Новый сезон в Большом — пока без скандалов

20 августа 2004 в 00:00, просмотров: 654

Третьего сентября Большой театр открывает свой 229-й сезон. Каких-то громких скандалов и сенсаций в области балета пока не просматривается.

Но кое-какой перец в том, что здесь происходит, все же есть.


Главная скандалистка — АНАСТАСИЯ ВОЛОЧКОВА, с недавнего времени ставшая примой Краснодарского балета, возглавляемого Юрием Григоровичем, — в Большом поутихла. Ведущие партии ей не доверяют, в престижные зарубежные гастроли не берут. Хотя Григорович и утверждает, что сделает из нее суперстар, только на каких сценических подмостках эта стар будет танцевать? В Ковент-Гарден или Гранд-Опера ее пока не зовут. Остается один Краснодар.

Случилась в Большом и некая “рокировочка” по части того, кто есть балерина номер один. В ноябре театр провозгласил первой и единственной СВЕТЛАНУ ЗАХАРОВУ, которую переманил из Мариинки. В этом статусе Захарова продержалась недолго, где-то до весны. А уже перед гастролями в лондонском Ковент-Гардене театр вовсю стал раскручивать МАРИЮ АЛЕКСАНДРОВУ, объявив ее ведущей балетной звездой театра.

Что до гастролей Большого в Ковент-Гардене, их можно было бы назвать успешными, если бы не провал балета “Ромео и Джульетта” в постановке молдавского хореографа РАДУ ПОКЛИТАРУ. Лондонская критика категорически не приняла этот вымученный эксперимент, построенный на сплошных заимствованиях. “Кол” — вот та оценка, которую критики поставили спектаклю, и то только потому, что в нем танцевала Александрова, сумевшая вдохнуть в это мертворожденное дитя слабую жизнь, а так вообще был бы “ноль”.

Наступающий сезон — это, конечно, и новые постановки. Нельзя сказать, чтобы тут у театра было планов громадье, но кое-что ожидается.


Главная приманка сезона — один из лидеров мирового балетного театра, глава Гамбургского балета Джон Ноймайер. Хореограф яркий, элегантный, смелый. Чего стоит хотя бы одна из его последних постановок — балет “Смерть в Венеции”, посвященный гомосексуальной любви. Но для Большого театра подобные “голубые” откровения, естественно, чересчур, надо еще немножко подрасти. Поэтому мудрый Ноймайер воссоздает здесь свой давний балет “Сон в летнюю ночь” (1977 год) на музыку Мендельсона—Лигети. Балет красивый, а что самое важное — хорошо соотносится с балетными традициями Большого. Если Ноймайер лично поработает с артистами, а не перепоручит постановку своим ассистентам, то “Сон в летнюю ночь” станет не просто сном, а сном волшебным.


Отметится в наступающем сезоне и худрук балета Большого Алексей Ратманский. Он будет ставить балет Дмитрия Шостаковича “Болт”. У этого спектакля, как, впрочем, и у других балетов Шостаковича, печальная судьба. Балет, поставленный в 1931 году в Ленинграде, продержался в репертуаре всего два месяца. И больше не ставился никогда. Правда, на протяжении последних лет тридцати Юрий Григорович обещал вернуть спектакль к жизни, но дальше обещаний дело не шло. И вот теперь — самое пикантное: Мариинский театр объявил, что Юрий Григорович все же поставит балет Шостаковича в Мариинке. И, значит, появится сразу два “Болта”: один в Москве, другой в Петербурге.

Что касается самого балета, то он рассказывает о жизни советского завода и густо населен всевозможными персонажами: здесь и секретарь комсомольской ячейки, и бригадир ударной бригады, и директор завода, и хулиган Ленька с приятелями, а также масса других колоритных фигур: рабочие, пионеры, комсомольцы, красноармейцы, уборщицы, богомольцы… и даже некая Опара — сиделица в пивной. Есть над чем поработать хореографу с чувством юмора.

Алексей Ратманский, ранее с успехом поставивший “Светлый ручей” Шостаковича, по всей видимости, с “Болтом” вновь одержит победу, поскольку умеет соединять ретро с юмором и не очень озадачиваться сюжетным пафосом.


Завершится сезон премьерой одноактных балетов Леонида Мясина — “Треуголка” (музыка Мануэля де Фальи), “Предзнаменования” на музыку Пятой симфонии Чайковского и “Парижское веселье” (музыка Жака Оффенбаха). Интересно будет увидеть балеты того, кого разглядел в 1914 году в кордебалетной толпе Сергей Дягилев.

Вскоре после этого Мясин на некоторое время становится интимным другом Дягилева и хореографом его балетной антрепризы. Интересно еще и то, что балеты Мясина у нас в стране никогда не ставились. Но еще интереснее та трагическая история, которая траурным шлейфом тянется за постановкой “Треуголки”. Помогал ставить Мясину “Треуголку” испанский танцовщик Феликс. Этот неистовый андалузец потряс Дягилева и его окружение в 1917 году, когда они увидели его танцующим на одной из площадей Севильи. Дягилев пригласил Феликса к себе в антрепризу, чтобы танцовщик обучал испанским танцам Мясина, а также исполнил в “Треуголке” фарукку...

Премьера “Треуголки” состоялась в Лондоне в 1919 году По городу расклеили афиши, но на них значилось только имя Мясина. На Феликса это произвело такое впечатление, что, придя на премьеру, он лишился рассудка, выбежал из театра, вломился через окно в церковь на Трафальгарской площади и в алтаре стал танцевать свою фарукку… Свою жизнь Феликс закончил в сумасшедшем доме.

Помимо премьер ожидается и участие в отдельных спектаклях театра выдающихся артистов мирового балета. Так, в четырех балетах Большого должен выступить международная звезда Владимир Малахов.



    Партнеры