Готовность № 1

19 августа 2004 в 00:00, просмотров: 770

Зона ответственности Командования специального назначения (КСпН — так “по-военному” называется ПВО Москвы) — весь центральный регион, где проживает почти треть населения России: 3 автономные республики, 23 области, более 100 объектов особой важности. За смену дежурные КСпН сопровождают до 3000 целей, т.е. обеспечивают нашу с вами безопасность.

В канун 50-летнего юбилея ПВО Москвы командующий КСпН генерал-полковник Юрий СОЛОВЬЕВ ответил на вопросы “МК”:


— Юрий Васильевич, в истории ПВО Москвы бывало всякое: и отражение массированных налетов фашистской авиации, и посадка Руста на Красной площади. Сегодня, как показали нью-йоркские события 11 сентября, главные враги — это террористы. Есть ли у вас какой-то план действий в подобной ситуации?

— Есть, и он согласован со спецслужбами, так как террористами занимаются они. Наше предназначение — борьба с воздушным противником.

— Разве воздушные террористы — не противники?

— В нашей стране пока слишком несовершенны законы о терроризме. ПВО, к примеру, имеет право сбить захваченный самолет, который смертник направил на какой-то важный объект, только в том случае, если на его борту нет ни экипажа, ни пассажиров. А судно с пассажирами мы сбивать не можем. Хотя, уничтожив его, предотвратили бы трагедию гораздо большего масштаба.

— А если террористы захватят ваш военный самолет?

— Думаю, это исключено. У нас есть план “Капкан”, который предполагает множество вариантов защиты от подобных ситуаций. Есть и такие, которые не исключают, что боевую машину захватил кто-то из своих. Помните, в начале 90-х годов в подмосковной Кубинке был случай: пьяный техник самолета угнал “Ан-26”? Тогда в Подмосковье привели в боевую готовность все комплексы ПВО. Если бы он пошел на Москву, то его бы сбили.

За небо Москвы отвечаю я, и те, кому не положено в нем находиться, летать в московском небе не будут!

— А воздушным такси положено будет летать? У московского правительства есть такие планы. Как вы к ним относитесь?

— Воздушное такси — это, конечно, хорошо. Но допустим, у него отказал двигатель. Сесть где-то во дворе вертолет не сможет, значит, рухнет на автостраду или на многоэтажный дом? Кто за это ответит? Есть, конечно, горячие головы, которые утверждают, что все это ерунда: решим и будем летать. Пока за безопасность москвичей с воздуха отвечает КСпН, мы такого не допустим. Хотя сейчас в столице разрабатывается программа, по которой 160 самолетов и вертолетов планируется использовать в полетах над Москвой и Подмосковьем. Пока договорились, что разрешено это будет только вертолетам, и то в особых случаях: взрывы, наводнения, перевозка раненых…

— А если опасность москвичам будет грозить из космоса? Ваше специальное командование ведь и создавали как базу для воздушно-космической обороны. Правда, в последнее время об этом в Минобороны и не вспоминают. А сами-то вы помните?

— Да, и готовим боевые расчеты, которые стреляют по мишеням, летающим в стратосфере. Вот на днях на полигоне отстрелялись две наши дивизии по целям на высотах от 50 метров до 56 километров. Все они были уничтожены с эффективностью “единица”. Так что к Москве мы даже из космоса никого не подпустим.




Партнеры