Ничья?

20 августа 2004 в 00:00, просмотров: 562

27 июля Наталья Золоторева выглянула в окно и ахнула: в траве совершенно одна возилась крошка, на вид ей было чуть больше годика. Когда малышка поползла в сторону проезжей части, она выскочила из дома и закричала: “Чей ребенок?!” Но мамы рядом не было...

“МК” опубликовал историю девочки-найденыша 4 августа. После этого в редакции просто оборвали телефон. Звонят желающие удочерить девочку, помочь материально и просто сочувствующие. Но только не те, кто узнал в ней собственную дочь или внучку. Мы решили провести собственное расследование тайны найденыша.

Нашим первым шагом стали детские поликлиники. Ведь педиатры всегда помнят всех своих маленьких пациентов в лицо. Мы взяли дом в Конькове, около которого была найдена наша Маша, за центр и объехали все близлежащие поликлиники.

Врачи с пониманием брали фотографию, подолгу внимательно всматривались в личико и разочарованно отдавали обратно: не наша.

Наталья, которая нашла малышку и обратилась к нам за помощью, вместе с дочкой растиражировала наше фото и обклеила весь район объявлениями — но никто не откликнулся. Не вспомнили девочку ни всезнающие старушки, ни старшие по подъездам.

В ОВД “Коньково” нам рассказали, что за последний месяц в районе не было и убийств — мы боялись, что семью малышки убили, а ребенка просто выкинули на улицу.

Получается, в этот район ребенка подбросили специально? Кто-то запутывал следы? Но рядом нет ни вокзалов, ни автобусных станций — и потом, у полуторагодовалой малышки после долгого пути были бы на попе опрелости. Через дорогу от этого спального дворика находится детский дом — возможно, рассчитывали, что ребенка подберут и определят туда?

Несколько дней назад в редакцию позвонил Дмитрий С. — ему случайно попался в руки номер “МК” с фотографией. Дмитрий глянул и ахнул: “Моя дочь!” Он примчался в редакцию и привез с собой фотографии — на них была девочка, как две капли воды похожая на нашу. Дмитрий рассказал, что от него ушла гражданская жена и запретила ему видеть дочку. Даже угрожала милицией, если будет караулить у подъезда. Но ей сейчас всего 19 лет, и она находится под абсолютным влиянием своей мамы. А теща, которая, кстати, несколько раз лежала в психиатрической лечебнице, одно время хотела нанять девочке няньку, а родную дочь отправить жить в другой город.

— Я боюсь, что они способны на все! — волновался Дмитрий.

Вместе с Димой и его мамой мы отправились в Тушинскую детскую больницу, где до сих пор лежит девочка. Надеялись увидеть ее через окно.

— Мне бы только посмотреть, я сразу узнаю своего ребенка, — нервничал перед встречей Дима, — у нее на попке слева маленькая такая родинка.

Нам повезло. Наш найденыш гулял на территории больницы в сопровождении сестры Любы. Оказалось, что над ним взяли шефство сестры милосердия от храма Преображения Господня.

— Не моя! — выдохнул Дима.

* * *

В больнице нашего найденыша так и зовут — Маша, на это имя она откликалась охотней всего. Хотя в регистратуре она числится как “Неизвестная”. Взгляд тоскливый, серьезный... Но на доброе слово улыбается. В каждой руке по кусочку хлеба. Сестра Люба рассказала, что хлеб для Маши — самое главное, с ним она никогда не расстается. Наверно, девочка голодала. Подумав, Маша соглашается поменять хлебную корочку на пакетик сока, но через минуту уже мотает головой: давай, мол, обратно.

— Сладкое очень любит, — объяснила нам Машина наставница, — простую водичку не пьет.

— Это не папа? — грустно спросили мы найденыша. Мы ведь так надеялись...

На слово “папа” девочка активно реагирует — слово знакомое и вызывает положительные эмоции. Еще знаком шум автомобиля — не пугается.

Но у тех, кто видит девочку постоянно, есть серьезные опасения. Она совсем не говорит. Может, пережила сильный стресс, а может, и вовсе немая. Хотя в больнице ее и записали как годовалую, но ей на самом деле как минимум полтора. В таком возрасте при нормальном развитии дети уже понемногу разговаривают.

О найденыше заботятся всем миром, сестры милосердия покупают необходимые вещи, им помогают спонсоры, чужие мамы, узнав Машину историю, тоже кое-что приносят. Приезжают наши читатели и оставляют для найденыша передачи.

А вчера к маленькой Маше приехала старенькая бабулька — с другого конца Москвы. Привезла два персика.

— Вы уж отдайте ей, пожалуйста. — Она плакала, сжимая в руках газету, из которой узнала о малышке. — А то у меня сердце разрывается.

К нашей Маше не едет только мама. А она ее так ждет. Пожалуйста, посмотрите еще раз на фото. Может, именно вы знаете что-то о судьбе ребенка? Вспомните своих соседей, знакомых, группу в яслях, куда вы водите своего ребенка. Дети растут быстро. Пройдет еще немного времени, и малышку не узнает даже родная мать.


P.S. Мы ждем ваших звонков по телефону 781-47-29.

Навещать Машу, к сожалению, в больнице не разрешают. Но передачи принимают. Если кто-то хочет присоединиться к “МК” и чем-нибудь помочь найденышу и другим маленьким отказникам, можно подвезти в редакцию.



Партнеры