. И вот, представь, появляется “мужчина твоей мечты”, начинаются отношения, тебе уже кажется — это любовь, а потом выясняется: он просто хотел потусоваться с известной актрисой… По большому счету, ему все равно — с какой.

— Лолита Милявская по этому поводу выдала афоризм. Она как-то увидела своего приятеля с другой певицей, лет на десять постарше. “На день рождения я подарю тебе, милый, лопату. Я знаю, где похоронена Клавдия Шульженко, это твой следующий этап!” — сказала Лола.

— Смешно!

А насчет любовных фронтов я поняла, что ничего ждать не надо — любовь либо есть, либо нет. Мне даже нравится мое теперешнее состояние. Спокойное и по-своему замечательное. Я сильная. Я всю жизнь кого-то тащила, тянула, помогала, а в ответ получала измены. Душу мою выжигали, как траву весной. Зачем мне все это? Сейчас я пребываю в ровном гармоничном состоянии, которое очень боюсь разрушить. Никому не вру, занимаюсь любимым делом и прекрасно себя чувствую.

— Надо было выходить замуж не за актеров, а за режиссеров! И работа, и семья в одном флаконе. Многие прекрасно устраиваются.

— Не хочу, чтобы кто-то подумал, что свои рассуждения о морали я навязываю как догму. Пусть каждый живет, как считает нужным. Я приехала в Москву с целью развеять миф о том, что у актрисы обязательно должен быть роман с режиссером. (Смеется). Результат таков: за 80 с лишним картин — ни одного романа! К счастью или, наоборот, к сожалению — уже не знаю. Для меня всегда важно было любить. Обоих своих мужей я любила. “Пользоваться” кем-то из корыстных побуждений я не могу — претит.

— У тебя сыновья в таком возрасте, что совсем скоро должны привести невест. А если девочки будут с периферии?

— Да ради бога! Лишь бы были хорошие. Никого гнобить и ревновать я не буду, это точно. И “руководить процессом” не буду. Я слишком хорошо помню, что такое свекровь. А периферия — это ничего страшного. Есть в провинции девочки умные, тонкие, интересные. А научиться правильно держать вилку с ножом — дело наживное.






Партнеры