Старушку загнали в долгий ящик

19 августа 2004 в 00:00, просмотров: 252

Эта история, о которой “МК” писал в ноябре прошлого года, воспринималась бы как скверный анекдот, если бы не была столь страшной. Пенсионерка, ветеран войны и труда Мария Кравченко приехала в Москву из Сочи, чтобы полечиться в 1-й Градской больнице от ревматизма. И прямо на территории больницы ее сбила карета “скорой помощи”. Мария Федоровна оказалась на больничной койке в 1-й Градской. Но уже с переломом шейки бедра. И вот Кравченко снова лежит в больнице. Виной тому — все те же ноябрьские события.

Осенью прокуратура начала проверку по факту наезда. Ее результатов Мария Федоровна дожидалась уже в родном городе. А результаты были, мягко говоря, странными. Нашелся некий свидетель происшествия, показавший, что Мария Федоровна спокойно шла, вдруг упала неподалеку от машины “скорой”, а та уже и доставила пострадавшую в приемный покой. Мало того, куда-то исчез и виновник ДТП водитель Усачев. Мария Федоровна так и не смогла получить внятного ответа на вопрос о том, какова его степень виновности.

Не удалось получить ни одного официального ответа из прокуратуры. Общение сводилось к телефонным переговорам с секретариатом — каждый раз ее отказывались соединить со следователем, ведущим дело. От постоянной нагрузки на руки от костылей, от переживаний у Марии Федоровны отказала правая рука. И опять поехала пенсионерка лечиться в 1-ю Градскую. Заодно доковыляла до прокуратуры ЦАО. А вот там ее огорошили — посоветовали судиться не с водителем, а с больницей. Машина принадлежала 1-й подстанции “Скорой”, расположенной на территории 1-й Градской больницы (странная логика. — Авт.). Срок прокурорской проверки истек 1 декабря, а значит, степень виновности водителя установлена не была. Можно подать в суд и так, но ведь сейчас-то считается, что виновата сама Кравченко. Наконец, ей выдали бумагу, в которой было сказано, что материалы проверки ДТП ГИБДД признаны недостаточными. Причем бумагу ей выдали только после того, как пенсионерка-инвалид лично пришла в прокуратуру. Ну а мудрый совет судиться с больницей Кравченко просто огорошил.

— Получается, мне надо подавать в суд на людей, которые мне фактически спасли жизнь? — удивляется пенсионерка. — Я до последней минуты буду благодарна врачу Евгении Шот. Евгения Александровна в этот мой приезд смогла мне восстановить деятельность руки, а я, значит, в суд на нее с иском?

И теперь Мария Кравченко в очередной раз просит нашу газету помочь — больше никто, кроме врачей, ей помочь не может. Или не хочет помогать. Во всяком случае, с нами в прокуратуре никто разговаривать не стал.




Партнеры