Тайна смерти укротителя

21 августа 2004 в 00:00, просмотров: 300

Ирина распахнула дверь в квартиру и закричала. Валерий висел на бельевой веревке, привязанной к водопроводной трубе. Рядом с ним валялся кусок афиши с прощальными словами, а на столе в тарелке стоял аккуратно накрошенный салат…

Во вторник, 17 августа, покончил с собой Валерий Запашный, дрессировщик из известной на весь мир русской цирковой династии. Валерия нашли повешенным в своей квартире в курской гостинице для артистов цирка. На полу лежала записка, адресованная жене Ирине: “Я ушел, люблю тебя и сына”. Нетрудно догадаться, что суицид был основной версией следователей. Но дочь Валерия от первого брака, Полина, уверена: отца удушили.

— Люди делают пиар на горе нашей семьи, — считает дочь погибшего дрессировщика. — Самое чудовищное, что виновником смерти отца называют его дядю, главу “Росгосцирка” Мстислава Запашного. Первый, кто оказал нам помощь, это Мстислав Михайлович. Мы совершенно ошарашены этими бесконечными репортажами. Честно говоря, мы в шоке. Сегодня мы едем в судмедэкспертизу, так как категорически не верим в случившееся. Он такой был человек, что просто не мог это сделать.

Как стало известно “МК”, настоящего обследования в Курске не проводилось. Тело привезли в Санкт-Петербург, на родину погибшего, чтобы кремировать. Но дочь обратилась в прокуратуру Санкт-Петербурга...

Тут много сомнений. У трупа не был вывален язык, белье было чистым, без обязательных в таких случаях выделений мочи и кала. В момент “повешения” Валерий сидел. Все это больше похоже на удушение, а не повешение. И еще немаловажная деталь: веревка на шее была завязана тремя простенькими узелками. А между тем Валерий Запашный был профессионалом, бывшим воздушным гимнастом, в обязанность которого входило “вязать концы” канатов, веревок, тросов. Если бы он решился покончить собой, он применил бы один из профессиональных узлов.

Валерий со своей второй женой (25-летней Ириной) и сынишкой Тимофеем обосновался в Курске с октября прошедшего года. Не выступал, только репетировал. У артистов это называется “вынужденный простой”. Вместе с отцом и мачехой жил и 33-летний Денис — сын Валерия от первого брака.

Все, кто видел Валерия в тот трагический вечер, единодушно утверждают, что он был спокоен и весел. Еще в семь часов играл с годовалым Тимофеем в песочнице. Папа и сын на глазах у мамы лепили вместе куличи и оба покатывались со смеху. Согласитесь, человек, принявший решение свести счеты с жизнью, не будет вести себя подобным образом...

Соседка со второго этажа видела, как Валерий взял пакет у жены, вернувшейся из магазина: “Я пошел, салат порежу, не задерживайтесь”. Через некоторое время Ирина с малышом тоже отправилась домой. Толкнула дверь — заперто. И на стук жены Валерий не откликнулся. Встревоженная женщина побежала к дежурной за запасным ключом…

На крики и рыдания Ирины прибежали соседи и старший сын Валерия Денис. Он обрезал веревку и осторожно положил отца на пол. Тот не дышал. Директор курского цирка Андрей Иофин, хирург по образованию, бросился делать Валерию массаж сердца. До приезда “скорой” у всех была надежда, что артист очнется. Но усилия, увы, оказались тщетными. Бессильными оказались и прибывшие на место трагедии врачи. Оживить Валерия уже никто не мог. Ему было всего 53 года, более 30 из них артист отработал в цирке.

Несмотря на все неясности и несостыковки, в прокуратуре Центрального округа Курска уверены: Валерий ушел из жизни сам. Здесь считают, что причины трагедии лежат на поверхности.

— Это работа и быт, — пояснил “МК” следователь прокуратуры Центрального округа Курска Владимир Горбачев, дежуривший в тот день. — Семья Валерия Запашного в последнее время испытывала серьезные материальные трудности. По словам его вдовы, иногда им не на что было даже купить молока для сына. Ведь артисты репетировали новый номер и не выступали. А когда все было практически готово, надежды Валерия разбила телеграмма из Москвы, что номер с медведями будет расформирован. Это было решение руководства компании “Росгосцирк” (ее возглавляет Мстислав Запашный, дядя Валерия. — Авт.).

У директора Курского государственного цирка Андрея Иофина свой взгляд на случившееся. По его словам, последние лет 15 Валерий практически не общался с Мстиславом. Быть может, Валерий надеялся, что дядя поможет ему с выгодными гастролями. Однако укротитель хищников не признавал родственных связей в работе. Три месяца назад экспертная комиссия “Росгосцирка” собиралась даже расформировать номер Валерия. Но в конце июня изменила решение: 17 сентября Валера должен был ехать с гастролями на Украину. К тому времени Валерий уже решил вообще уволиться из цирка. И все же версию о том, что на самоубийство дрессировщика толкнул конфликт с Мстиславом Запашным, Андрей Михайлович считает надуманной.

— Я знал Валеру 20 лет. Все причины были в нем самом, — поделился с “МК” Андрей Иофин. — К концу прошлого года у него “заматерели” медведи. И он встал перед выбором: либо менять медведей на молодняк и готовить их с нуля, либо найти другую работу. Он, собственно, ее нашел. Ему предложили работать у нас в Курске в частном зоопарке. В начале августа он написал заявление об уходе по собственному желанию. 13 августа получил телеграмму о том, что 18 августа надо приехать в отдел кадров. А 17 августа вечером накинул петлю на шею.

Мне Валера говорил, что все нормально. Но 30 лет, отданные цирку, думаю, не прошли даром. Полагаю, он просто не смог свыкнуться с мыслью, что никогда больше не выйдет на арену, не услышит аплодисментов зрителей, не почувствует запаха опилок. Как и все артисты, Валера был очень ранимым. У него наступил психологический надлом. Видимо, он просто представил себе, как будет жить без цирка, и не смог этого пережить…

В среду, 18 августа, в пять часов вечера курские цирковые артисты прощались с Валерием Запашным. Гроб с телом артиста стоял на манеже гастрольного шапито (местный цирк сгорел 8 лет назад). Его должны были везти в Питер, на родину Валерия. И похоронить рядом с отцом. Никто не скрывал слез. Валеру все любили за открытый веселый нрав и легкость в общении.

— Валера был мягкий, добрый, интеллигентный человек, — вспоминает Элеонора Левицкая, соседка по площадке, знавшая с детства практически всех Запашных. — Около двух недель назад он заглянул в окно: “Не дадите в долг сто рублей — ребенка кормить нечем”. Но он не имел права так уходить. Разве можно было забыть о жене и сынишке?

А в клетках мечутся и воют осиротевшие Валерины медведицы и спаниель. Андрею Иофину предложили отдать двух косолапых артисток в охотничье хозяйство: там на них будут натаскивать собак. Но директор сейчас ищет для них место в зоопарке, чтобы они смогли прожить там до старости.

Вопросы остаются без ответов. Если это было самоубийство — то почему? Если убийство — кому оно было выгодно?



Партнеры